Год назад в ДТП Настя получила серьезную черепно-мозговую травму. Перенесла сложную операцию, после которой было несколько курсов реабилитации. Часть из них оплатил обвиняемый в ДТП. До полного восстановления Насте еще далеко. Она до сих пор не видит. Недавно научилась произносить отдельные звуки. Может сделать всего несколько шагов с помощью ходунков. Реабилитацию обязательно нужно продолжать, но каждый курс стоит дорого, семья Насти не может оплатить его самостоятельно.


— Настюш, ты папу видишь?

Настя качает головой.

— А Саву? Видишь, как брат вырос за этот год? Представляешь, ему уже пять!

Настя снова качает головой.

У Светланы сжимается сердце, глядя на дочь, но она старается держаться.

— Может, пойдем в комнату, послушаем телевизор?

На этот раз Настя утвердительно кивает.

Настя

— Если Настю спросить, будет ли смотреть телевизор, она ничего не ответит. А если сказать ей: «Будешь слушать телевизор?» — кивнет, — рассказывает Светлана, мама Насти.

— Она сейчас не говорит и не видит, но прекрасно все понимает. Часто плачет по ночам. Ночник включишь, подойдешь к ней — а у нее по щекам слезы текут.

Тему аварии мы при ней сейчас стараемся вообще не поднимать, чтобы не травмировать. Раньше говорили об этом, думая, что она все еще в состоянии малого сознания, — продолжает она. — А потом увидели ее реакцию: она начинала тихо плакать, — и поняли, что она нас слышит. И ей очень больно.

Больно сейчас не только Насте — всей ее семье. И непонятно, как вообще могло случиться то, что случилось.

«Выезжаем», – написала Настя

Настя с детства удивляла и постоянно радовала родителей. Каждый день. То неподдельным интересом ко всем живым существам — жучкам, паучкам, кошкам, собакам — и мечтой стать ветеринаром, то успехами в российских и международных конкурсах: «Маленькая мисс Екатеринбург», «Маленькая мисс Урала», «Маленькая мисс Евразии», «Лучшая детская модель мира». 

Она получала гран-при и приз зрительских симпатий, участвовала в показах детской одежды и рекламных роликах. А на первые заработанные деньги покупала подарки маме и папе: шоколадки, украшения.

В 12 лет стало понятно, что для участия во взрослых конкурсах красоты Насте не хватает роста. Но она не огорчилась. Перешла учиться в лицей и нашла себе новое увлечение — мини-футбол. А потом неожиданно решила стать управленцем, поступила в Уральский государственный экономический университет, параллельно работала в фитнес-центре. Мечтала о своей семье, о детях.

Настя до аварии

В свободное время Настя ездила отдыхать с друзьями. Ей нравилось открывать для себя новые места, спать в палатке и сидеть у костра. Летом прошлого года они с ребятами придумали новый маршрут на выходные: в Челябинскую область, на озера. Отдых прошел отлично. 

Перед тем, как отправиться домой, в Екатеринбург, Настя прислала маме в мессенджере фото коров, которые паслись недалеко от их палатки, и написала: «Какие милые! А мы выезжаем». Но до дома тогда она так и не доехала.

До аварии

28 июля 2019 года на 18-м километре трассы Байрамгулово — Новоандреевка отечественная малолитражка, в салоне которой находились Настя и двое ее друзей, столкнулась с дорогой иномаркой. За рулем внедорожника был бывший вице-губернатор Челябинской области, гендиректор агрохолдинга «Равис» Андрей Косилов. 

Голова была полностью забинтована

Все участники этого ДТП получили серьезные травмы. Но больше всех пострадала Настя, сидевшая на заднем сидении. Если двух ее друзей с трудом вытащили очевидцы из покореженной машины, то ее боялись даже трогать до приезда скорой. Думали: не жива. Все лицо и волосы Насти были в крови.

— Это был выходной. Мы с мужем и младшим сыном находились дома. Тут звонок: «Ребята попали в аварию. Настю увезла скорая». Я сразу стала белая от ужаса. Мы с мужем бросились обзванивать наугад все челябинские больницы и морги: «Анастасия Вяткина к вам не поступала?» Нам везде отвечали: «Нет». Потом я стала говорить по-другому: «Было ДТП. К вам девочку должны были привезти». И так мы ее нашли! В одной из больниц. Из Екатеринбурга в Челябинск мы добрались уже поздно вечером, — вспоминает Светлана.

Настя была в крайне тяжелом состоянии.

Во время ДТП она получила открытую черепно-мозговую травму. У нее были сломаны кости средней зоны лица, носа, лобная кость, ушибленные раны глаз и век.

Прооперировали ее сразу: убрали отломки костей и закрыли дефект основания черепа титановой пластиной. 

— Я слушала врачей и не понимала, что они говорят. «Нет-нет! Это не Настя! Вы что-то перепутали, — повторяла я. — Покажите мне ее!» Как любой матери, мне не хотелось верить, что с ребенком такое случилось. У меня просто истерика была. «Вы на эмоциях. Успокоитесь — увидите дочь», — сказали мне. Даже в реанимации я не сразу поняла, что это моя Настя. Голова у нее была полностью забинтована. Без бинта был только подбородок. Я посмотрела на ручки, на маникюр… Настя! 

Настя

Она была в коме. На ИВЛ. Мы с мужем 2 месяца приезжали к ней каждый день – 200 километров туда и столько же обратно. Рассказывали дочке все новости: «Настюшечка, привет! А мы грибов насобирали, бабушка тебе привет передавала». Слышала ли она нас? Мы были на таком пределе, что муж не выдержал и попал в больницу с сердечным приступом. А мне приходилось метаться между ними и еще работать, чтобы было на что жить, — рассказывает Светлана.

Настя стала произносить звуки, но оплатить реабилитацию некому

В начале октября Настю перевели из челябинской больницы в Клинический институт мозга в городе Березовский. Она была в вегетативном состоянии. И что будет дальше, ни один врач сказать не мог. Андрей Косилов оплатил тогда часть лечения, а потом и частично реабилитацию в специализированном центре Екатеринбурга. 

Деньги на очередной — июньский — курс восстановления Насте уже собрал Фонд помощи пострадавшим в ДТП.

Настя

Благодаря реабилитации Настя вышла из вегетативного состояния, стала контактна. Показывает головой «да» и «нет». Сама дышит, хотя искусственное дыхательное горло — трахеостому — ей пока не убирают. Питание смешанное: частично через специальную трубочку в брюшной полости — гастростому, частично через рот. Жевать Настя пока не умеет, сразу глотает еду. 

Недавно — после долгих занятий с логопедом — девушка начала произносить гласные и согласные звуки. Когда потягивается, говорит: «М-м-м». У нее есть положительные и отрицательные эмоции. 

— Руки потихоньку разрабатывает. Может взять и удерживать какие-то игрушки — колкие, мягкие, резиновые — не тяжелые. Может 10 минут постоять у шведской стенки без поддержки и сделать несколько шагов с помощью ходунков. Мы ее всегда подбадриваем: «Настюш, старайся! Давай еще!» А что — сидеть и страдать рядом? Такая жизнь у нас теперь, надо к ней приучаться. Только видео, где Настюша красивая, здоровая, счастливая, с момента аварии я не пересматривала ни разу. Боюсь. Больно, — говорит Светлана.

Настя

Реабилитация дорогая. Родные Насти будут добиваться компенсации за причинение вреда здоровью и морального ущерба. Но пока идут суды и следствие, девушка теряет реабилитационный потенциал. Помогите Насте!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.