«Мне хватит одного приемного ребенка!» – сказала мама и взяла в семью десять

|
«Каждый ребенок у меня особенный, у каждого проблемы – у кого-то со здоровьем, у кого-то с умственным развитием. Но они все дружные и все – мои». Ирина Ефимова – приемная мама десяти детей. Как сын топил в унитазе ценные вещи, почему поначалу хотелось схватиться за ремень, зачем опека разлучила сестренок и что дал большой семье переезд в Краснодарский край.

– У тебя сыну уже 14 лет, у тебя есть силы воспитать больше, – сказала как-то Ирине Ефимовой приятельница – воспитатель в доме ребенка. – Как это Бог не дает? У нас вон сколько, приходи!

Так в 2007 году Ирина познакомилась с Пашей, ему на тот момент было три с половиной года. Два месяца ежедневно она ездила в дом ребенка, чтобы наладить контакт с будущим сыном: Пашино доверие еще нужно было заслужить.

– Меня все отговаривали, говорили, что ребенок с тяжелой умственной отсталостью, с кучей внутренних проблем по здоровью, что ничего у меня не получится. Мама с папой сначала кричали: «Даже на порог не пустим, если в гости соберетесь!» Но потом бабушка и дедушка внука приняли и полюбили.

Сейчас Павел учится в одиннадцатом классе на четыре и пять – в школу он пошел с шести лет и даже «перескочил» через класс самой обычной, не коррекционной школы.

Хронические проблемы со здоровьем остались, но Павел учится жить с ними. Ирина говорит о сыне с явной материнской гордостью.

– В первые годы он буквально провоцировал меня на физическое насилие.

Мне, ни разу в жизни не поднимавшей на ребенка руку, было страшно от того, что у меня появляются такие мысли и хочется взять ремень.

Ремень я, конечно, не взяла, а пошла к психологу и мне объяснили, что ребенок когда-то получал такое насилие и оно стало ему необходимым. Так что вообще не нужно реагировать жестко, даже на словах, тогда все уйдет. Так и случилось.

Первое время Павел ломал все – фотоаппараты, вентиляторы, рвал документы, топил в унитазе ценные вещи, не понимал, для чего нужно соблюдать правила гигиены, отказывался есть что-либо, кроме каши.

Примерно года через три стало легче. Примерно тогда же распалась семья Ирины.

– Муж сначала был не против усыновления ребенка, но не смог принять и выдержать все моменты адаптации… Мы расстались.

«Я тебе дочку нашла»

Больше приемных детей Ирина брать не планировала, пока подруга, ставшая приемной мамой двух братьев, не сообщила:

– Я тебе дочку нашла.

– Какая дочка, мне хватит одного приемного ребенка! – ответила Ирина. Но знакомиться все-таки пошла.

– Ко мне выходит кучерявое чудо, маленькая, хорошенькая, которая почему-то очень косолапит. Начинаю переодевать, а у нее сандалики на два размера меньше.

Так в семье появилась Вика, которая в свои два года практически ничего не говорила, но сразу стала своей. Быстро освоилась, научилась говорить, а в пять лет уже и читала.

Ирина к тому времени продала квартиру и переехала в частный дом, чтобы детям было свободней. И – вышла замуж. Александр – сам из многодетной семьи, поэтому мысль возглавить семью, где уже были дети, его не испугала. А после того, как в семье появился папа, в ней постепенно прибавилось восемь детей.

– Такое ощущение, что мы с этим человеком жили всю жизнь, – говорит Ирина. – Без поддержки мужа столько детей, сколько у нас сейчас, я бы точно не смогла потянуть.

В 2013 году, считая себя опытной приемной мамой, она отправилась на форум приемных семей. И встретилась там с мамами, воспитывающими по восемь, десять приемных детей, причем все они были счастливые и воодушевленные.

Вернулась с решением взять еще ребенка, и у нее появилась еще одна дочка – Ангелина.

– Небольшого роста, она в детском доме была вместо клоуна, до 5 лет жила именно тем, что веселила народ. Сейчас ей десять, и все эти пять лет мы пытаемся отделаться от клоунского стиля. Она привыкла улыбкой, морганием глазок, какими-то шутками привлекать внимание человека и заслуживать за это конфетку, внимание…

Вскоре Ирина возглавила Ассоциацию приемных родителей Челябинской области, и в ее семье стали появляться дети, которых уже возвращали обратно в учреждение или у которых было мало шансов попасть в семью.

Сестренки держались за руки, а их разлучили

В семье появился десятилетний Володя и семилетняя Наташа. Дети из неблагополучной семьи, жили с пьющей матерью в тяжелых условиях и видели то, что маленьким детям категорически видеть нельзя. Социальные педагоги предупреждали: «Володя – непростой мальчик, будут проблемы».

– Проблемы, действительно, были, и еще какие! – вспоминает Ирина. – Например, он чистил туалеты нашими зубными щетками. «Меня так научили мальчики в детском доме. Перед тем, как я уходил в семью, сказали, что надо бороться с приемными родителями», – объяснил он. Вике, Паше, Ангелине демонстрировал с помощью игрушек совсем не детские сцены. Через два года все это социально неприемлемое поведение ушло, потому что ничем не подкреплялось. Сейчас это замечательный мальчишка, лучший папин помощник, они с папой и машину перебирают, и дом чинят. Наташина адаптация тоже проходила тяжело – девочка выходила только поесть, причем ела плохо, постоянно стараясь вызвать рвоту.

Хотя никто есть насильно ее не заставлял. Ирина обращалась и к помощи психолога, но только спустя четыре года жизни в семье Наташа стала постепенно оттаивать.

– Возможно, она сначала не верила мне потому, что я не смогла отстоять и взять в семью их маленькую сестренку. Не сдержала обещание, хоть и не по своей воле, но детям такие нюансы не важны.

Когда из больницы, где находились дети, Василису забирали в дом ребенка, по словам главврача, Наташа плакала, хватала за ручки малышку, так, что пришлось их руки разнимать. «Мы ж заберем Василису?» – спросила она меня.

Но местная опека детей решила разделить, вопреки закону, вопреки решению прокуратуры. Мы подали в суд и проиграли его. Малышка уехала в Сургут. Попыталась объяснить детям, что, возможно, в дальнейшем мы будем общаться, когда Василиса подрастет, что там, в семье, она одна, а здесь нас много, поэтому нам ее не дали. Показывала постановление суда. Но что детям было до этих объяснений – взрослый мир вновь поступил с ними жестоко…

Василису в семье ждали, были куплены кроватка, коляска. Ирина стала говорить мужу, что семье нужен маленький ребенок, тот возражал: какой маленький ребенок, в семье и так столько детей, Василиса – родная сестра детей – это другое…

Но Ирина уговорила мужа поехать и посмотреть Марусю, которая находилась в доме ребенка в Златоусте.

– Нам вынесли крошечную девочку, в свои десять месяцев она даже не держала голову. Муж взял ее на руки, она уткнулась носом в его объемный синий свитер и нюхает его. Муж (он огромный, ростом 186 см) стоит, боясь пошевелиться, и даже на мое «покажи же ребенка!» не реагирует.

В учреждении девочку брать отговаривали, говорили, что у нее умственно отсталая мать и плохие перспективы, вряд ли она вообще будет ходить.

Регулярные занятия, массажи – и Маруся пошла в 3,5 года. Сейчас ей 5 лет, у нее тяжелая умственная отсталость, она нормально не говорит. Но девочка – любимица всей семьи, ее все балуют.

С Марусей

– Спит она с нами, потому что решила, что должна спать с мамой и папой, по-другому отказывается. Нервничать ей особо нельзя, поэтому мы смирились, – смеется Ирина. – Она прекрасно слышит, поет песни на своем языке, танцует, если в мультфильме показывают, например, трактор, бежит показывать трактор. Только что научилась плавать в бассейне. А в начале – безумно боялась воды. Первый год мы пили валерьянку, прежде чем идти ее купать – так она кричала.

Я очень надеюсь, что в далеком будущем, когда меня не станет, шефство над ней возьмет Павел. Он к ней очень привязан. Когда она сильно начинает баловаться и я слегка ругаю ее, он аж бледнеет.

Кровный сын, с которым у нас хорошие отношения, психолог и приемный родитель, тоже знает, как значим для меня этот ребенок. Мне дороги все дети, но Маруся – особенная во всех смыслах.

Ирина с мужем и Марусей

Вроде бы больше детей семья не планировала. Но позвонила директор детского дома с просьбой забрать двенадцатилетнюю девочку с умственной отсталостью, совершеннолетия которой уже с нетерпением ждали неблагополучные родственники.

– Не дождутся. В тот кошмар я девчонку не отдам.

Юле шестнадцать, она может делать простые вещи по хозяйству – развесить белье, например. Учится в коррекционной школе. У нее всегда хорошее настроение.

Ощущаем себя жителями рая

Не так давно семейство Ефимовых из Челябинска переехало в Краснодарский край. Во-первых, давно расстраивала экологическая ситуация в городе – вредные предприятия, постоянные выбросы, аллергия у детей. Во-вторых, знакомая, когда-то переехавшая в Краснодар из Иркутска, сказала, что там жизнь приемных родителей легче.

– Действительно, мне за 10 лет не дали ни одной путевки в санаторий или детский лагерь для детей-инвалидов, хотя я стояла в очереди. Здесь мы приехали, и через полгода детям дали путевки в лагерь на берегу моря.

Дом пришлось брать в ипотеку: в Челябинске продать никак не удается. Если бы удалось, стало бы гораздо легче. Но зато новый дом большой – 400 квадратных метров.

– Там мы выживали только на собаках, – говорит Ирина. – У меня питомник чихуахуа. Так, перед Новым годом у нас почти всегда были задержки выплат, а детям не объяснишь, что Дед Мороз подарки принесет в январе, когда деньги придут – они в Новый год ждут подарки. Поэтому мы продавали щенков, чтобы и стол хороший был на Новый год, и подарки приличные. А здесь мы детям и хорошую рыбу, и икру покупаем. Мы ездили все лето на море, отдыхали, купили огромный бассейн, из которого все лето дети не вылезали. Ощущаем себя пока жителями рая, а уж какой здесь воздух, и говорить не стоит!

Чтобы убраться в таком большом доме, время от времени Ирина проводит генеральную уборку. А так все справляются с помощью обычного и моющего пылесосов. Ковров нигде нет, только линолеум и паркет, так что сделать полы чистыми не особенно сложно. Дети сами убираются в своих комнатах.

Готовит Ирина каждый день.

– Мы любим вкусно поесть, – смеется Ирина. – Мясо, рыба, булочки всякие. Обычно я встаю в шесть и варю кашу, чтоб все проснулись и позавтракали кашей с сосисками. Кто не наелся, бутерброды – сыр с маслом. В школе мы не питаемся, дети отказались от питания. Я с вечера собираю обеды в шесть контейнеров – колбаса, сыр, печенье в упаковке и конфетки, либо круассаны.

Каждый день варю суп, используя замороженные заготовки, которые мы с детьми делаем в выходные – натертая морковь, порезанная картошка… На ужин – что-нибудь с мясом. Вот сегодня, например – макароны по-флотски, килограмм фарша, три пачки макарон – все это с морковкой, с лучком, со специями, с зеленой травой. К чаю – у нас манник с грушами.

Первый раз в жизни дети плакали из-за щенка

Питомцы семьи – не только породистые чихуахуа, но и две подобранные на дороге бездомные дворняжки и котенок, о которых все теперь усиленно заботятся, чувствуя ответственность за них.

– Полтора года назад, когда мы жили в Челябинске, меня порадовал один момент, – вспоминает Ирина. – Умер щенок чихуахуа, и мои дети первый раз в жизни плакали по этому поводу. До этого тоже были смерти животных, но они никак не откликались, им было без разницы, они продолжали заниматься своими делами.

А тут, когда увидела у старших детей слезы на глазах, я поняла, что до чего-то достучалась, они изменились.

Кстати, забрать бездомных собак и котенка – их идея. Я сначала отказывалась – дом не резиновый. Но они настояли, говорили, что жалко, что пропадет. Вот это появившееся умение сопереживать для меня – бесценно.

Бывает, что Ирина начинает эмоционально уставать. Тогда муж спешит срочно отвлечь, поддержать – зовет или чаю попить, или предлагает съездить куда-нибудь недалеко. Порой на помощь приезжает кровный сын, он остается с детьми и дает маме возможность отдохнуть.

– Иногда достаточно просто чай с мужем попить, иногда – час погулять по парку одной, и я прихожу в себя.

Супруги очень любят выходные, когда не надо спешить в школу, развозить всех детей по кружкам и секциям, а можно выспаться, а потом всем вместе поболтать, поиграть в лото…

Ирина с семьей

– У нас сейчас 10 деток, каждый ребенок у меня особенный, у каждого проблемы – у кого-то со здоровьем, у кого-то с умственным развитием. Но они все дружные и все – мои. Каждый мною выстрадан, каждый мною практически рожден, потому что это же происходило на глазах – превращение человека «из учреждения» в домашнего ребенка.

Фонд «Правмир» ведет сбор на совместный проект Центра поддержки приемных семей «Найди семью» и Ассоциации приемных родителей Санкт-Петербурга под названием «Родительские каникулы». В рамках программы «Родительские каникулы» родителям оказывается помощь в преодолении кризисных явлений, возникающих в приемных семьях, а также ведется работа с целью предотвращения возвратов приемных детей.

Темы дня
Тот, Кто древнее самой воды – вступает в воды Иордана
И в день Крещения Он потесняется в Своем доме, чтобы вместить всех

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: