Студенты выходят на подмогу учителям — так же, как весной на подмогу врачам выходили студенты-медики. Есть ли в этом опасность, будут ли учащиеся педвузов получать за это деньги и как будет выглядеть урок? Об этом «Правмир» поговорил с Игорем Реморенко, ректором Московского городского педагогического университета, студенты которого начинают практику в московских школах.

— Говорили, что на подмогу в школу придет около 3 тысяч студентов. Это так?

Игорь Реморенко

— Ситуация несколько изменилась в связи с тем, что дети с 6 по 11 класс все же ушли на дистант. Поэтому необходимость вывести максимальное количество студентов для поддержки учителей в возрасте 65+ отпала. 

У нас выходят на практику те четверокурсники, которые на нее выходили бы и так. Так что на сегодня, речь идет о сотнях, а не о тысячах.

— В чем тогда новизна того, что сейчас происходит?

— Новое, пожалуй, то, что студенты будут проводить занятия не в одиночку (хотя и такое будет для предметников), а вместе с учителем.

— То есть, дети сидят в классе, перед ними экран, на экране их учитель, а в классе — тьютор? Такой вот тандем? 

— Мы все-таки говорим, что это в первую очередь студент, который помимо основных своих задач выполняет и некоторые тьюторские функции. Учитель концентрируется на подаче нового материала, а студенты — в те промежутки времени, которые они заранее оговаривают с учителем, — помогают этот материал с детьми обсуждать, разбиваться на группы, формулировать вопросы, строить собственное отношение к услышанному и так далее. 

— Критики этой модели говорят, что роль студента сведется в этом случае к тому, что он будет следить за дисциплиной в классе.

— Я тоже считаю, что нет задачи именно следить за дисциплиной. Это вообще не самоцель. Дисциплина на высоте только тогда, когда есть общее интересное дело. Без серьезного занятия ее или не бывает, или она лишь следствие слепой покорности. 

— Родители детей с 1 по 5 класс теперь имеют возможность выбрать: вести ребенка в школу или заниматься удаленно?

— Обычно с 1 по 5 класс все учатся в здании школы. Но тут все зависит от директора школы — каким образом он организует работу. 

«У нас есть недовольные студенты»

— Может ли студент помогать и на удаленке?

— Теоретически такая форма возможна, хотя мы пока ее не планировали. У нас по плану пока живая практика, которая на сегодняшний день получается комбинированной, смешанной — и «живые», и дистанционные форматы. 

— Были студенты, которые остались недовольны тем, что их «бросают на амбразуру»? Например, некоторые студенты-медики, которых отправляли в ковидные зоны, отказывались.

— Конечно, у нас есть недовольные студенты, и вчера я интенсивно отвечал на поступающие вопросы. Мы на время практики решили организовать такие вот вечерние веб-конференции со студентами. 

— В чем состоит основное беспокойство студентов?

— В том, что им дадут в школах очень много часов и у них не останется времени на другие занятия и на осмысление того, что с ними сейчас происходит. Ранее предполагалось, что по итогам практики они создают аналитические тексты, которые в том числе становятся частью их дипломных работ.

— То есть это организационно-учебное беспокойство, со здоровьем оно не связано?

— Со здоровьем тоже связано, особенно у тех, в чьих семьях есть пожилые люди. 

Но мы обсуждали, что в любом случае — выходят они в школу или нет — им придется принимать все меры предосторожности. Особой разницы нет, ездят ли они в общественном транспорте на занятия в университет или ходят в школу. Кто-то может даже выиграть, если школа будет находиться недалеко от дома.

— Если студент отказался выходить в школу, что ему за это будет?

— Мы тогда не сможем зачесть это как пройденную практику. Практика — это часть академической программы. Если человек ее не освоил, мы можем его отчислить. Но есть возможность уйти в академический отпуск, и такие случаи у нас есть.

Еще раз: это не какая-то из ряда вон выходящая работа, которая требует радикального пересмотра учебных программ. Мы несколько меняем саму программу практики, потому что появляется режим смешанного обучения, но, по сути, все идет, как запланировано.

Сочетание «живых» и цифровых технологий

— Никаких дополнительных денег студенты не получат?

— На время практики, конечно, нет, но довольно часто студенты старших курсов после практики получают предложение вести в школе какие-то часы и совмещают учебу с работой. 

Законодательство им с некоторых пор это позволяет, что очень здорово. Я сам с третьего курса начал работать.

— Каких компетенций не хватает студентам для того, чтобы преподавать дистанционно? Ведь их никто этому не учил, учителя старшего поколения тоже этим всем не владеют.

— Многие мои коллеги считают, что базовая компетенция — это владение программным обеспечением, но я с ними не согласен. Программы все время обновляются и совершенствуются, дело не в этом. 

А вот содержательно — нужно уметь выделять в учебном материале некоторые системообразующие компоненты. Ну вот, например, по математике, если смысл производной [как сложная конструкция: предел отношения приращения функции к приращению аргумента] не понят, то все остальное дифференциальное исчисление имеет не больше смысла, чем раскладывание пасьянса или собирание пазла, лишь некоторое манипулирование абстрактными объектами. 

Очень важно уметь находить и добиваться осмысления некоторых ключевых положений в разных образовательных программах. В дистанционном формате эта компетенция становится стократ более важной. 

Есть мнение, что недостаток нашего дистанционного образования состоит в том, что методики, которые существовали в офлайне, просто механически переносятся в цифру, что бессмысленно. 

— Конечно, существует сегодня некоторый интеллектуальный разрыв между обучением лицом к лицу и дистанционной практикой преподавания. Качественное обучение требует непосредственных человеческих отношений, взглядов, эмоций, живой дискуссии. Возможности, как говорят психологи, «ага-эффекта», когда ты что-то открываешь, кричишь «Эврика!». Все это сложно выкладывается в онлайн. 

Но возможны способы, когда вы, например, разбиваетесь на группы, совместно проверяете понимание сначала в малых группах, делаете доклады, спорите. Все это возможно удаленно, и очень помогает продвинутся. Хотя в режиме очной дискуссии все равно работает лучше.

В тоже время освоение некоторых рутинных навыков — тренинги на запоминание, на решение некоторого класса навыковых задач, на конструирование разных объектов порой вполне успешно осваиваются и в электронных средах. Будущее за сочетанием «живых» и дистанционных технологий.

При поддержке Фонда президентских грантов

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.