«Лечим
Пить соду, есть капусту, наговаривать волшебные слова — это только несколько способов, которыми интернет-мошенники «лечат» рак. Болезнь не уходит, а время пациенты теряют. Наталия Нехлебова изучила все способы альтернативного лечения онкологических заболеваний — и познакомилась с теми, кому это чуть не стоило жизни.

То ли умирать, то ли преступников ловить 

Диагноз Анжеле Аскаровой поставили в 28 лет. Рак молочной железы, третья стадия. 

Анжела живет в Набережных Челнах. В казанском онкодиспансере ей удалили грудь. Но метастазы оставались в лимфоузлах. Девушке прописали курсы лучевой и химиотерапии, таргетную терапию. Для продолжения лечения Анжела решила поехать в Москву в Научно-исследовательский онкологический институт имени П.А. Герцена.

— Мы приехали в Москву с сестрой, — рассказывает Анжела, — нас возле больницы встретил молодой человек.

Он сказал нам: «Вы платите 350 тысяч рублей, и мы все обеспечим: импортные препараты, прием врачей без очередей, анализы.

Все деньги мы передадим врачам, чтобы вас принимали без очереди и лечили как надо». 

Сестра начала сомневаться. Тогда мужчина пригласил врача, которой Анжела перед поездкой отправляла свои медицинские документы. Все это происходило на улице, возле больницы.

— Пришла молодая девушка, — продолжает Анжела, — она сказала: «То, что вам назначили в Казани, вас убьет. Такая химия убивает. Ее ни в коем случае нельзя делать, мы вам проведем нормальное лечение».

Сестра Анжелы связалась со знакомым, который порекомендовал им институт Герцена, и рассказала о том, что «врачи» просят 350 тысяч рублей. По словам Анжелы, знакомый ужаснулся, позвонил в клинику, пожаловался, что какие-то посредники вымогают у молодой девушки с третьей стадией рака деньги. После этого Анжеле позвонил директор института Герцена и попросил прийти к нему.

— Он сказал нам с сестрой, что это уже не первый случай. Мошенники создали кальку сайта института Герцена, и этот поддельный сайт появляется первым в поиске. На сайте указаны контакты мошенников. Они встречают больных около клиники и вымогают деньги. И в институте Герцена никак этих мошенников поймать не могут. Это ужасно сказывается на репутации федеральной клиники, ведь здесь лечат бесплатно. 

Директор института предложил Анжеле помочь им поймать мошенников. Пообещал со своей стороны лично проконтролировать ее лечение. Анжела согласилась. 

— Приехала полиция из отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Стали вместе с нами придумывать схему, как этих преступников поймать с поличным. 

А я сижу и думаю: «Вот это да! То ли умирать мне, то ли преступников ловить».

Неделю девушки продолжали общаться с преступниками. Записывали все разговоры. Потом им дали меченые деньги и сказали, что мошенников «пора брать».

— Мы в очередной раз встретились с этим мужчиной около больницы, — говорит Анжела. — И, как и придумали, заранее сказали ему, что налички у нас нет. «Оформляйте меня в больницу, а потом идите в банк с моей сестрой и снимайте деньги».

Мужчина позвонил кому-то, и Анжелу по ОМС госпитализировали. Только не в институт Герцена, а в терапевтическое отделение Городской клинической больницы им С.П. Боткина, которая находится рядом.

— Меня положили в отдельную палату, — рассказывает Анжела. — Мужчина сказал, что там все про меня знают и будут лечить. Ко мне подошла врач и спрашивает: «Что у вас?» Я говорю: «Рак». Она смеется: «Да с чего вы взяли?» Я очень удивилась и отвечаю: «Мне сказали, что вы все знаете». Она говорит: «Ну ладно, разберемся». 

В это время сестра Анжелы пошла с преступником в банк. Сотрудники полиции в гражданском и понятые уже были там.

— Там произошла заминка, — вспоминает Анжела, — потому что в этом отделении банка касса была открытая и никак нельзя было изобразить, что ты снимаешь деньги. Но нам повезло. Этому мужчине, которому мы должны были передать деньги, кто-то позвонил. Он отошел. Сестра, пока его не было, достала меченые деньги. Он вернулся, она ему передала их. На него накинулась полиция. Он, бедняжечка, очень сильно испугался.

После задержания полиция приехала в больницу, куда положили Анжелу.

— Там такой шум поднялся. Врачи в панике... Меня забрали оттуда, привезли в отделение полиции — заявление писать…

Выяснилось, что это была довольно большая преступная организация. Они обманули много людей. Этот мужчина, которому мы передавали деньги, был мелкой сошкой. Это была большая организованная группа.

Следствие выяснило, что таким же образом эти преступники действовали в Клинической больнице №1 Управления делами Президента РФ. В 2019 году трех мужчин и одну женщину приговорили к тюремным срокам от полутора до трех лет. 

Поддельные сайты

Два года назад Александр Шевкунов проходил лечение в Научном медицинском центре онкологии им. Блохина с диагнозом «рак прямой кишки». Лечение в этой федеральной клинике бесплатное. Только Александр заплатил за него 370 тысяч рублей. Это были почти все его накопленные деньги.

В клинике Блохина мошенники орудовали по той же схеме, что и в институте Герцена. Сайт, идентичный сайту Блохина, только с телефонами мошенников, первым появлялся в поиске. По телефону преступники убеждали людей, что без оплаты они к нужному врачу не попадут. Встречали людей в холле больницы, забирали деньги, а потом просто показывали, где очередь на госпитализацию.

— Они действовали не только через поддельный сайт, — рассказывает Ирина Боровова, президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!», — они просто могли подойти к людям в очереди в регистратуру и спросить: «Вы к какому врачу хотите записаться?» Потом убеждать их, что этот врач бесплатно не примет. И вымогать деньги.

Преступников вычислила служба безопасности больницы и полиция. Их нашли по камерам. Один из преступников так описывал свои действия: «Я приглашал человека в клинику и провожал сначала в регистратуру, потом в кассу, а потом делал координационные действия, в какие кабинеты ему заходить».

Как рассказывали преступники полиции, они уже не первый год занимаются подобным обманом пациентов. Их доходы измеряются в десятках миллионов рублей.

«Лечение» за границей

Мошенники изображают посредников не только крупных российских онкологических клиник, но и зарубежных. Причем точно таким же образом — создают имитацию сайта клиники, указывая свои контакты. Иногда даже выдают медицинские заключения для своих клиентов на собственных бланках.

Несколько лет назад у дочери Ирины из Челябинска обнаружили опухоль мозга. Ирина собирала деньги на лечение девочки в соцсетях и через фонды. Ее телефон был в контактах сбора.

И однажды Ирине позвонила девушка, которая представилась волонтером. Она рассказала, что сама потеряла ребенка. Уверяла, что спасти дочь Ирины смогут только в Израиле.

Ирина поверила — и полетела с девочкой в Израиль. Все деньги потратила на билеты, аренду жилья, а большую часть отдала «волонтерке». Та убеждала Ирину: нужно продать квартиру, просила показать ей выписку со счета, что у женщины есть миллион рублей.

Больную девочку положили в какую-то клинику под капельницу и больше ничего не делали. «Волонтерка» пропала, отключила телефон. Через пять дней Ирина была вынуждена вернуться домой. Ее дочь продолжили лечить в Москве.

— Сейчас у крупных мировых клиник, которые принимают на лечение граждан других стран, есть колл-центры, где операторы говорят по-русски, — рассказывает Ирина Боровова, президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!». — Не надо искать посредника. Нужно обращаться напрямую в клинику.

По словам врачей, мошенника-посредника, который предлагает ехать лечить рак в Израиль, Китай, Южную Корею и даже Латинскую Америку, довольно легко вычислить. Если посредник обещает, что человек с четвертой стадией рака, со множественными метастазами, для которого в России уже врачи ничего сделать не могут, полностью за короткий срок излечится за границей, — это мошенник.

Посредники могут завышать реальную стоимость лечения в два раза. И разницу класть себе в карман. 

Также цена посредника может быть слишком низкой. Цель — просто вывезти человека в другую страну. Дальше может быть два варианта: посредник просто бросает больного и никакой договоренности с клиникой на самом деле нет. Или, когда пациент уже находится в другой стране, — с него требуют доплатить большую сумму денег.

«Лечение» содой

Сергею Мачневу 34 года, у него рак — хондросаркома. Левой руки нет по локоть. 

— В 2015 году мне поставили диагноз. При хондросаркоме возможна только ампутация. Причем с большим запасом мягких тканей. Но, когда мне об этом сказали, я был не готов ампутировать свою руку. Я начал читать в интернете, что еще можно делать. Должны же быть какие-то варианты.

Сергей нашел видео, на котором человек по имени Владимир Лузай рассказывал, что если пить соду, рак сам собой рассосется. Мачнев решил попробовать этот способ, надеялся, что опухоль хотя бы перестанет расти. Каждый день пил соду в течение полугода. Но заработал только острую эрозию желудка.

Владимир Лузай. Фото: скриншот youtube.com

В 2018 году Сергея Мачнева прооперировали, и с тех пор он находится в ремиссии. В феврале этого года у него родился сын.

— Я понял, что ошибся, — говорит Сергей, — лечение содой не только отнимает время, но и делает еще хуже. Я рассказываю об этом всем. Но есть и те, кто пил соду, отказался от нормального лечения и умер. Я таких знаю. И почему их родственники не говорят об этом, не идут в суд — не понимаю.

Сергей создал свою группу «ВКонтакте» «Сода рак не лечит», где люди, которые пробовали этот метод, рассказывают, что он не работает. В группе 35 подписчиков.

У его «оппонентов» подписчиков намного больше.

В группе активного продавца «протоколов лечения содой» Сергея Мельникова — 49 тысяч подписчиков, у его «коллеги» Владимира Лузая — 60 тысяч подписчиков. 

Два этих сода-гуру на все попытки Сергея рассказать в их каналах о своем безуспешном лечении реагировали так:

Сергей Мельников: «Еще слово вякнешь, тупица, я тебя забаню навсегда, тупорылый тролль».

Владимир Лузай: «Сдохнешь ты через 4 года. Вот я посмеюсь». 

Содоверы

Владимир Лузай (на самом деле, как говорит Сергей Мачнев, его фамилия Резенберг) — дальнобойщик из Барнаула, шесть лет агрессивно проповедовал лечение рака содой и перекисью водорода. Лузай призывал своих подписчиков отказываться от химиотерапии, рекомендовал вводить раствор соды внутривенно.

— Лузай уверял, что он вылечился содой от четвертой стадии рака, — говорит Сергей Мачнев, — но никаких документов он не показывал. Он даже не знает, что такое гистология и биопсия — только после этих анализов ставят диагноз.

Тулио Симончини

«Целитель» давал личные консультации и «курировал» лечение. Одна его личная интернет-консультация стоила около 20 тысяч рублей. Лузай-Резенберг рекомендовал своим последователям лечение в оздоровительных центрах — «Айшафа», который находится в Баку, и «Надежда» в Казахстане. Люди отказывались от химиотерапии и ехали лечиться туда.

Два года назад Владимир Лузай привозил в «Айшафу» Тулио Симончини — итальянского врача, который и придумал «метод» лечения содой. Симончини на тот момент находился под следствием — за мошенничество и причинение смерти по неосторожности.

В 2006 году Тулио Симончини лишили права заниматься врачебной деятельностью — из-за «лечения» рака содой. От этого метода умер как минимум один пациент Симончини, и «врача» приговорили к пяти с половиной годам тюрьмы. Но в 2019 году Верховный суд Италии отменил приговор, так как против Симончини начались новые судебные разбирательства по дополнительным эпизодам мошенничества.

В «Айшафе» Лузай и Симончини договаривались о «сотрудничестве». Российский сода-гуру продал итальянскому «коллеге» часть процедур в этом оздоровительном центре.

«Специалистам» «Айшафы» содоверы регулярно задавали вопросы в комментариях к рекламным роликам этого «оздоровительного центра», которые выкладывал Лузай. И «врачи» курировали «лечение»:

Ирина Комболова: «У мужа рак гортани, поднялась температура 39, надо ее сбивать?»

«Айшафа»: «До 41 я не рекомендую сбивать». 

Содоверы, поклонники Лузая периодически жаловались на проблемы с сердцем, с зубами, с желудком. 

«Добрый вечер, Владимир! — писала Ольга Макарчук. — Начала смотреть ваши видео! Благодарю за то, что делитесь таким важным опытом! Я заинтересовалась, начала пить соду. Но на третий день стало плохо — сердцебиение, тошнота, головная боль. Не знаю, что делать, уменьшить дозу, может?»

«Обратил внимание, что после соды <…> появляется сердцебиение, слабость, несильная боль в сердце, — спрашивал Валерий. — Возможно, нужно снизить дозировку. Индивидуальная реакция организма. Современная сода и ее качество не внушают доверия».

Есть и те, кому вера в соду стоила жизни.

«Из-за лечения содой я потеряла мужа, — рассказывала Светлана Куклина. — Мы не стали делать операцию, а лечились содой. Мы все делали, как советует Лузай. Ставили содовые капельницы, выводили токсины. Но муж умер. Нужно было сначала операцию делать. Одни люди делают деньги, а другие умирают». 

«У мужа диагностировали периферический рак легкого с метастазами в печени, — писала в комментариях к ролику Лузая Лариса Эл. — Ухватились за методику Лузая, как за соломинку. Мужу ставили капельницы с содой по шесть дней, всего проделал три курса. До капельниц сдал анализы на все показатели крови и онкомаркеры. После капельниц показатели ухудшились в два раза! Состояние ухудшалось с каждым днем. А он все верил и надеялся на этот метод. Как сода может помочь? Это ложь, сплошная ложь, которую мы осознали ценою жизни. Владимир Лузай, я вас ненавижу!»

«Какая сода. Люди. Вы с ума сошли! — писала Лузаю Елена Чиркова. — Мы по дурости послушали, капали и пили соду, и зять скоропостижно умер от этих народных методов».

«Моя жена пила соду, и вводили ее внутривенно, — говорил Анатолий Пискарев. — Я очень жалею, что мы кололи эту соду. Я умолял Лузая помочь ей. Не помогла эта сода. Жена умерла. Теперь уже полтора года ее нет. Оставила мне двоих детей». 

Существует еще одно учреждение, где лечат онкологические заболевания содой — это детокс-центр «Кафа» в Феодосии. Людей с раком там консультирует Игорь Кауфман. Он называет себя врачом-терапевтом и паразитологом, который лечит «неизлечимые» болезни.

По мнению Кауфмана, рак можно победить, пройдя «метаболический курс», в который входят «сода и органические кислоты». А также панчакармой, противопаразитной терапией, глинотерапией, озонотерапией… Тридцатидневный курс того, что паразитолог называет «онкореабилитацией», стоит 500 тысяч рублей.

— Но вы можете пройти курс и дома, за 50 тысяч рублей, — сказал Кауфман корреспонденту «Правмира». — Я закреплю за вами человека, и он будет вас консультировать.

Тяжелых больных мы не берем. Если у вас тяжелый больной, лучше не приезжайте. Нам это не нужно. 

Мне не надо, чтобы потом за мной прокурор ходил.

…Владимир Лузай умер через два месяца после встречи с Симончини от сердечного приступа в «оздоровительном центре» «Айшафа», который он так рекламировал. 

После смерти Лузая-Резенберга его канал на ютьюбе достался Борису Гринблату.

«Лечение» капустой

Гринблат, окончивший стоматологический институт, лечит рак по скайпу — 20 тысяч рублей сеанс, и лично — 40 тысяч рублей прием. Полный курс лечения стоит около 12 тысяч долларов. Гринблат отрицает химиотерапию и пропагандирует соду, перекись водорода и даже капусту.

«Капуста опережает химиотерапию в эффективности лечения рака шейки матки, — написано на сайте “натуропата”. — Главные медицинские подходы к лечению рака, такие как ионизирующее излучение или химиотерапия, очень далеки от того, что можно назвать лечением. В действительности они могут сделать рак еще более смертоносным».

Гринблат даже написал книгу о своих методах, она активно продается.

Ирина Петровская — одна из «пациенток» Гринблата. Пять лет назад у нее обнаружили рак молочной железы, вторая стадия. Ирине удалили одну грудь, женщина прошла химиотерапию, лучевую терапию. Петровская вышла в ремиссию, но через три года — рецидив, метастазы во второй груди.

— Невозможно описать, какой ужас испытываешь перед тем, что нужно будет снова пройти все заново, опять очень тяжелый путь лечения, — говорит Ирина.

В интернете она нашла сайт Гринблата, где предлагали простое и быстрое излечение. Ирина проконсультировалась со «специалистом» онлайн — это стоило 20 тысяч рублей. Потом ходила на очные приемы.

— Мы разговаривали с моей опухолью, я пила соду, сидела на очень жесткой диете. Ела только овощи. Покупала у него порошки из трав — 10 тысяч рублей упаковка. Он рекомендовал мне какие-то уколы глюкозы за 300 тысяч рублей. Но на это у меня уже не было денег. Я была совершенно измождена диетой, рекомендовали еще кофейные клизмы.

На «лечение» у Гринблата Ирина потратила около трех месяцев и 400 тысяч рублей. За это время опухоль выросла до третьей стадии.

— Я понимаю, что нет другого пути, кроме операции и химиотерапии. Я сама не могу понять, как я могла верить во все, что предлагает Гринблат. У меня высшее образование, я понимаю, какой это бред. В какой-то момент страх и отчаяние оказываются сильнее разума. Просто хотелось верить в чудо. 

Сейчас Ирину прооперировали. Она проходит химиотерапию. 

Тем, кто жалуется, что его лечение не помогло, «натуропат» Гринблат отвечает очень просто: «Сами виноваты». «Очень часто бывает так, что на момент, когда больной раком обращается к альтернативному лечению, его организм уже безнадежно поврежден операциями, химиями и радиацией, которые уничтожили весь физиологический и психологический ресурс организма», — пишет Гринблат.

Также в безрезультатности альтернативного лечения, по мнению «натуропата», виноват онколог, который убедил пациента, что это не помогает, и заставил бросить. И еще «у вас воли маловато»: «Комплексный натуральный подход к лечению требует много усилий, воли, понимания и веры в себя и в натуральный подход. К сожалению, не у всех эти составляющие присутствуют в полном объеме. Это трудная работа и зачастую — долгий путь. Не все могут его пройти, особенно под постоянным давлением и неодобрением врачей и близких», — пишет на своем сайте «целитель».

— У моей близкой подруги был рак молочной железы, вторая стадия, — рассказывает Антонина Сохань, — она во все это поверила. Отказалась от традиционной терапии. Через два года она умерла.

«Лечение» словами

Отдельная каста мошенников, которые наживаются на людях с тяжелым заболеванием, — это те, кто «лечит» словами.

«Именно мировоззрение посредством головного мозга управляет организмом, — уверяет на своем канале в «Яндекс-Дзене» онкопсихолог Влад Светоч, — создавая благоприятную среду для развития болезней или же, напротив, позволяя поддерживать хорошее здоровье».

Метод у Светоча простой — думай о хорошем и рак пройдет. Как думать о хорошем, он учит во время скайп-консультаций. Сессия стоит 11 тысяч рублей. Деньги только вперед. Светоч обещает, что «болезнь уйдет полностью и безвозвратно».

Примерно по такой же системе лечат в Уфе в Центре практической психологии Александра Арбузова (после смерти отца в 2019 году центром руководит его сын Станислав Арбузов). Адрес этого учреждения — pobedimrak.ru. Очень похож на адрес одной из самых крупных онкологических пациентских организаций «Движение против рака» — rakpobedim.ru. При запросе в поисковике «рак победим» — первой появляется ссылка на клинику Арбузова.

В ней «лечат» «методикой ручного управления иммунитетом (РУНИ)».

Двухмесячный курс обойдется в 150 тысяч рублей. Индивидуальный — в 500 тысяч рублей. Для детей до 16 лет — скидки. 

Арбузов обещает вылечить онкологию любой стадии «с помощью формирования новых нейронных связей», группового «заражения выздоровлением» и «навыков наработки нового управляющего центра, который сможет отдать команду на уничтожение раковых клеток».

На сайте центра пишут, что к ним приезжают лечиться в основном люди с третьей и четвертой стадиями, после неудачного лечения, неоперабельные, с неутешительными прогнозами.

Татьяна Дельничева привезла в клинику к Арбузовым свою маму — третья стадия рака яичников с метастазами в брюшной полости. Методикой ручного управления иммунитетом женщину лечили два месяца.

Там были лекции, в основном, и разговоры, — рассказывает Татьяна. — Когда вернулись домой, состояние мамы резко ухудшилось. Мы сделали МРТ и ахнули… Созвонились с так называемыми лекарями — губителями, а старший Арбузов сказал по телефону: «Это идет процесс некроза, ваша опухоль распадается, поэтому такое плохое состояние». Спустя некоторое время позвонили опять. Ответ опять же старшего Арбузова: «К сожалению, не помогла наша методика, надо было раньше приезжать!» Мы потеряли время, драгоценное время. Пытались потом спасти маму в обычной клинике. Но было поздно. Она умерла.

«Лечение» от спецназовца

Мошенники, которые «лечат» рак «альтернативными способами», как правило, ведут себя нагло и агрессивно. Они находят людей в пациентских сообществах в социальных сетях, начинают писать в личные сообщения. Иногда сразу после постановки диагноза людям сыпятся сообщения в вотсап с предложениями легкого излечения.  

— Пока проходила перепроверка стекол биопсии, мне начали приходить в вотсапе предложения о чудо-вакцине, излечивающей от любого вида рака и на любой стадии, — рассказывает Оксана. — Курс 30 дней приема волшебных капель и 200 тысяч рублей за все удовольствие. Я выслала фото заключения биопсии. И у меня эти якобы врачи просили уточнить мой диагноз и стадию. Я на приеме рассказала своему онкологу. Посмеялись с ним.

— Отдельная тема — это БАДы, — говорит Ирина Калугина, пациентка с раком. — Предлагают БАДы покупать постоянно. Причем одна продавец мне слезным голосом рассказывала историю, как она отказалась от лучевой терапии и вылечилась с помощью БАДов.

— Лечение травами и БАДами бесконтрольно — большой риск, — комментирует онколог с 27-летним стажем Ирина Королева. — В определенной концентрации травы могут быть ядовиты. Кроме того, мы не знаем, как эти БАДы и травы могут сочетаться с терапией, которую прописал врач, и какой эффект они дадут, как повлияют на опухоль. Поэтому всегда нужно советоваться с доктором, если вы хотите еще дополнительно пить травы или БАДы.

Мошенники предлагают лечиться водой, конопляным маслом, бобровой струей, вытяжками из рогов оленей… Этот список бесконечный.

Онкопациентке Валентине Самсоновой-Глинской прислали такое сообщение:

«Добрый день, Валентина. Меня зовут Бобровников Алексей, по образованию радиоинженер, но мне удалось разработать новую технологию лечения онкологических заболеваний. Суть технологии — дополнительное насыщение всех клеток организма кислородом, отчего погибают только онкологические клетки, для которых лишний кислород является ядом. В Екатеринбурге у меня открыт “Оздоровительный центр Бобровникова”, где эта технология внедрена. Технология опробована при лечении многих онкологических заболеваний». 

— Мне настойчиво писала женщина, которая предлагала лечиться водой за деньги, — рассказывает Марина Кириллова, которая сейчас проходит лечение в онкодиспансере. — Вот что она писала: «Здравствуйте, у меня мама болела раком желудка 4-й стадии с метастазами в легких. Была неоперабельна. Через знакомую узнали о женщине, которая лечит рак и тяжело излечимые болезни водой. Так как мама сама медик и скептически относилась ко всему этому, но выбора не было, решили попробовать. Через пару дней после лечения появился аппетит, прошла тошнота и рвота, мама стала лучше чувствовать себя, а через несколько месяцев мама выздоровела. Трудно в это поверить, но это так. Эта женщина очень сильная целитель, лечит водой дистанционно».

Виды мошенничества, с которыми сталкиваются онкопациенты:

  1. «Отдам лекарства, которые остались от умершего родственника. Для пересылки нужно отправить деньги».
  2. «Я в одиночку разработал уникальный способ лечения, за небольшое вознаграждение могу предоставить».
  3. «Совершенно бесплатно предлагаем попробовать новый препарат / методику, но для закрепления эффекта нужно кое-что докупить».
  4. «Врач в клинике не примет вас бесплатно, нужно заплатить определенную сумму».
  5. «Пришлите документы, мы поможем». Позже эти данные используют для сбора средств на «лечение» в интернете.

Юлия Мельник уже три года в ремиссии, но ей настойчиво писал один из «целителей» — бывший спецназовец:

«Меня зовут Николай. Я работаю в спецразведке, мой род деятельности — это выявление террористов и обезвреживание их дистанционным путем, также я практикую лечение онкозаболеваний дистанционным путем. Я вхожу в измененное состояние сознания, после чего подключаюсь к подсознанию больного, после чего делаю стяг негатива и астральных сущностей. В вашем случае еще можно вам помочь, пока болезнь не начала прогрессировать».

— Была вопиющая история, — вспоминает Ирина Боровова, президент Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!». — У молодой девушки обнаружили рак молочной железы. Она где-то вычитала, что в Южной Америке его лечат прижиганием сигарами. И поехала за большие деньги туда, где ей жгли голую грудь сигарами. Она терпела эту чудовищную боль и верила, что выздоровеет. Когда наконец пришла к нормальным врачам, это уже была другая стадия. И лечение другое, и прогнозы совсем другие. А когда наши врачи увидели, что она с собой сделала — у них был шок. Девушка эта говорила, что ей было очень страшно. 

Она боялась операции, боялась химиотерапии. Страх мешал ей мыслить критически.

А еще, рассказывает Ирина, одно время больные ели живьем каких-то жучков. Насекомых «продавали за большие деньги», жучков нужно было мешать с йогуртом.

— У нас девушки лежали в онкологическом отделении и пили этих жучков. Я врачу говорю: «Это вообще нормально, что у вас там пациенты жучков каких-то едят?» Врачи, естественно, в ужасе: «Какие жучки?!»

Хотят верить в чудо

— На протяжении всей своей работы я буквально каждую неделю сталкиваюсь с теми, кто лечится альтернативными способами, — говорит Ирина Королева, онколог с 27-летним стажем. — Поразительно, но к альтернативным методам лечения чаще всего прибегают жители городов с высшим образованием. Бабушка из деревни скорее к врачу пойдет, а городской образованный житель верит, что его исцелит бабушка в деревне. Вот такой парадокс. 

Важно, что, пробуя альтернативные методы лечения, больной теряет самое ценное, что у него есть, объясняет Ирина Королева, — время. Опухоль растет, и когда пациент снова приходит к врачам, испробовав соду, капусту, «волшебные» слова и методы «спецназовцев» — лечиться сложнее. «Для врача это всегда боль, для пациента — трагедия», — говорит Ирина.

— Недавно на приеме была 50-летняя пациентка с опухолью кожи лица (базальноклеточный рак кожи)… площадью 30%, — рассказывает онколог Анна Церковная. — С ее слов, все началось с небольшой ранки. И вот почти 10 лет она лечилась у знахарки. Ну как же так? 10 лет смотреть, как по лицу расползается язва! За годы практики я видела огромное количество таких случаев. Люди отказывались от оперативного лечения и доверяли свое здоровье шарлатанам. А после, когда драгоценное время было упущено, возвращались к врачам либо погибали на руках у родных. 

Почему же люди верят тому, что противоречит логике, здравому смыслу и элементарным знаниям о биологии? 

Почему отдают деньги мошенникам и платят за это жизнью?

По словам Ирины Борововой, чаще всего больные раком попадаются на удочку мошенников в начале лечения или уже на 4-й стадии, когда надежды мало и человек цепляется за любую соломинку:

— Когда человек только узнает о своем диагнозе — это шок. Он испытывает страх и растерянность. До сих пор считается, что рак равно смерть. А это совершенно не так. Рак лечится. Но почему-то в массовом сознании онкология — это смертельное заболевание. Очень важно этот миф развеять. Тогда у человека, который узнает диагноз, не будет такой паники.

— Очень важно, чтобы врачи как можно лучше информировали пациентов об их болезни, — говорит председатель исполкома «Движение против рака» Николай Дронов, — потому что от страха и непонимания люди бросаются искать ответы в интернете. И натыкаются на легион этих мошенников. 

Майя Хаустова четыре года живет с 4-й стадией рака поджелудочной железы. С предложениями лечить рак альтернативно она сталкивается регулярно:

— Все эти альтернативщики пишут часто, что онкобольные, которые лечатся химией, лучевой терапией, просто «не хотят брать на себя ответственность за свое здоровье» и менять свою жизнь. Отделение, в котором я лежала дважды, все участники чатов, в которых я состою (а их три, и в каждом больше сотни человек) — 90% этих людей хотели вылечиться нетрадиционно! Почему? Потому что интернет заполнен кричащими слоганами альтернативщиков и страшными историями о том, что химия убивает.

Заболев раком, люди готовы на все, говорит Майя.

— Именно среди людей с онкологией вы найдете тех, кто практиковал чистое веганство, кето, цельнорастительный рацион, «новую германскую медицину». Кто делал чистки по Марве Оганян и принимал витамин B17. Кто обращался к «гуру альтернативы», которые за огромные деньги прописывали «антираковые протоколы». Кто ездил в глушь к травникам и на Алтай к шаманам, ходил на расстановки, «находил себя» и «понимал причину болезни» Так вот. Те, кто считали, что справятся сами, без врачей, потом буквально «приползали» к докторам, с уже запущенным вариантом болезни. А многие не успевали. Я таких историй видела очень много. Большинство — с фатальным исходом.

Но даже разоблачение шарлатанов и смерти онкобольных от их действий не уменьшают количество последователей альтернативного лечения.

Блогерка-натуропат Катя Чи лечила онкологию строжайшими диетами и разговорами с «высшим я». Это привело к смерти как минимум одного человека. Но после того как об этом написали СМИ, количество подписчиков у блогерши только выросло. Сейчас у нее 538 тысяч последователей в соцсетях.  

— Мы общались по поводу мошенников и со Следственным комитетом, и с полицией, — говорит Ирина Боровова. — Пока нам удалось только повлиять на то, что у московской клиники 24/7, где обещали вылечить терминальных паллиативных пациентов и за это брали с родственников огромные деньги — 30 тысяч рублей в сутки — отобрали медицинскую лицензию. Чтобы привлечь мошенников к уголовной ответственности, нужно доказать вред, причиненный здоровью. А это очень сложно сделать. Поэтому оружие против мошенников у нас только одно — информирование.

***

Анжела Аскарова, которая поймала преступников в клинике Герцена, уже три года в ремиссии.

— Я жива, потому что доверилась врачам, — говорит она, — это единственное, что можно сделать. Найти хорошего врача и доверять ему. Нужно понимать, что трата времени на альтернативное лечение — убивает.

Спустя два года после смерти сода-гуру Владимира Лузая ему продолжают писать: 

«Добрый день! В ноябре мне был поставлен диагноз “рак левой молочной железы”. Начала пить соду по вашему методу, однако в феврале после повторного обследования УЗИ показало рост левой до 2,6 см и правой 1,1 см. От хирургического вмешательства и химии отказалась, подскажите, каким образом продолжать лечение?»

Помогите Правмиру
Много лет Правмир работает для вас и благодаря вам. Все тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке. Вы создаёте материалы, которые помогают людям.
Поддержите Правмир сейчас! Сделайте небольшой вклад: 50, 100, 200 рублей — чтобы Правмир продолжался!
Помогите нам быть вместе!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.