Мариино стояние – почему сегодня надо быть в храме. И можно даже не стоять

В начале поста попался крик души человека, не чуждого эстетики: «Какие же ужасные богослужения первой седмицы! Андрей Критский писал цельное произведение, а его раздробили на части! Ну как так можно?!»

Монахиня Елизавета (Сеньчукова)

Отмечу, что лично я очень люблю именно первые дни Великого поста: Великое повечерие с Великим покаянным каноном выстроено очень красиво и сильно даже чисто драматургически. Канон, как ни странно, выполняет функцию завязки этой драмы, а кульминация происходит в тропарях. Развязка же звучит во вседневном славословии, тропарях «Господи сил, с нами буди» и, наконец, молитве Ефрема Сирина.

С утреней четверга пятой недели Великого поста, в народе именуемой «Марииным стоянием», ситуация совершенно другая. Богослужение длинное, тяжелое, трудно воспринимаемое на слух, а по книжке следить в сумерках еще тяжелее. Тем не менее, искушение сбежать с этого богослужения надо гнать поганой метлой. Не потому, что пропускать великопостные богослужения неблагочестиво, а потому что конкретно Мариино стояние – величайшая педагогическая поэма всех времен, которая каждый год воспитывает в нас все то, для чего вообще существует Великий пост.

Можно начать с упомянутой молитвы Ефрема Сирина. Понятное дело, что в таком долгом богослужении ни о праздности, ни о празднословии речь идти не может. С любоначалием тоже как-то не складывается – сам дух Великого покаянного канона настраивает на смиренномудрие. Житие Марии Египетской – прививка от уныния и воспитание целомудрия и терпения. Ну и про любовь – всего несколько слов, а какие сильные:

Всем усердием и любовью притекла ко Христу, отбросив первый греховный путь, питаясь глубоко в пустыне и исполняя в чистоте Божественные заповеди (вторая песнь Великого канона).

Вы, апостолы, возлюбленный виноград Христов, источающие миру вино духовное (из трипеснца перед четвертой песнью Великого канона).

Возлюбила и возжелала Христа, ради Него плоть изнурила, о преподобная! Моли Христа о нас, чтущих Его рабах Его, да подаст нам мирный дух (седьмая песнь Великого канона).

Подобно углям из сверхъестественного огня попалите мои естественные страсти, возжигая во мне желание Божественной любви, о апостолы! (трипеснец перед восьмой песнью Великого канона).

Не говоря уж о том, что вся история Марии Египетской учит тому, что грешника осуждать не надо – Господь его может к такой святости привести, что вам и не снилось. А вот свои грехи видеть надо, чтобы если не к святости, то хоть какому-то исправлению прийти.

И так далее.

Большой вопрос, какая часть этого богослужения более существенная: канон Андрея Критского или житие Марии Египетской. Поэтический дар преподобного Андрея бесспорен, но слог его тяжел, метафоры избыточны, синтаксис запутанный, да и само произведение длинное. Даже «Евгения Онегина» в один присест прочитать нелегко, а уж тем более переведенную поэму о крайне сложных духовных переживаниях, которые в нецерковной поэзии просто не развиваются до такой степени за ненадобностью. Богослужение, повторюсь, имеет педагогическую направленность. Богослужебные произведения нам не только слух услаждают (могут и не услаждать, если слушатель не любит византийскую поэзию), но и воспитывают, дают понятие об аскетике и духовном опыте.

Житие преподобной Марии, в какой редакции его ни бери, просто и понятно: была грешница, получила некий духовный опыт, начала каяться и стала святой. Чудеса вторичны и, в общем, не очень-то и потрясающие воображение. Ну по воде прошла – что там того Иордана. Ну в храм войти не смогла – ха, да кто сам с таким не сталкивался. Весь сюжет бы мог остаться просто памятником агиографической литературы – благо историй о покаянии в Священном Предании очень много.

Но именно в сочетании с Великим покаянным каноном преподобного Андрея Критского это повествование приобретает законченность.

Это уже не жизнеописание конкретной женщины, пусть и поучительное, а универсальное исследование человеческой природы в свете покаяния – причем покаяния не просто как сокрушения о грехах, а покаяния как изменения образа не только поведения, но и чувств, и мыслей. Метанойя, перемена ума.

В силу того, что, как было выше сказано, богослужение долгое, повторять это погружение можно более или менее регулярно. Как практическим психологам бывает нужна супервизия (терапия для терапевтов), так и нам всем, практическим, хотя и очень начинающим аскетам (от ἄσκησις, упражнение), короче говоря, всем занимающимся духовными упражнениями, бывает полезно пройти такой трехчасовой аскетический семинар. Или курс восстановительной терапии, кому что ближе.

Одним словом, приходите сегодня в храм – обновите свои духовные переживания.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Поддержи Правмир

Сделай вклад в работу издания

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: