Мне 62 года, инвалид, помогаю четырем фондам

|
В День мецената и благотворителя исполнительный директор фонда «Правмир» Софья Жукова рассказывает необычные истории спасения, которые не могли бы удачно завершиться без самых обычных людей.

Софья Жукова. Фото Анны Даниловой

Как вы представляете себе типичного благотворителя? Может быть, это обеспеченный успешный мужчина средних лет, желающий добавить модное слово «филантроп» к своему образу? Или скучающая домохозяйка, удачно вышедшая замуж, которой «заняться больше нечем»? А может, вам на ум приходит современный хипстер, для которого благотворительность – один из способов самовыражения?

На самом деле благотворительностью занимаются очень разные люди. Как правило, прямой зависимости между уровнем дохода и вовлеченностью в благотворительность нет, все просто: жертвуют те, кто больше мотивирован.

Мы, сотрудники фонда, – всего лишь связующее звено между людьми, которым нужна помощь, и теми, кто готов ее оказать. И, надо признать, нам удивительно повезло!

На наших глазах каждый день происходят невероятные вещи: одни люди спасают других людей, совершенно незнакомых, совсем не близких – ни географически, ни социально. Мы наблюдаем, как происходит настоящее добро, давая этому непростому миру шанс.

И наблюдать это очень увлекательно…

Однажды открыли сбор и вдруг он пропал

Был обычный день обычного сентября. 2017 год. Рутинная работа: открываем сбор средств на приобретение поддерживающего препарата для женщины с циррозом печени. Всё как обычно: перепроверяем текст, подготовленный журналистом, прикрепляем медицинские документы, вставляем сумму в окошко на сайте – готово, сбор открыт.

Чтобы убедиться, что всё в порядке, обновляем страницу: сбор пропал. Очень странно! Координатор зовет коллег на подмогу, начинаем смотреть все вместе, проверять на своих компьютерах. В админ-панели всё на месте.

Логично предположить только одно: сбор уже закрылся. Но разве так бывает? Настоящее чудо! Пока здоровый скептицизм борется с верой в чудеса, директор перепроверяет платежки и видит приход ровно на сумму сбора – 360 000 рублей.

В ответ на наш благодарственный e-mail пришло вот такое письмо: «Спасибо Вам. Когда проблему можно решить просто, давая что-то, это такое счастье». Да, сбор закрылся менее чем за 15 минут одним денежным переводом.

Поразительно, что это даже не единственный подобный случай. Сбор на слуховой аппарат для Марии Костомаровой закрылся не за 15 минут, но за один день! Конечно, мы не рассчитываем на такое, открывая сборы. Такие истории – исключения, а не правила, предугадать их невозможно. Зато в эти моменты я по-настоящему счастлива, мало что может доставить столько радости и благодарности, как воочию увидеть настоящие чудеса.

По-другому мне это сложно назвать.

Сбор закрылся за день: сердце колотится, поднимаешь телефон, звонишь подопечному и еще сам не веришь, рассказываешь новость о том, что всё, сбор уже закрыт, а на том конце линии обычно слышим слёзы.

Как правило, один адресный сбор закрывается, когда объединяются полторы тысячи человек. Каждый совершает пожертвование, которое ему по силам, эти суммы чаще всего небольшие: 50, 100 рублей, но это очень важный вклад. Потому что нас много.

Мне 62 года, инвалид, помогаю четырем фондам

Однажды мне пришло на почту вот такое письмо:

«Здравствуйте, Софья Алексеевна. Извините, но я еще не определился по отношению к Фонду. У меня 2-я группа, 62 года, по мелочам (по-крупному не могу) помогаю латвийским трем фондам и “Союзу”. В этом году мне должны дать пенсию по старости, и тогда определюсь. Спаси вас Господи!»

Это история про портрет благотворителя. Вряд ли кто-то ожидает увидеть на этом месте инвалида. В такие моменты более остро начинаешь осознавать, насколько открытые и добрые сердца у людей, которые нас окружают. И помогать может каждый.

А есть у меня история про бабушку. Мы помогали маленькому мальчику Шохиреву Владу. Ему было меньше двух лет, родился с пороком развития нижней челюсти, нужна была очень дорогая операция – 580 000 рублей. У семьи таких денег не было, и они обратились в наш фонд. Операцию сделали, всё прошло, слава Богу, успешно.

И вот через несколько недель звонит в фонд пенсионерка, спрашивает, как оформить ежемесячное пожертвование через Сберкассу. Она хочет не просто оформить, но и толково объяснить своим подругам, как это делается. Это была бабушка Владика. После спасения ее внука на деньги совершенно незнакомых людей она поверила. Поверила, что чудеса и настоящее добро бывают. Поверила, что даже скромное пожертвование из ее пенсии может стать частичкой спасения каких-то других детей, чьих-то еще внуков.

Я очень счастлива, что такой случай не единичный: пусть не часто, но подопечные становятся донорами, начинают помогать.

Не все решают деньги

Не все и не всегда решают деньги. Однажды мы собирали средства на препарат «Хумира». Через пару дней после открытия сбора нам пришла СМС: «Наша фармацевтическая компания готова пожертвовать препарат для мальчика».

Через три часа в офисе фонда стояла большая коробка с хладоэлементами и четырьмя коробками лекарства. На уже собранные средства было закуплено еще две упаковки, и препарат отправился в Архангельскую область к Ревякину Дмитрию.

Есть у нас еще один очень интересный донор. Мужчина звонит в фонд раз в две недели и спрашивает про судьбу подопечных. Разговоры длятся долго, он подробно узнает про каждого, на кого жертвовал средства.

Мужчина поддерживает общение и с самими подопечными, находит их в социальных сетях. Кстати, мы бережем данные наших подопечных и не передаем их каждому, кто хочет с ними пообщаться, но мы можем передать контакт подопечному, и если он готов выйти на связь, то может сам связаться с донором.

Так кто же такой донор или меценат для благотворительного фонда? Это вы и я, каждый из нас. И когда мы объединяемся вместе, то можем свернуть горы.

Помочь всем подопечным «Правмира» можно через сбор «Скорая помощь»

Темы дня
Тысячи детей останутся в детдомах, если туда закроют вход опытным родителям
У некоторых большое сердце, кто решил, что их любви хватит только на троих?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: