Как я справилась с травлей в классе моего сына

|
Такое может случиться в любой школе: "крутые" одноклассники дразнят твоего ребенка, отнимают и прячут его вещи и публикуют обидные картинки в соцсетях, а учителя и родители обидчиков не хотят вмешиваться. Самый очевидный выход из ситуации - уйти в другую школу. Наталья Цымбаленко не стала забирать своего сына из класса, она привлекла администрацию школы и заставила их помочь решить ситуацию. Рассказом о ее опыте делится "Правмир".

Самое важное, что я поняла в этой ситуации – во многом это моя вина: я долго не вмешивалась, слушала классную руководительницу и родителей, что «дети сами должны разобраться». Забегая вперед – на конец января у нас в классе нет проблем с буллингом. Нет, потому, что в ситуацию вмешались родители. Ну, то есть я. Это анонс финалочки, а сейчас сам рассказ и своеобразная памятка для тех, чьи дети попадают в аналогичные ситуации.

Мой сын после младшей школы поступил в гимназию (на тот момент). Дети разные, кто-то активный, кто-то стеснительный – обычное дело. Быстро сформировался костяк класса, так называемых «крутых», которые, стали цепляться к «некрутым». Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу Лего и пластилин – «фу, некрутой». Это повод для насмешек, обязательств. Его стали обзывать, сын тушевался и не знал, что сказать в ответ . Он уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок – «некрутой». Но как я теперь (изучив множество литературы на тему буллинга) знаю, повод может быть абсолютно любой и даже убрав якобы причину травли, она не прекратится.

Какие есть способы решения конфликтных ситуаций в 11-12 лет? Он и несколько таких же мальчишек стали просить помощи у классного руководителя. Реакция? Классная в разговорах с родителями рассуждает на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам». Родители зачинщиков все как один кричат в родительском чате, что их дите «святое», на них наговаривают, а «ваши сами спровоцировали».

Я верю педагогу, не вмешиваюсь. НО – нанимаю сыну персонального тренера по фехтованию/мечевому и рукопашному бою. И, знаете ли – сработало в части убрать боязнь конфликтов. Драться Петр теперь не боится и может. От него понемногу отстали. А от остальных «некрутых» нет. И мало того осенью прошлого года его лучший друг, с которым он сдружился на теме «некрутости» попадает в ситуацию уже денежного развода со стороны «крутых» одноклассников.

До этого в анамнезе класса у остальных «некрутых» одноклассников уже были истории с отъемом вещей (учебники, портфели прятали – и вроде как это не разбой, а шутка); порчей вещей; подкладыванию бутылки с мочой в портфель; стягиванию штанов в раздевалке, фотографированию и выкладыванию в соцсети. Классная все также не видела проблем. Ну, максимум проводила беседы на тему «давайте жить дружно».

И тут нашего лучшего друга Мишу дважды «разводят на деньги» одноклассники, обещая купить тому вейп и не покупая его. Ведь если хочешь быть крутым – ты должен курить вейп! Маме Миши «святые дети» просто хамят и рассказывают, что ее сын «гидроцефал». Мама ученика, взявшего деньги говорит еще прекраснее: «Объясните мне как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». Ну, в общем ситуация великолепна. А тут еще один из одноклассников сына на своей странице вешает фотожабы на Петра, и веселясь на тему того, что сын стал «качаться».

И «Остапа понесло».

1. Я встретилась и списалась с родителями учеников, которых травили в классе.

Кто-то боялся вмешиваться в ситуацию, кто-то хотел просто перевести ребенка из школы. В итоге нас стало трое – три мамы, которые были готовы писать заявления и разбираться в ситуации с классом. Я собрала все факты, убрала эмоции, вспомнила старый добрый канцелярит и села писать заявление.

Факта, к которым я могла предъявить конкретные доказательства, осталось два:

1. Переписка участников истории с вейпом и аккаунт одноклассника, где было видно, что он состоит в группах, торгующих вейпами, и мало того сам их продает.

2. Фотожабы на Петю и скрины с аккаунта, где эти фотографии были размещены.

2. Попросила классную о встрече с директором школы и родителями учеников, травящих других учеников.

Классная впала в истерику, стала писать в родительском чате, что не справляется с руководством, отказывается от класса и т.д. Родители «святых детей» стали там же возмущаться уже в мой адрес и требовать линчевать, за то, что довела классную.

3. Встречу с директором не назначили.

Классная утверждала, что та очень занята, но позовет психолога и соцработника. Ок. Мы (три мамы и мой муж) пришли. С настроем, что это для проформы. Был отдельный треш. Родители кричали уже на меня, хватали у меня вещи со стола, переходили на личности. Леймотивом звучала миллион раз повторяющаяся фраза «Вы не докажете!».

Я отдала заявление соцработнику и сказала, что буду запускать его официально. Представители школы делали круглые глаза и говорили – какой кошмар, что же вы раньше не сказали, что в классе такое творится. А потом произнесли сакраментальное «Вы не докажете!». Я честно посоветовала им приберечь эту фразу для прокуратуры, которая придёт по моему заявлению проверить, почему школа бездействует, когда в ее стенах торгуют курительными веществами. Представители школы сказали, что доложат директору о ситуации.

4. Утром я позвонила на телефон директора школы, указанный на сайте

И тут оказалось самое интересное – она была не в курсе. Ни собрания с родителями, ни ситуации в классе. Ок, я это предвидела. Поэтому и позвонила. Сказала, что принесу заявление. Назначили время – когда.

5. Мое прекрасное произведение – Заявление на 20 с лишнем страницах – я отправила по электронной почте на адрес школы, на адрес председателя Управляющего совета школы и отнесла в Управу своего района в Комиссию по делам несовершеннолетних, которую глава управы же и возглавляет.

Записала номера входящих.

6. Написала пост в соцсетях.

Получила много дельных советов. Но и безнадежных историй тоже. Решила что надо таки идти до конца. Даже если потом мы решим уйти из школы, мы уйдем предварительно “раздав всем сестрам по серьгам”, а не с культивированным чувством виктимного отношения к жизни. Еще раз напишу, что это все мы проговорили с сыном. Он не хотел уходить из школы из-за Миши.

7. Написала маме ученика, рисующего фотожабы, что хочу встретиться до того, как подам на них в суд.

Была послана со словами «Встретимся в суде!».

8. Восемь – восемь (!) человек встречалось со мной и мужем (ну, ладно, мама Миши тоже была) в кабинете директора.

Помимо представителей школы, были еще председатель управляющего совета и представитель департамента образования. Школа включилась. Ну, сперва председатель управляющего совета задал мне очевидный вопрос: «А вы не хотите забрать своего сына?!». Я честно запретила даже предлагать мне такие советы – этот кейс мы разберем с сыном до конца, а со школой еще и памятку напишем на тему буллинга. «Не надо памятку!» – взмолилась школа.

9. Здесь отдаю должное школе, процесс пошел – в классе провели встречу с инспектором по делам несовершеннолетних, отдельно переговорили с родителями учеников, которых я указала в коллективном (это важно) заявлении.

Отдельно по двум фактам встречались с родителями, инспектором по делам несовершеннолетних (прекрасная девушка!!) и нами. Деньги в итоге вернули, извинения принесли. Ученика, торгующего вейпами поставили на учет. Бормотали «мы не знали, что вы обидитесь, мы не знали, что за это идут в суд» – это на фотожабы. На мой вопрос маме – понимает ли мама, что если я говорю, что пойду в суд, то это значит я туда пойду, а не просто сотрясаю воздух – кивали и угукали. И надо же – никто не хамил.

10. Класс (а я имею ввиду и детей и родителей) замер.

В таком знаете ли нейтралитете. Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться и может тогда с ним дружить будут». А что мы пойдем прекрасным бюрократическим путем писем и жалоб. Все сразу научились культуре, одергивают желающих рисовать фотожабы и не достают окружающих. Ну, красота же.

11. Уже в этом году мне звонили из управы и сказали, что готовят ответ на мое заявление со списком проведенных мероприятий.

Звонил представитель депробра узнать, довольна ли я ситуацией в классе.

12. Поживем увидим, что будет дальше…

И вывод – ни один буллинг, ни одна травля не закончится, пока в нее не вмешаются взрослые, третьи силы. Пока травящие не поймут и не выхватят ответственности по полной. Поэтому – подключайте школу, департамент образования, полицию, прокуратуру.

Мне нравится нейтралитет. А на сколько его хватит – посмотрим. Главный мой месседж всем был таков: «Я не приходила в школу все эти три года – сделайте так, чтобы я и дальше не приходила!».

 

Источник – Фейсбук Натальи Цымбаленко 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Ежегодно в России появляется около 55 тысяч сирот - что с ними будет, если примут законопроект?
Глава Минздрава: Нам нужен независимый регистр нуждающихся в жизненно важных препаратах тяжелобольных детей
Я очень хочу, чтобы министр просвещения принесла всем приемным родителям извинения за свои слова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: