Лизе всего 22. У нее отнялись ноги — совершенно неожиданно, из-за гематомы в поясничном отделе позвоночника. Если за три месяца девушка не пройдет срочную реабилитацию, ей не сделают операцию. Это значит, что Лиза останется парализованной ниже пояса уже навсегда. По ОМС реабилитацию пройти не удалось, она платная и дорогая. У родителей и сестры девушки нет возможности ее оплатить. А времени очень мало. 


В мае у Лизы появились сильные боли в пояснице и ногах. Когда обезболивающие перестали помогать, девушку положили в больницу и по результатам МРТ выявили миелопатию — дисфункцию спинного мозга. В поясничном отделе обнаружили кавернозную венозную мальформацию — совокупность сосудистых полостей различных размеров и форм, содержащих продукты распада крови.

Кавернозное образование лопнуло, образовалась огромная гематома, и произошел паралич ног.

При выписке из больницы врачи рекомендовали Лизе срочно пройти реабилитацию для восстановления двигательных функций, тогда гематома рассосется и можно будет провести операцию, удалив кавернозное образование. Если операцию не сделать, оно снова лопнет, и Лиза останется парализованной навсегда.

Лиза на реабилитации

Дома у Лизы отнялись ноги

Лиза младшая в семье, и все — мама Елена, папа Александр и сестра Наташа — ее всегда опекали. Даже когда Лиза уже стала взрослой, даже когда закончила институт. Относились, как к маленькой. Впрочем, Лиза, кажется, в такой опеке и нуждалась. Ранимая, нежная, какую-нибудь квитанцию оплатить или документы оформить — целая история. Попросит маму помочь, сестру позовет — вместе не так страшно. 

А после института Лиза всех удивила. Совершила нечто такое, во что до сих пор не верят ни мама, ни папа, ни сестра: неужели это наша Лиза?! Закончив в родном Белгороде финансовую академию, Лиза собрала вещи и уехала покорять Москву. Вот просто в никуда уехала. Одна. Без договоренностей о работе, без поддержки и родительской опеки. Просто кошмар. 

Единственное, что утешало родителей: первые два месяца в Москве Лиза жила у дальних родственников. Вроде бы под присмотром.

Лиза до болезни

Но вскоре Лиза очень быстро нашла работу в банке, сняла квартиру и зажила совершенно самостоятельно. Сестра Наталья старше Лизы на 9 лет и рассказывает мне все это со смешанным чувством гордости и удивления: вот тебе и тихоня, вот тебе и младшенькая, ранимая и беспомощная. Выкинула номер! 

— У нее же в Москве ни друзей, ни знакомых — все в Белгороде. Уж я не говорю о семье, — говорит Наталья.

И все же семья Лизу зауважала и отпустила: взрослая так взрослая. Прошел примерно год. Лиза работала, общалась с родителями и сестрой по скайпу, и все были довольны друг другом. А потом начались несчастья. Одно за другим. 

Сначала аппендицит — Лизу положили в больницу и сделали операцию. Потом еще какие-то мелкие болячки. Весной, в мае, Лиза поехала домой, чтобы немного отдохнуть. И вот дома случилось самое страшное: у Лизы отнялись ноги.

«У вас всего три месяца. Потом будет поздно»

Первым симптомом стали боли. Настолько сильные, что не помогали даже обезболивающие. В ногах, в пояснице. Когда стало совсем невмоготу и стало понятно, что это «само как-нибудь не пройдет», родители вызвали скорую. 

Через некоторое время Лизу отвезли в московскую больницу. МРТ делали несколько раз, в конце концов причину и болей, и паралича нашли: кавернозная венозная мальформация поясничного отдела спинного мозга (уровень Th11-Th12 позвонков).

Лиза с мамой

Это врожденная аномалия, или порок развития венозной системы, нарушение строения сосудистой сетки. Подобные образования обычно четко отграничены от окружающих тканей и представляют собой совокупность сосудистых полостей различных размеров и формы, содержащих продукты распада крови. У Лизы это образование лопнуло, образовалась огромная гематома и произошел паралич ног.

Целый месяц Лиза лежала в больнице. Никаких улучшений. Она снова была совершенно одна, вдали от дома и семьи, в Москве. Она не чувствовала ног и каждый день боялась, что это навсегда, что лучше не станет. 

— 22 года всего, — говорит сестра Наталья, — вы представляете: остаться без ног?

В конце концов Лизу выписали, и врач сказал, отдавая девушке документы: «Срочно отправляйтесь на реабилитацию. Иначе гематома так и не рассосется и мы не сможем провести операцию — удалить кавернозное образование». «Что будет, если его не удалить?» — спросила Лиза. «Оно почти наверняка лопнет снова, и вы можете навсегда остаться парализованной ниже пояса. Три месяца, максимум три месяца у вас, слышите? Потом будет поздно», — добавил он.

Реабилитация

Реабилитацию по ОМС получить не удалось

Лиза лежала на кровати в съемной квартире и думала про эти последние слова врача, пока мама и сестра пытались добиться бесплатной реабилитации. Она почти осязаемо видела, как дни утекают — один за другим. Неделя, вторая, а реабилитации все нет. Ничего не получалось у них — ни у сестры, ни у мамы. Бесплатную реабилитацию Лизе не давали. Тогда они обратились в фонд «Правмир».

Лиза на занятиях с реабилитологом

У Лизы очень мало времени — сейчас ее ноги можно спасти, убрав с помощью упражнений гематому и сделав операцию. Завтра будет поздно. Помогите Лизе сейчас. Всего 22 года, ранимая и бесстрашная, тихая и решительная… Нужно ее спасти.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.