«Мама на уроки прогнала» – но теперь в школе встретит утренний фильтр на простуду

|
Родители и дети готовятся к школе, теперь им придется быть готовыми к еще одному новшеству – утреннему медицинскому фильтру. Новое постановление требует осмотра детей на входе в школу и детский сад, и при подозрении на простудное заболевание их будут не допускать до занятий и отправлять домой. Родители поделились на два лагеря – кто-то горячо приветствует инициативу, кто-то возмущается. А специалисты указывают на очевидные проблемы.

«Почему мы должны собирать чужие сопли»

В июне главный государственный санитарный врач Анна Попова издала постановление, которое касается вопросов профилактики вирусных заболеваний. Согласно документу, с 1 сентября в школах и детских садах появится процедура «утренних фильтров». Во время подъема вирусной активности гриппа и ОРВИ каждое утро перед занятиями медработнику или педагогу придется осматривать каждого ребенка. При подозрении на заболевание детей будут отправлять домой вместе со взрослым, который его привел.

«По Конституции каждый человек имеет право на здоровую среду обитания и охрану здоровья. Ответственность образовательной организации – предоставить условия для сохранения здоровья любого человека. В период подъема гриппа мы рекомендуем дистанционную форму образования», – прокомментировала на телеканале “Россия-1” в программе “Утро России” постановление Елена Ежлова, начальник управления эпидемиологического надзора Роспотребнадзора.

Обсуждение «утреннего фильтра» вызвало противоположные мнения среди родителей. Кому-то нравится этот закон:

«Очень действенная мера! На настоящий момент был пробел в законодательстве, оставалось только рассчитывать на совесть родителей. Если будет нормативный акт, результат не заставит себя ждать!»

«В нашем детском саду и так домой отправляли заболевших. И правильно делали: одного приведут с температурой и такими соплями, что возникает стойкое ощущение, будто его не жалеют сами родители. Если люди следят за своими детьми и вкладываются в их здоровье, то почему они должны собирать чужие сопли и снова вкладываться в лечение? Считаю, если работа не дает на ребенка ни средств, ни времени, то такая работа не нужна вовсе. Другое дело, что медработники исчезли».

«Наконец-то. Главное, чтобы это реально работало. А то замучились ребенку здоровье гробить из-за неадекватных родителей, которые таскают детей в сады и школы с соплями, температурой и всем сопутствующим!»

Многие отметили слабые места постановления:

«Интересно, как они отличат аллергию и ОРВИ? Единственное различие, что при аллергии нет температуры. У моего ребенка аллергический насморк, слезятся глаза, чихает, кашель, и это большую часть учебного года. А с нашей медициной это не лечится».

«Правительство решило медицинский осмотр возложить на учителей, чтобы сэкономить деньги на медработниках. А по какому праву педагоги будут этим заниматься? Это незаконная медицинская деятельность».

«Тогда надо и воспитателей с нянечками не допускать больных до работы, и учителей в школах. Да и вообще всех, чья работа каким-то образом связана с детьми».

«А давайте до работы не допускать с соплями и кашлем? Что это меня чихающие сотрудники заражают, пусть дома сидят? А клиентов с кашлем и соплями не обслуживать вообще – пусть лечатся, нечего заразу разносить. От всего не уберечь ни себя, ни детей. Надо закалять».

«Что толку? В инкубационный период при отсутствии внешних проявлений заболевания ребенок все равно при близком общении или случайном чихе перезаражает полгруппы».

«Во-первых, сколько нужно времени, чтобы осмотреть всех детей. У нас в классе 31 человек – если на каждого даже по минуте – это больше получаса. Далее представьте обвинения учителя со стороны других родителей, что он «не заметил больного ребенка» (а учитель не врач, он не может все заметить, да и врач-то не всегда может). Обратная ситуация: вы забираете ребенка, идете к врачу в поликлинику, и на самом деле оказывается, что ребенок не болен – кто компенсирует пропущенный рабочий день?»

Здоровье детей – теперь задача педагога

Исполнение постановления ляжет на плечи врачей и педагогов. Начальник Управления эпидемиологического надзора Елена Ежлова пояснила, в чем состоит задача:

Елена Ежлова

– Конечно, в идеале нам хотелось бы и было бы правильно, чтобы во всех образовательных учреждениях были медицинские работники. Хорошо зная детей, педагог может обратить внимание на какие-то признаки: необычное для данного ребенка поведение, вялость, жалобу на головную боль. Задача педагога, если рядом нет медицинского работника, – вывести ребенка в медицинский кабинет учебного учреждения и не оставлять его без присмотра до вызова родителей. Если достаточно тяжелое состояние – это вызов скорой помощи, и уже приехавший медработник определяет дальнейшую тактику: госпитализировать его или отправить вместе с родителями домой».

Учитель одной из московских школ Софья П. считает идею неплохой, но воплощение – смутным:

– В 90-е и 2000-е из-за низкого финансирования школы резко сократили число медицинских работников, и до сих пор во многих учреждениях все осталось без изменений. К примеру, в нашей рейтинговой московской школе медсестра работает на два корпуса, по полдня в каждом. Значит, на кого ляжет эта обязанность? На классных руководителей, которые перегружены списком обязанностей и сложной системой отношений с учениками и их родителями.

Конечно, имеют место случаи, когда ребенок приходит в школу очевидно простуженным, потому что «мама прогнала на уроки». Даже когда мэр в этом году из-за погодных условий разрешил остаться школьникам дома, на урок пришло 13 пятиклашек, а это почти полкласса. Реже приходят заболевшими из-за контрольных работ или важных занятий. К таким ситуациям нельзя относиться одобрительно, но думаю, они повсеместны.

Я зимой-весной нахожусь в перманентном состоянии простуды, потому что постоянно в классе кто-то из детей болеет. Если бы этим занимались медработники, которые были бы непредвзяты к детям и ситуации, и которых бы хватало на всех детей школы…

Подозревать родителей – худшая стратегия

У педиатра Сергея Бутрия постановление вызвало много вопросов:

Сергей Бутрий

Очередная поспешная и непродуманная, но громкая инициатива, которая осложнит жизнь всем причастным и никак не поможет уменьшить заболеваемость.

Я видел только новостные статьи и Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 25.06.2018 № 38 “О мероприятиях по профилактике гриппа и острых респираторных вирусных инфекций в эпидемическом сезоне 2018-2019 годов”, но информации о новых «утренних фильтрах» там очень мало, и пока вопросов намного больше, чем ответов.

1. Самый очевидный вопрос: как это технически выполнить? Невозможно хоть сколько-нибудь успешно провести утренний осмотр каждого ребенка в саду одним детсадовским врачом или медсестрой, будут создаваться заторы на входе. Среднее время ожидания родителем «одобрения» работников фильтра на посещение его ребенком детского сада составит около получаса, и так каждое утро – это совершенно неприемлемо для родителей в их утренней спешке. Если же доверить это воспитателям – кто даст гарантию качества такого осмотра?

2. Как педиатр, я при сборе анамнеза опираюсь на основополагающий факт: родителю незачем мне врать, он сам заинтересован в верном диагнозе, мы союзники. Но в “утреннем фильтре” с самого начала предполагается, что родитель или глупец, или лжец. Это очень плохое начало, на нем сложно построить хоть что-то конструктивное. Если вычесть из осмотра педиатра честный и взаимоуважительный диалог с родителем – почти не останется симптомов, по которым можно с уверенностью выявить ОРВИ или другую заразную болезнь. Ребенок мог кашлять всю ночь, но как я это узнаю? Красное горло, обильный насморк сами по себе не являются критерием того, что ребенок высокозаразен.

3. Как вообще понять, что ребенок стал незаразен? У многих детей с обычной простудой насморк и кашель длятся не одну и не две недели, причем они могут быть только по утрам (именно тогда, когда ребенок попадает к работникам “фильтра”). При этом ребенок максимально заразен только в первые дни болезни, а дальше уровень выделения вируса или нулевой, или сопоставим с легкими формами простуды. Вывести его на все эти три недели, пока насморк не пройдет окончательно? Но родителю, ребенок которого имеет только остаточные катаральные явления, участковый педиатр не даст листок нетрудоспособности – и как тогда ему быть?

Вопросов гораздо больше, это лишь некоторые. По моему скромному мнению, заставлять работников детских учреждений подозревать в каждом родителе лжеца и вредителя собственному ребенку и причинять ему добро насильно – худшая из возможных стратегий.

Если мы посмотрим на международный опыт, то вот, например, в Великобритании есть четкие алгоритмы, при каком диагнозе на какой срок следует выводить ребенка из коллектива, и ОРВИ в нем просто не указана (видимо, не планируется выводить такого ребенка вовсе). А у нас таких документов просто не разработано – и на что тогда опираться работникам фильтра в случае конфликтов с родителями? На собственные представления?

В Австралии тоже есть такой документ, и там сказано, что выводить ребенка с ОРВИ “не является необходимым”, разве что до той поры, пока ему самому не станет лучше. Потому что инфекция во время эпидемии повсюду, ее выделяют далеко не одни только больные с очевидными симптомами – и изоляция только их мало что меняет.

А в США для родителей, работников детских учреждений и медиков эксперты пишут отличные памятки, в которых гораздо большее внимание уделяется вакцинации против гриппа, правилам мытья рук, этикету чихания/кашля и т.д. – чем изоляции заболевших. Про изоляцию сказано лишь два слова: желательно находиться дома в период лихорадки и еще 24 часа после нормализации температуры.

Вот как подходят к этой непростой и многосторонней проблеме в развитых странах: просвещение, гигиена, вакцинация, справедливые соцгарантии родителям заболевших детей; постепенно, планомерно, грамотно, с прицелом на долгосрочную перспективу. А в нашей стране всё опять пытаются решить внезапными запретами, непродуманными категорическими приказами и наказаниями. Это нелепый фарс, а не грамотная профилактика.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Страдания Вертера, секс в 12, анорексия и улица – кто виноват и что делать
Девочка-подросток – о том, как трудно совладать со своими чувствами

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: