Как живут Любовь в инвалидной коляске, муж и четверо детей

|
Любовь Мохор из городского поселка Телеханы (Брестская область, Беларусь) с девяти лет передвигается с помощью коляски. А еще она мама четверых детей, ради которых даже на время оставила любимые бальные танцы, где уже стала серебряным призером первенства страны.  

Единственная дочка, мамина помощница, невеста и жена

Нечаянный выстрел старшего брата из самодельного ружья разделил детство Любы на две части: до травмы и после. “До” она помнит плохо, слишком уж отличающимся было это “после”, с долгими лежаниями в больнице, с операциями. Потом – новая жизнь, когда передвигаться можно только на коляске и уже не взобраться с легкостью на горку. Не покататься на качелях. Но Люба не хотела быть «особенной», не хотела отставать от сверстников. Хотя мама пыталась оградить девочку от сложностей – единственную дочку среди четверых детей, Люба стремилась ей всячески помогать.

Ухаживала за младшим братом, а тут еще соседи, видя, что она – девочка ответственная, и дома, на домашнем обучении, то и дело приводили своих детей, чтобы Люба за ними приглядела.

Но в детстве все было гораздо проще.

Любовь

– Уже в юности я стала задумываться о том, как буду жить дальше, – говорит Любовь. – Часто плакала, боясь, что не смогу найти работу, не выйду замуж, у меня не будет детей. А детей – очень хотелось.

На выпускной в школу, к которой Любовь была прикреплена, она не пошла: о безбарьерной среде тогда не было и речи, и подняться на второй этаж, где проходило празднество, она не могла. Дело ограничилось только вручением аттестата.

После школы Любовь поступила в Барановичский государственный университет, но учиться не получилось: тогда заболела мама и нужно было помогать. Девушка стала, пройдя трехмесячные курсы, работать обувщиком в доме быта. Ездить на работу приходилось на автобусе за 12 км от дома. В автобус поднималась самостоятельно, а коляску помогали внести.

Любовь и Константин

– Бывает, ловила жалостливые взгляды. Даже если все тебя знают и в курсе, когда была травма, все равно смотрят так, как будто впервые видят тебя. Но я привыкла. Раньше и отворачивалась, иногда демонстративно, от нетактичных взглядов, и норовила не смотреть, а теперь просто не обращаю внимания.

Потом было знакомство с будущим мужем: Константин тогда работал трактористом. Он тоже порой не мог отвести взгляда от невесты, но жалости в нем точно не было. Восхищение, любование – это другое дело.

Любовь ждала Константина из армии, два года, потом была свадьба. Родители Константина не очень обрадовались тому, что невеста сына передвигается на коляске. Но Константин твердо сказал:

– Хотите – приходите на свадьбу, мы будем рады. Если нет – нет. Я взрослый и независимый человек и сам строю свою жизнь.

Какая-то комиссия будет решать, рожать мне или нет?!

О том, что семья будет большая, супруги решили сразу, еще до свадьбы.

Первые месяцы после свадьбы, время притирок, совпали с началом беременности.

– Эмоциональная нестабильность, и я капризничала, обижалась безо всякого повода, мы ссорились буквально на пустом месте, из-за ничего, но – недолго. Вскоре этот период прошел.

Тем более эмоциональные силы нужны были супругам для другого – доказать медикам, что Любовь может рожать своего ребенка.

– Какой-то анализ показал, что у меня, возможно, токсоплазмоз. Врачи говорили, что надо сделать аборт, ребенок родится больным. Аборт для нас неприемлем. “Какой ни родится, – это будет наш ребенок”, – сказал муж.

С каждым ребенком, начиная с первого, местные врачи пытались отправить Любовь на медицинскую комиссию в Брест, чтобы там врачи решили, стоит ли ей сохранять беременность.

– Первый раз для меня это шок был, как это, какая-то комиссия станет решать за меня, можно мне рожать или нельзя? Если я не могу ходить – это не значит, что не в состоянии отвечать за себя и за своих детей, – возмущается Любовь, которая ни на какие комиссии в итоге не ездила, а писала отказы.

Всех четырех детей Любовь ездила рожать в Минск, там на мать на коляске смотрят куда более вменяемо и не намекают, что надо было бы беременность прервать. В отличие от районной больницы, где уже после первых родов намекнули, как говорит Любовь, что неплохо бы перевязать трубы, чтобы детей больше не было.

Все дети – долгожданные у супругов, так что споров по поводу того, кто встает к младенцу, никогда не было. Если ребенок капризничал, вставали по очереди, чтобы у каждого была возможность отдохнуть.

Разница между старшими – год и четыре, и, отправляясь в роддом, Любовь переживала: как муж справится без нее с малышом, который к тому же тоскует по маме? Константин успокаивал: «Да ты можешь хоть за границу ехать, все будет хорошо».

Любовь с семьей. Фото: sb.by

Сейчас официально заботится о жене, инвалиде 1-й группы, за это ему начисляются средства, трудовой стаж. По местным законам он больше нигде работать не может и даже подрабатывать, хотя Константин – мастер на все руки, может делать мебель и всегда поможет, если кому-то из друзей требуется помощь.

С детьми гуляют или все вместе, или по очереди, если в доме младенец – Любовь берет в люльке на руки. Правда, спускаться со второго этажа не так просто, Любовь спускается самостоятельно, постепенно, на ногах, а муж приносит коляску и ребенка. Сейчас помочь спустить коляску может и старший ребенок.

Но скоро семья должна переехать в свою квартиру на первом этаже в современном доме, где с доступной средой все в порядке, так что проблем с выходом не будет совсем.

Дети – серединка моего сердечка, а когда уезжает муж – как будто кусочка души не хватает

Старший сын Константина и Любови ходит в школу – перешел во второй класс, старшая дочка – в детский садик.

– Дети, которые ходят с нашими в сад и школу, обычно не задают вопросов, почему я на коляске. Только один раз Влад рассказал, что какой-то мальчик поинтересовался и сын ответил ему, что у мамы болят ноги.

На самом деле я не вижу здесь никакой проблемы, хотя все-таки надеюсь, что родители воспитывают своих детей правильно. С другой стороны – собственные дети будут стесняться родителя в инвалидном кресле только в случае, если тот сам стесняется своего положения. Если же родитель уверен в себе, то эта уверенность передается и ребенку.

Любовь с семьей. Фото: sb.by

На собрание в школу и садик супруги ходят чаще всего по очереди – кому-то нужно остаться с малышами.

Константин хорошо готовит и делает это с удовольствием, вся готовка в основном на нем. Кроме завтраков – чаще их делает Любовь. Его задача утром, во время учебного года – поднять детей, помочь им одеться в приготовленное с вечера и отвести в садик и школу.

Другие домашние ежедневные хлопоты – убраться, постирать, погладить – в основном на Любови.

– Как-то Костя решил загрузить машину и белье не рассортировал, так цветное постиралось со светлым, что-то полиняло, и теперь я ему в этом не доверяю, – смеется Любовь.

Фото: Вадим Замировский / TUT.BY
Читать полностью: https://news.tut.by/society/592328.html

В гости или еще куда-то Константин и Любовь идут чаще всего с детьми. Вдвоем – очень редко. Не любит Любовь оставлять детей с кем-то, кроме мужа. Да даже с мужем – только ненадолго.

– Если честно, я даже своим родителям не доверяю детей. Дети – это серединка моего сердечка, мне страшно их оставлять. Так что если куда-то идти, то лучше всем вместе. Например, в выходные можно сходить к дедушке – у него свой дом, и для детей раздолье – можно побегать во дворе. Дома у дедушки их поджидает собака. Ее завели специально и пока отдали на воспитание дедушке – до тех пор, пока семья не переедет в новую квартиру.

Именно не желая оставлять детей одних надолго, пока они маленькие, Любовь оставила свое любимое занятие – бальные танцы на колясках в Международном центре танцевальной терапии молодых инвалидов-колясочников. Она – серебряный призер Белоруссии, но мечтает участвовать и побеждать в мировых соревнованиях… Когда малыши подрастут.

В планах также – прыжок с парашюта.

– Многие из девочек, занимающихся со мной бальными танцами, уже прыгали и говорят, что чувства незабываемые.

Пока же маме остаются домашние хобби, когда дети спят. Она вышивает крестиком, увлеклась изготовлением украшений для волос, недавно начала учиться плести из бисера.

Украшения для волос

У мужа любимое хобби – рыбалка. Он рыбачит и сам, с друзьями, и когда вся семья выбирается на ближайшее озеро.

Константин тоже любит, когда все вместе, дома.

– Не знаю, как это выразить в словах, – Любовь пытается сформулировать, что такое для нее семья. – Это кусочек души. У нас даже если папа куда-то уезжает, а я остаюсь с детьми, такое чувство, что внутри какую-то часть достали и забрали. Не хватает чего-то все равно, какая-то пустота немножко. Так и с детьми, даже если идут в школу, садик и дома никто не бегает, не кричит, не плачет из-за того, что кто-то с кем-то чего-то не поделил, становится скучно. Нет полноты жизни…

Фото: Вадим Замировский / TUT.BY

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Премьер-министр отметил, что люди с ограничениями по здоровью должны быть обеспечены доступом к социальным лифтам
Новая система позволит с математической точностью оценить индивидуальность каждого ребенка
"Для проезда по России студенты, наша молодежь должна иметь очень серьезную дотацию, чтобы иметь возможность посмотреть,…

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: