Главная Поток записей на главной
Лежите и не двигайтесь. Почему в России почти невозможно пройти реабилитацию
Чтобы пройти бесплатную реабилитацию после травмы или тяжелой болезни, нужно жить в одном из городов-миллионников с федеральными реабилитационными центрами, попасть под страховой случай из ОМС, сохранить возможность ухаживать за собой самостоятельно. Но даже в таком случае курса от ОМС все равно будет недостаточно, и дальнейшую реабилитацию придется оплатить. Как работает система реабилитации в нашей стране и что может изменить «ПРОреабилитация» от фонда «Правмир» — в материале Зинаиды Мишиной. 

Лежите и не двигайтесь. Почему в России почти невозможно пройти реабилитацию

Фонд «Правмир» обучает врачей, чтобы это изменить
Чтобы пройти бесплатную реабилитацию после травмы или тяжелой болезни, нужно жить в одном из городов-миллионников с федеральными реабилитационными центрами, попасть под страховой случай из ОМС, сохранить возможность ухаживать за собой самостоятельно. Но даже в таком случае курса от ОМС все равно будет недостаточно, и дальнейшую реабилитацию придется оплатить. Как работает система реабилитации в нашей стране и что может изменить «ПРОреабилитация» от фонда «Правмир» — в материале Зинаиды Мишиной. 

Неестественный отбор

— Мне очень не хочется ругать свой город, но в Питере государственные центры реабилитации принимают только тех, кто может сам о себе позаботиться, — рассказывает одна из участниц курса «ПРОреабилитация» физиотерапевт Светлана Шацкая. — В них не предусмотрено, что с пациентами будут находиться близкие, а своего персонала по уходу за тяжелыми больными там нет. В лучшем случае к больным физиотерапевт придет домой, но такие специалисты есть не в каждой поликлинике — тут уже как повезет. Да, в городе работает частный центр реабилитации, но лечение там очень дорогое. И это Питер, что говорить о регионах. Поэтому перспективы у тех, кто нуждается в серьезной реабилитации, печальные.

Одна из пациенток Светланы, прежде чем обратиться к ней за помощью, четыре года пролежала в кровати со сломанной шейкой бедра. За бабушкой ухаживала сиделка, в остальное время ее миром было радио. 

— Конечно, из-за неправильного ухода у нее образовались пролежни и подвижность ноги мы вернуть не смогли, но бабушка хотя бы начала приподниматься и немного менять положение, — говорит физиотерапевт.

При этом Санкт-Петербург — второй город после Москвы, куда люди съезжаются со всей страны, чтобы пройти реабилитацию. Но даже в столице доступ к этому виду медицинской помощи ограничен.

Реабилитационных центров и специалистов здесь также не хватает и потребности значительно превышают возможности. 

— В нашем центре сейчас лежит порядка 40 пациентов, и все они из разных регионов, — рассказывает руководитель отдела роботизированной реабилитации центра «Преодоление» Сергей Клещунов. — Это говорит о том, что они не находят подходящих программ у себя и вынуждены приезжать в Москву. 

Сергей видит, что за последние пять-семь лет система реабилитации развивается — открывают реабилитационные центры, разрабатывают профессиональные стандарты, но не хватает специалистов.

— Например, у нас нет дефицита в оборудовании по роботизированной механотерапии — его закупили многие федеральные и частные центры. Но не хватает людей, которые могут работать с экзоскелетами, — продолжает Сергей. — И еще есть одна очень важная, на мой взгляд, проблема — дефицит информации. Многие врачи просто не знают о программах реабилитации. Они переводят пациентов из реанимации в общие палаты, и люди теряются. Им никто не объясняет, какая помощь нужна и где ее можно получить.

Рекомендации медиков приводят к осложнениям

Незнание врачей о программах реабилитации и отсутствие желания помочь приводит к вторичным заболеваниям, причем не менее серьезным, рассказывает старший физиотерапевт центра «Три сестры» Сергей Иваненко

— К сожалению, иногда невропатологи или хирурги выписывают пациентов из стационара и дают им рекомендации, которые приводят к осложнениям, — поясняет он. — Например, сейчас у нас проходит реабилитацию 14-летняя девочка. По онкологическим показаниям ей заменили тазобедренный сустав на протез и при выписке сказали лежать и ничего не делать. Она три месяца лежала, не двигалась, не проводила упражнения с оперированной ногой. А потом попала к нам на реабилитацию с осложнениями гиподинамии, потому что нога была неподвижна, и теперь нужно разрабатывать коленный сустав, который был абсолютно здоров. 

Сергей говорит, что похожие ситуации случаются в неврологии, когда пациентов после инсульта отправляют домой и говорят, что им нужно месяц лежать и не двигаться. 

На практике же доказано, что после инсульта, если нет противопоказаний для здоровья, человека нужно поднимать еще в реанимации — высаживать или ставить на ноги. 

Похожую историю вспомнил и другой участник «ПРОреабилитации», физиотерапевт Евгений Проценко. Он рассказал о своем пациенте, который оказался в инвалидном кресле из-за плохого ухода в стационаре: 

— У него случилась токсическая нейропатия — поражение центральной нервной системы на фоне наркотической или алкогольной интоксикации. Молодому человеку 31 год, он попал в больницу и пробыл там два месяца. Я с ним встретился через три месяца после травмирования. Выяснилось, что пока он лежал в стационаре, у него образовались ужасные контрактуры коленных суставов. Случилось это из-за того, что в отделении он постоянно находился в положении так называемой «препарированной лягушки» — когда колени максимально согнуты и разведены в стороны. 

Евгений пытался понять, для чего человека укладывали в такое положение. В выписке не было ни слова о травмах таза, родственники о них тоже не знали. Он сделал вывод, что, скорее всего, пациенту создавали приподнятое положение на функциональной кровати, он сползал с нее и колени раздвигались, принимая позу «лягушки». Конечно, его должны были поправлять, но никто этого не делал.

— В итоге, когда пришло время выписываться, то родственникам его выкатили в коляске, потому что из-за контрактуры стоять и ходить он не может. Никаких рекомендаций по уходу и элементарных советов по оформлению инвалидности им не дали. Видимо, всем в больнице было все равно, что с ним будет дальше…

«Мы били камертоном об пол, а потом прикладывали к телу»

В прошлом году фонд «Правмир» получил президентский грант и запустил стажировку для врачей и специалистов в области физической терапии из регионов «ПРОреабилитация». Один курс длится пять дней. Наставники участников — профессионалы реабилитационных центров «Три сестры» и «Преодоление». Первая группа уже прошла обучение.

— Для меня эти курсы показали слабые места в организации реабилитации у нас, — признается одна из участниц программы, физиотерапевт из Красноярска Екатерина Третьякова. — И если честно, то наши логопеды и нейропсихологи в сравнении с вашими — небо и земля. Наш логопед дает пациенту занятия на дом, и этим его помощь ограничивается. Хотя мог бы проводить логопедический массаж, например. А нейропсихолог ничего не знает о методах поддержания психологического, эмоционального состояния пациентов. 

Екатерина Третьякова считает, что и эти сотрудники местных больниц должны пройти курсы, увидеть, как восстанавливаются вроде бы безнадежные пациенты, научиться этим методикам. И тогда больные из Красноярска перестанут ездить за реабилитацией в другие города, потому что смогут получить помощь у себя. «А пока, — эмоционально добавляет она, — у нас тяжелых пациентов выписывают. Некоторые врачи им советуют гроб покупать. Люди, между тем, еще живут — по 10 лет и больше. И это сложно назвать жизнью. Они могли бы жить по-другому».

Другая участница курсов, физиотерапевт из Санкт-Петербурга Светлана Шацкая рассказывает, как ее впечатлила методика стимуляции мышц при помощи камертона: 

— Мы били им о пол и прикладывали вилки на разные участки мышц. Вибрации, которые дает камертон, помогают восстанавливать мышечные волокна и более эффективно выполнять упражнения. И это научно доказанный факт! 

Врач признается, что не знала об этом раньше, как и о PNF-терапии — методике, которая помогает восстановить функциональные связи между нервной системой и мышцами. 

— Несколько лет назад я работала с пациентами с поражением тройничного нерва лица, — вспоминает она. — И если бы тогда владела техниками PNF, о которых мне рассказали на курсах «ПРОреабилитация», то могла бы предложить им такую помощь и помочь быстрее вернуться в привычную для них жизнь.

— Медицинская реабилитация нужна 12 миллионам людей в нашей стране, — говорит директор фонда «Правмир» Татьяна Апатова. — Получает ее лишь небольшой процент из них. Оказывая адресную помощь и привозя пациентов в Москву, мы не можем влиять глобально на ситуацию. Но мы хотим, чтобы в регионах реабилитация развивалась. Будут знающие врачи — будет шанс на полноценную жизнь, и дело не в оборудовании, а в людях. Мы приглашаем врачей именно из государственных центров, потому что реабилитация должна быть бесплатной, это наш принцип. 

К осени 2022 года «ПРОреабилитацию» должны пройти 144 врача — главная надежда пациентов из регионов. Курсы созданы для энтузиастов, которые искренне хотят поменять систему реабилитации, дать возможность большему числу людей вернуться к нормальной жизни, прожить дольше и больше радоваться общению с друзьями и родными. 

— «ПРОреабилитация» дает знания таким специалистам и правильное направление развития, — уверен старший физиотерапевт центра «Три сестры» и куратор курсов Сергей Иваненко. — Потому что врачи, на примере работы наших центров, видят структуру того, как специалисты слаженно взаимодействуют с пациентами, изучают методики, которые действительно работают и используют все это на своих пациентах.

Половину средств, которую фонд «Правмир» вкладывает в стажировку, обеспечивает президентский грант. А вторую половину необходимо собрать. Вы можете сделать так, чтобы качественная реабилитация была и в вашем регионе! 

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.