В соцсетях обсуждается история гатчинского священника, грубо крестившего младенца. Кто-то во всем винит только священника, кто-то - людей, которые пришли крестить ребенка, не понимая ничего про веру и Церковь и воспринимая таинство как полезный благочестивый обряд. О чем же она заставляет задуматься, размышляет протоиерей Игорь Фомин, настоятелем храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО, председатель Комиссии по миссионерству и катехизации при Епархиальном совете г.Москвы.

Можно предположить, что произошло следующее: люди не были подготовлены ко крещению, священник не понимал, кого он крестит, и в итоге первостепенную роль сыграло отношение к таинству крещения, как к  услуге, которую оказывает Церковь.

Если бы люди готовились ко крещению, приходили на огласительные беседы, как положено, священник бы их видел, знал, то, естественно, не произошло бы такого взаимно негативного отношения. Если бы действительно оглашение — подготовка к таинству крещения велась должным образом, подобная ситуация не могла бы возникнуть ни со стороны родителей, ни со стороны священника. Все смотрели бы друг на друга с уважением. Люди бы смотрели на священника, как на слугу Божьего. А он бы смотрел на пришедших, как на детей Божьих, которых невозможно обидеть.

Что делать в случае, если во время таинства происходит что-то, не позволяющее проводить его должным образом? Священник вполне мог бы остановить крещение и предложить креститься в другой раз, если обстоятельства сложились именно так.

Конечно, здесь бы сразу возник другой вопрос:  вот мы заплатили, а нам отказали. Во-первых, не отказали, а предложили перенести. Во-вторых, мне кажется неверным мнение, что если бы не было ценника, то тогда бы все было по-другому. Если бы люди пришли и сказали, что у них нет денег, их бы все равно крестили.

Даже если человек что-либо пожертвовал на то или иное таинство, это не значит, что он теперь может предлагать делать что-то по-своему, не быть верующим во Христа, отказываться исповедовать Христа через Символ веры и так далее. Если что, пожертвования можно вернуть. Все-таки то, что происходит в Церкви – это совсем не про деньги.

Помните известный анекдот, когда умирает богатый человек, приходит ко вратам Рая и говорит: «Мне куда, в Рай или в ад?». Ему отвечают: «В ад». Он спрашивает с удивлением: «Почему, ведь я столько храмов восстановил, столько детских домов содержал, столько денег на Церковь потратил, как это меня в ад?!» На что услышал задумчивое: «Не переживайте, деньги мы вам вернем».

Тут вопрос не в деньгах, мы не смотрим на то, заплатил человек или нет. Это в общем-то добровольное пожертвование. Вопрос в том, готов ли человек или быть крестным, или креститься. Таинство за деньги не покупается.

На самом деле, я вижу, что крещение становится все более и более сознательным. У нас есть люди, которые подходят к этому с такой ответственностью, до которой далеко и многим воцерковленным людям.

Да, люди, которые будут креститься для галочки, не желая вникать, будут всегда. Когда приходит человек, и говорит: «Не надо меня учить, знаю я ваш этот «Символ веры». Даешь читать, а он читает «при Понтийском пилоте». Он не просто не понимает, о чем идет речь, он даже прочитать не может.

В советское время такие люди вступали в партию, чтобы у них были какие-то привилегии: получить квартиру, должность, защитить кандидатские работы. Сейчас они крестят ребеночка, чтобы здоров был. У нас в Церкви есть зафиксированные случаи, когда крещение аннулировалось и считалось недействительным только из-за того, что родители сами не были крещеные и крестили детей как раз из-за того, чтобы дети были здоровенькие.

Случай в Гатчине – все-таки из единичных, слава Богу. О них становится известно в таком пространстве, где можно об этом говорить. Это заставляет еще задумываться раз о важности подготовки ко крещению,  о более внимательном подходе к этому.

Ведь благодаря огласительным беседам кто-то не доходит до крещения, когда начинают узнавать и понимать: «Вы знаете,  мы немножечко повременим еще, ответственность слишком большая».

Единичные случаи в моей священнической практике были, когда приходилось отказывать родителям крестить ребенка из-за их неготовности, а с крестными это происходит довольно часто. Когда мы говорим, что  те люди, которых родители планируют выбрать крестными, не соответствуют этому званию, то родители или ищут других крестных или приходиться крестить без крестных.

Людей, которые ищут. как обойти катехизацию, сегодня намного меньше, чем людей, приходящих на огласительные беседы. Причем, мне чаще встречаются ситуации, когда человек приходит и говорит: «Где мне пройти огласительную беседу? Моя жена беременна, после рождения мы собираемся крестить ребенка и хотим заранее пройти». Люди выполняют домашнее задание, читают Евангелие, отвечают на вопросы. И таких большинство. Сразу общество не изменится. Иудеи сорок лет странствовали по пустыне, годами жили на одном месте, хотя напрямки из Египта до земли Обетованной можно было дойти за две недели, но через Моисея Бог не позволил никому, кто воспитывался в Египте и даже самому Моисею войти в землю Обетованную, дабы не привнести ничего чуждого. И нам нужно время для перерождения.

Записала Оксана Головко

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: