Пожарный
Ян Петров — инструктор парашютно-пожарной группы «Авиалесоохраны». Сейчас он в горящей тайге Якутии. Ян рассказал «Правмиру», как прыгает с парашютом в лес, худеет за смену на 10 килограммов и почему пожар — это война.

Словно возвращаешься с войны

Лесной пожар можно сравнить с боевыми действиями. И когда ты после тушения возвращаешься домой, ты словно возвращаешься с войны. 

Однажды мы с группой чуть не сгорели 3 года назад. Мы уже приехали на крупный пожар, поднялся сильный порывистый ветер, и этот ветер понес пожар прямо на нас. Мы успели только схватить документы, сотовые, ценные вещи, спаслись на озере. Так что каждый пожар — это война. И неизвестно, вернешься ли ты домой живым и здоровым.

Якутия все еще горит, в моем районе Горный 13 пожаров. Всего зарегистрировано 59 пожаров, населенным пунктам угрожают 2 пожара. Вчера приехали инженерные войска, 45 человек, будут работать. Я сегодня в Якутск приехал сдать документы, куплю продуктов и обратно к ребятам на войну.

Как мы тушим огонь в тайге

Все прыжки идут по одной схеме. Ищем площадку, где можно приземлиться, бросаем грузовой парашют с едой, спальниками, палатками, рабочим инвентарем, потом прыгаем сами. Главное — площадку хорошую присмотреть. А то на сухостой прыгнешь, травму получишь. Или парашют порвешь. И площадку выбрать желательно рядом с водоемом — на озере, речке.

После прыжков старший инструктор идет на разведку, смотрит, где есть ручьи, где голова пожара, где пути отхода. Надо все разведать сначала. Все остальные в это время заняты делом — кто с озера воду таскает, кто палатки ставит, работаем слаженно и быстро. Разведали пожар, оценили его, потом я своим ребятам объясняю, как будем работать, откуда будем заходить. Берем лопаты, лесной огнетушитель и идем на пожар.

Весенний пожар площадью больше гектара тушим с помощью лопаты, закапываем, пускаем встречный отжиг. Пущенный навстречу огонь сжигает то, что может гореть, на пути основной стены огня. А пожары поменьше, полгектара, например, тушим огнетушителями, заливаем водой и затаптываем. Поэтому важно встать рядом с водоемом — там мы черпаем воду. И обязательно распиливаем опасный сухостой, сухие деревья рядом с кромкой пожара. Сухостои чем опасны? Только ветер подует, заново начнется возгорание дерева.

Когда пожар потушен, назад выбираемся вертолетом. Если площадки на его посадку у нас нет, мы ее сами делаем. И летим домой с чувством выполненного долга, как говорится — мы спасли нашу природу, наших зверей, птиц. И на душе так хорошо становится.

Физически это трудная работа, за лето скидываем больше 10 килограммов. Но нам нравится! 

А килограммы за зиму возвращаются, мы ведь с сентября-октября по январь уходим в отпуск, у нас в это время зима, суровая. Тренировки начинаются только в конце марта — начале апреля. Во время отпуска каждый подрабатывает, как может, многие таксуют.

Леса горят из-за людей

На пожарах работать приходится в состоянии постоянной опасности. С того момента, когда зашел в самолет, тебя подстерегают опасности. И сам прыжок, и приземление, и пожар, — опасность. 

Медведя можно встретить, такие случаи у товарищей бывали. У меня, слава Богу, нет, но свежие следы приходилось видеть. Других животных видим иногда — бывает, косули, лоси пробегают. Лису видели в прошлом году, она к нам на табор пришла. Видимо, еды искала, мы ее подкормили, она ушла. 

В 2018 году трогательную, трагичную картину застали — птенцов, сгоревших заживо. Пожары — это огромная беда для животных, часть погибает, часть ранена, а часть остается без питания. 

Лесной пожар — это вообще очень страшно, сгорает дотла наша красивая природа, сгорают живьем или задыхаются животные и птицы. Горит тайга по-прежнему из-за людей, грибников, охотников, любителей шашлыков. Несмотря на то, что тайга горит каждый год, люди до сих пор оставляют костры непогашенными, бросают окурки. Леса горят из-за людей.

Первый пожар я потушил в 14 

— Я с детства хожу в лес, тайгу — на охоту, за грибами. И первый пожар потушил в 14 лет. Ехал на отцовском мотоцикле на озеро, вижу — из леса идет дым. Люди шашлыки жарили, оставили непотушенным костер, из-за него мог загореться лес. Я остановился, потушил огонь. 

И профессию хотел выбрать, связанную с лесом. Хотел сразу выучиться на охотоведа, но набор уже закрыли, получил бухгалтерское, а потом юридическое образование. В 2012 году поступил на работу в «Авиалесоохрану», параллельно — в сельскохозяйственный техникум на лесника.

Сначала мы учили теорию, потом практику — укладывать парашют, затем начались воздушные тренировки. 

Страшно — от первого до пятого прыжка

С первого до пятого прыжка было страшно, очень страшно. Первый прыжок я просто не запомнил, был на адреналине. На втором уже чувствуешь, как раскрывается парашют, как ты приземляешься. 

Особенно опасно приземление, это самый жуткий момент. Но постепенно учишься контролировать страх и безупречно укладывать парашют. А если ты укладывал его сам, он на 100% раскроется. Отсюда и уверенность в себе.

Сначала мы учились прыгать на круглых, тренировочных парашютах, прыжки на них выше, чем с 800 метров, не разрешаются. Потом нас пересадили на парашюты «Лесник-3», на них уже можно прыгать с высоты выше тысячи метров. Он считается более точным и более управляемым парашютом. Но ошибки не прощает этот парашют. 

Еще мы, как спасатели-альпинисты, на веревке учились сходить по спусковому устройству. 

Меня сразу на постоянную работу взяли. Потом выучился на инструктора, и с 2012 года я инструктор парашютно-пожарной группы в ГБУ «Авиалесоохрана».

Первый свой прыжок прекрасно помню. Стояла середина июля, заполыхал грозовой пожар. Мы как раз патрулировали тайгу и обнаружили дым. Это было в Горном улусе, моем родном районе. С тех пор у меня уже было более 200 прыжков.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.