Каким
В Донбассе сгорел Всехсвятский скит Святогорской Лавры. Ирина и Юрий Бондаренко в течение 24 лет писали иконы для лаврских храмов. Некоторые образа еще не успели передать в храмы — они находятся у иконописцев дома. Ирина рассказывает, как шла работа над скитом и почему он был уникальным.

Ирина Бондаренко

— О произошедшем мы с мужем узнали позавчера. Мы были в походе, связи там не было. Вернулись, появился интернет, и мы увидели в соцсети эти фото горящего храма. Это не укладывалось в голове. Я до сих пор не понимаю, что это произошло. Хотя для меня это не главное, хочется, чтобы все поскорее закончилось.

На фото в сети виден только фундамент. Точно я не знаю, все ли сгорело или что-то осталось. 

Мы связаны с монастырем расстоянием длиною в жизнь. Сколько существует наша семья — 24 года — столько мы работаем с владыкой Арсением. Это не просто работа, это глубокая связь для нас. 

Муж работал с архимандритом Арсением (Яковенко), когда он еще только начинал восстанавливать монастырь. Юрий создавал иконы для иконостаса в Покровской церкви, будучи еще студентом иконописной школы. Когда мы поженились, после окончания этой школы, в рамках свадебного путешествия, тоже побывали в Святогорской Лавре. 

К этому времени там уже несколько лет шло восстановление обители. Мы с мужем создали иконостас Никольского и Покровского храмов Лавры и два иконостаса для скита Святогорской Лавры. Один — в храме в честь Святых, в земле Российской просиявших, второй — в храме в честь Всех Святых. 

Владыка немного сомневался, справимся ли мы с мужем. Нам было тогда по 23-25 лет, мы были молоды и, можно сказать, «зелены». Владыка провез нас по многим святыням по пути из Украины в Россию. Это было такое благословение через общение со святынями.

После этого мы создали трехрядный иконостас для Никольского храма. 

И когда владыка стал строить Всехсвятский скит, он позвал нас писать иконы. Этот скит был для владыки Арсения любимым проектом, он очень трепетно к нему относился. 

Там было все продумано до мелочей, каждая часть и каждая деревяшка. У митрополита Арсения большая любовь к русскому искусству, живописи, архитектуре. Он собирает интересные иконы — все, что касается русского церковного искусства, для него важно. 

Владыка сам делал проект скита, придумывал, как будет выглядеть иконостас. Сначала мы с мужем создали иконостас для храма Всех Святых, в земле Российской просиявших, затем для храма Всех Святых.

У нас даже нет фото общего вида иконостаса Всехсвятского храма. Все откладывали, думали, когда-нибудь потом, когда будет время, снимем. Может быть, монастырь сделает съемку. Что-то есть на фото, но не все. Есть фото старшего ребенка на фоне икон.

Работа над иконостасом для Всехсвятского храма была еще не закончена. У меня дома стоят доски, и на них девять образов — восемь пророков и Богородица Знамения в центре. Они должны быть заключительными в иконостасе храма Всех Святых.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.