Мама 6 детей с синдромом Дауна: Раньше я считала себя терпеливым человеком

|
Девять лет назад подруга попросила Леа Спринг полететь вместе с ней в Болгарию там она должна была забрать своего приемного ребенка. Интернаты, которые увидела женщина, потрясли ее. Леа не смогла забыть этого и усыновила 5 детей у каждого из них есть синдром Дауна.

Леа Спринг – приемная мать пятерых детей с синдромом Дауна. Она воспитывает свою кровную дочь Анжелу (22 года) и приемных Акселя (18), Абеля (15), Ашера (14), Амоса (14) и Одри (14). Леа также законный опекун Романа (15), у которого фетальный алкогольный синдром и синдром Туретта.

В комнате, полной кроваток, никто не плачет

Ее история началась в 2010 году, когда подруга, решившая усыновить ребенка из Болгарии, попросила ее поехать вместе с ней. Леа с ужасом увидела, в каких условиях живут дети-инвалиды в государственных учреждениях.

«Когда вы заходите в это учреждение и видите своими глазами детей, которыми пренебрегают и просто “складируют” – когда вы видите комнату, полную кроваток, в которой никто не плачет – вы не можете пройти мимо», – говорит Леа.

Когда она вернулась, Леа и Дин поняли, что должны усыновить ребенка. Из-за своего возраста (Леа было 43 года, а Дину – 53) они решили, что это не должен быть младенец. Пара вдохновлялась младшей дочерью Леа – Анжелой, которая родилась с синдромом Дауна. «Я представляла, что она живет в этих условиях, и даже не могла осознать этого. Как такое может быть? Как такое может происходить сегодня?» – объясняет Леа.

В декабре 2010 года Леа полетела в Сербию, где познакомилась со своим сыном Акселем, которому было 10 лет. Мальчик жил в фостерной семье, и женщина смогла познакомиться с его временной семьей и с кровными родителями.

«Он всех любит, всех опекает. Когда я лечилась от рака и возвращалась домой после химиотерапии, он укрывал меня одеялом и спрашивал, не хочу ли я воды», – рассказывает об Акселе, которому уже 18, его приемная мама.

Через год в семье появился семилетний Ашер, который всю жизнь провел в детском доме и подвергался там насилию.

Леа с Акселем и Ашером. Фото: Pioneer Press / Jean Pieri

«Он ко всем цеплялся – это был его способ выжить в детском доме. Он был ограничен своей комнатой и выйти наружу мог, только если повиснет на ком-то. Поэтому как только кто-то заходил в комнату – воспитатель (как правило, они сидели в комнатах без воспитателей) или уборщица – он повисал на них», – рассказывает Леа и добавляет, что свои способы выживать были у всех ее приемных детей.

Никогда не выходил из интерната и не ездил на машине

В апреле 2013 года они вместе с Дином снова полетели в Сербию за десятилетним Абелем. «Сербские власти сказали нам, что никогда раньше не показывали его досье другим семьям. Но они хорошо знали нас и решили, что мы сможем справиться с его поведением», – рассказывает женщина.

Через неделю мальчика должны были перевести в учреждение для взрослых, которое было известно пренебрежительным и жестоким отношением к подопечным. Леа поняла, что не может оставить там мальчика.

Сейчас Абель стал частью семьи. Больше всего ему нравятся беговые дорожки – в качестве поощрения парню разрешают пробежать пару миль в школе и вечером дома. Он объясняет, что во время бега чувствует себя более быстрым и сильным.

Абель

Но первые дни с новым членом семьи всем дались нелегко. Леа признается, что его адаптация протекала сложнее всего.

«Когда Абель впервые приехал в наш дом, было действительно сложно, – говорит она. – Абель никогда не был в машине прежде, он никогда не был за пределами интерната».

В марте 2014 года в семье появилась девятилетняя Одри. С рождения девочка жила в детском доме, где ее развитием никто не занимался, и только за полгода до встречи с Леа ее временно взяла фостерная семья.

Одри

До сих пор любимая вещь Одри – полотенце. «Думаю, постельное белье – это была единственная вещь в детском доме, с которой она могла играть, – объясняет Леа. – На Рождество и дни рождения мы дарим Одри разные цветные полотенца, с разной текстурой, и она внимательно проверяет их. В ее комнате есть большая корзина, полная полотенец всех видов».

После усыновления Одри семью коснулась страшная новость – у Леа обнаружили рак груди. В апреле ей сделали первую операцию, а в мае началась химиотерапия. Когда проблемы со здоровьем были решены, Леа позвонили и попросили взять на время пятого ребенка – Амоса.

Мальчика усыновили с Украины, но теперь его семья была в кризисном состоянии. Амос прожил вместе с Леа и Дином несколько недель, а затем его родители позвонили снова – и попросили оставить мальчика навсегда. В мае 2015-го он окончательно стал частью семьи.

Леа и Амос

Последнего ребенка – Романа – усыновила подруга Леа. Она живет в сельской местности и не имеет доступа к хорошим врачам и специальному образованию. Леа и Дина попросили взять мальчика к себе, чтобы он мог учиться в школе и получал медицинскую помощь, в которой нуждается. «Он только под опекой и часто общается со своей семьей», – говорит о нем Леа.

У Романа фетальный алкогольный синдром и синдром Туретта. Леа рассказывает, что Роман знает о своих проблемах, и поэтому не очень уверен в себе. В то же время он очень заботлив. «Я никогда не встречала подростка, который выносит мусор без напоминания», – говорит Леа.

Леа и Роман

Почему вы назвали всех детей на букву «А»?

Самый популярный вопрос, который задают Леа и Дину: «Почему имена всех ваших детей начинаются на букву “А”?» Леа шутит, что после первых трех детей они решили, что остальные будут чувствовать себя обделенными, если их имя будет начинаться на другую букву.

Другой вопрос более серьезный: «Что вы получаете от усыновления детей?» «Мы наблюдаем, как дети растут и учатся. Мы не должны ожидать большего», – отвечает Леа.

На третий они сами не могут дать ответ. На вопрос «Вас не расстраивает, что ваши дети никогда не станут самостоятельными», Леа и Дин сначала однозначно отвечают «Нет». «Малая часть меня расстроена, потому что я знаю, что они способны жить самостоятельно. Но из-за их предыдущей истории это невозможно», – добавляет Леа.

«Мы просто родители, – говорит женщина о своей семье. – У нас есть возможность увидеть действительно крутые события. Мы видим детей, которые никогда не видели холодильник, полный еды, и делают это открытие. Мы видим, как ребенок, которому не хватает общения, понимает, что если он что-то попросит, он получит это».

Фото: www.real-fix.com

По словам женщины, усыновление пятерых детей подарило ей терпение. «Думаю, я стала гораздо более терпеливым родителем, чем раньше. Раньше я считала себя терпеливым человеком, но на самом деле я не знала, что это», – говорит Леа и добавляет: «Теперь знаю».

Людям, которые также хотят взять детей в семью, женщина советует прежде всего разобраться со своими мотивами.

«Это полезное дело, но люди никогда не должны идти на усыновление для себя, – говорит она. – “Я хочу усыновить, чтобы почувствовать себя хорошо”, – это неправильная причина».

«Вы идете на усыновление, потому что есть ребенок, которому нужна семья. Если у вас есть место, есть время, есть возможность, есть ресурсы, тогда вы и делаете это».

Леа и Дин с детьми. Фото: www.real-fix.com

По материалам The Mighty, Inside Edition

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: