Кто со Христом, у того каждый день Пасха. Друзья, дача и шашлыки не могут этому помешать

Вопрос «что делать» возникает у многих, если не сказать у большинства. Как сохранить благодать, которую, как тебе кажется, ты приобрел во время Великого поста, не растерять состояние радости, которое ощутил во время пасхальной службы? Как, в конечном итоге, пребывать со Христом, если во время поста и Страстной седмицы вроде бы достиг чего-то похожего?

Почему в Боге мы нуждаемся время от времени

Эти вопросы возникают каждый раз, когда проходит Страстная и Пасха, а вслед начинаются поездки на дачу, шашлыки, отпуска, гости – и время, когда можно «развязаться», как выражаются некоторые. И этом нет ничего страшного. И на все у меня один ответ: «Ничто не может помешать человеку пребывать со Христом».

Мне кажется, есть нюанс, который понят не до конца правильно всеми нами. Мы уверены, будто пост учит нас пребывать со Христом. Но пост совсем о другом. Пребывание со Христом в Церкви – это не только время поста. Пребывание со Христом – это и есть цель христианской жизни, наша ежедневность, наша каждодневная жизнь по Евангелию.

Когда пребывание с Богом человек ставит себе в качестве задачи, причем исключительно на время поста, то ее выполнение неминуемо отодвигается. Достаточно приглядеться к собственной жизни, чтобы понять – в Боге мы нуждаемся время от времени. Наступают периоды, когда Он почему-то нам особенно необходим и важен. А бывает, когда не важен совсем. Мы очень легко забываем о Боге, но страшно представить, что Бог хоть на минуту забудет о нас.

Бог нуждается в человеке постоянно, всегда. Даже в аду мы оказываемся Ему необходимы.

Христос сходит в него, потому что Ему нужен каждый из нас даже на самой глубине ада. Совсем недавно в пении “Непорочны”в Страстную пятницу слышали, что Христос, не найдя на земле Адама, сошел в ад, чтобы найти его там: «На землю сшел еси, да спасеши Адама: и на земли не обрет сего, Владыко, даже до ада снизшел еси ища».

Фото: tatmitropolia.ru

Человек, который нуждается в Боге время от времени, не должен удивляться, что бывает с ним после Пасхи. Не должен удивляться, что он отдаляется от Христа. Жить, посвящая Богу пост, посвящая Ему какое-то отдельное время – неправильно, как неправильно считать «пребывание с Богом» – упражнением, которое стоит отрабатывать только Великим постом.

Христианская жизнь – это труд и желание пребывать с Богом постоянно. Да, у нас может не получаться, причем не получаться во всякое время, и на Светлой седмице в том числе. У нас будет это не получаться. Больше скажу, у нас вообще плохо это получается. Но в этом нет ничего страшного, просто хорошо бы однажды понять, что Христос нам нужен так же сильно, как нужны Ему мы. Хорошо бы стараться так устраивать свою жизнь, чтобы из года в год, изо дня в день жажда Бога и желание пребывать с Ним стали естественным нашим состоянием. Тогда не придется бояться, что мы потеряем Его, если станем жарить шашлыки на даче или расслабляться в приятной компании, потому что мы все равно будем с Богом.

Если мы нуждаемся в Нем всегда, значит, всегда с Ним пребываем. Если в нас родилась жажда Бога, значит, никуда от Него мы не денемся. Если хотим быть с Ним, значит, будем. Главный вопрос не в том, как оставаться со Христом, но что для нас быть с Ним!

Бог не заставляет нас причащаться

Кто-то задается вопросом: “Почему надо причащаться в Пасху и на Светлой седмице?” А я отвечаю – не надо. Нет вообще никакой обязанности в том, чтобы делать это. Бог не заставляет нас причащаться. Бог каждый раз всего лишь призывает нас, приходящих на Божественную литургию, сделать это.

Все время удивляюсь, что в нашем храме на Вербное воскресенье 350 причастников, на Пасху – 500, а неделю спустя – 100. Что случается с людьми? Почему причастие вдруг оказывается ненужным и невостребованным ими? На мой вопрос обычно отвечают: «Так я же уже причащался». И это лучшее свидетельство того, насколько нам «хочется» пребывать с Богом, насколько мы «нуждаемся» в Христе.

Церковь существует как место, где мы учимся пребывать с Ним. «В храме славы Твоея Господи стояще, на небеси стояти мним», – говорим мы на утрене. Произнося же «Верую и во Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», мы часто представляем образ именно земной церкви, в которую вообще-то трудно веровать, хотя бы потому, что все земное тленно.

Патриархаты, юрисдикции, земная церковь как церковный институт – временны, пусть и наиболее понятны и очевидны для нас. Увы, другой Церкви мы не видим. Увы, важнее и принципиальнее становятся нам канонические вопросы и проблемы автокефалии, а не евангельские заповеди, которыми только и можно определить внутреннюю жизнь Церкви.

С чем же это связано? Только с тем, что мы воспринимаем Церковь потребительски. Мы научились использовать ее для своих нужд и целей, считая это чем-то благочестивым и правильным.

Следствием становится отношение к Евхаристии и другим таинствам как к функции, то есть как к тому, чем могу благочестиво пользоваться лично для себя. Да, звучит ужасно, но это именно так.

Когда мы что-то хотим использовать, само по себе это перестает быть нам нужным. Нужной становится польза, которую можно извлечь. И вот уже таинство исповеди используем как пропуск к причастию, а крещение как «действо, полезное для детей», для идентификации в социуме, «потому что мы русские люди и должны быть крещены». Наконец, причастие мы мыслим как средство «для улучшения духовной жизни», будто это какая-то приправа. Но таинство – это жизнь Церкви, им можно жить, в нем можно пребывать, его нельзя использовать. Отец Александр Шмеман говорил, что сама Церковь есть Таинство.

Фото: tatmitropolia.ru

Мы просто не понимаем, что Церковь – это наша жизнь

И теперь уже мне хочется задать вопрос верующим. Так почему мы не причащаемся каждый день на Светлой седмице? Почему мы, христиане, разрешаем себе не причащаться? Кто дал нам право использовать Евхаристию в качестве удобного элемента церковной жизни? Неужели Евхаристия настолько мала, что мы позволяем себе пренебрегать ею, использовать для себя лично по мере надобности? Когда мы отвечаем на эти вопросы, становится ясно: мы просто не понимаем, что Церковь – это наша жизнь.

Когда мы думаем, что благочестиво не причащаться на Пасху, раз в Великий Четверг уже причащался, то, может, и в Четверг не стоило? Зачем вообще причащаться, если ты не понимаешь, что это и есть ЖИЗНЬ?

Стоит ли удивляться, когда «так радовался на Пасху, а теперь все куда-то делось и ушло»?

Дорогие, нельзя веровать в Церковь, которая является функцией, нельзя относиться к Причастию как к пользе. Можно веровать только в ту Церковь, которая является твоей жизнью, в ту Евхаристию, которая и есть твоя Жизнь. Тогда не возникает вопроса «нужно ли причащаться», ведь если Евхаристия – жизнь, не могу же я не жить, не могу же не быть со Христом!

Пребывать с Богом трудно, невероятно тяжело, и это всегда подвиг. Но только в этом и есть весь смысл, ведь кто со Христом, у того каждый день Пасха! Христос Воскресе!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: