Главная От автора Варвара Турова
Мне письмо
«Добрый день, Вера. Мне посоветовали к вам обратиться, сказали, вы можете помочь, потому что у моей сестры рак, и нужны средства.» «Здравствуйте, вот мой счет в сбере — помогите собрать деньги, рак. Не знаю, как собрать.» «Варвара, есть знакомый онколог? Ситуация сложная, продаем квартиру. Хотели посоветоваться. Вы скажите четко, есть или нет.»

Мне письмо

Простите меня, пожалуйста, все, кому я ответила с этим плохо скрытым раздражением.
«Добрый день, Вера. Мне посоветовали к вам обратиться, сказали, вы можете помочь, потому что у моей сестры рак, и нужны средства.» «Здравствуйте, вот мой счет в сбере — помогите собрать деньги, рак. Не знаю, как собрать.» «Варвара, есть знакомый онколог? Ситуация сложная, продаем квартиру. Хотели посоветоваться. Вы скажите четко, есть или нет.»

Таких писем я получаю в среднем по 10 — 15 в день. Их пишут отчаявшиеся люди, люди, находящиеся в шоке и панике от своих страшных диагнозов, их пишут мошенники, их пишут многие. Некоторые из них не могут правильно написать мое имя. Некоторые — давят, хамят и исходят из того, что раз они заболели, то им все должны. Другие — плачут и боятся. Это чувствуется в каждой строчке.

Еще есть  тип писем от людей, у которых, помимо, например, рака, есть еще и явные нарушения речи, они не могут составить предложение так, чтобы из него становилось бы понятно, что стряслось и какая именно помощь нужна.

Мне часто пишут дураки. Или, к примеру, агрессивные, или даже неприятные мне люди, которым нужна помощь. Меня страшно раздражает их агрессия. Их глупость. Тон письма или даже шрифт, которым они пишут письма, и который я не могу разобрать, читая письмо с телефона, например.

Меня раздражает капслок и восемь восклицательных знаков после каждого предложения. Меня раздражает, когда на меня давят или пытаются манипулировать. И вот, что я по этому поводу хочу сказать.

Простите меня, пожалуйста, все, кому я ответила с этим плохо скрытым раздражением. Все, кому я впрямую написала что-то обидное. И все, кому вообще ничего не ответила, еще и обсудив с друзьями полную невменяемость автора письма. Как сказал мне сегодня один мой друг: «болезнь не выбирает умных или глупых.» Не выбирает, он прав.

Иногда я думаю, что тяжелее — помогать дураку, неприятному мне агрессивному типу, который даже не может нормально попросить о помощи, или помогать прекрасному, талантливому, тонкому и близкому человеку?

Иногда я думаю, какой ужас, что я все еще вот так делю людей, и что до сих пор эта тема настолько имеет значение, что я вот, пишу про это какой-то текст. Это не может, не должно иметь никакого значения. Болезнь не выбирает. И я не должна.

И бывает еще один тип письма. Его пишет прекрасная женщина (почему-то всегда именно женщина). С тонкими чертами лица. Усталая красивая женщина, у которой умирает маленький ребенок. Таких писем было много, и будет много. Эта женщина пишет очень просто, очень достойно, и очень — если бы мне взбрело в голову  оценивать литературные качества таких писем — красиво.

mengasuh-ana

Ребенку этой женщины поставили окончательный и фатальный диагноз. Помочь ему не берется ни один врач в мире. Ну, кроме совсем уж мошенников, за пол, например, миллиона евро. И вот эта женщина пишет мне. И в момент, когда она садится за стол писать мне это письмо, я — ее единственная и последняя надежда.

Вот я, пою, работаю, хожу в театр, я существую в разных качествах. А для нее я — только одно качество. Я — ее последняя надежда. Я не была готова к этой ответственности, и я не думаю, что к ней можно быть готовой.

Иногда у меня уходят целые, например, сутки, чтобы восстановить сбившееся от такого письма дыхание и ответить ей что-то беспомощное, вроде: «Простите меня. Я не могу вам помочь. Но я сделала бы все, что угодно, если бы могла. Простите меня. Если вам нужно просто поговорить или еще что-то — напишите мне. Я здесь.»

Я чувствую себя виноватой даже не когда отправляю отчаявшейся женщине свое письмо. Я чувствую себя виноватой, когда читаю ее. Я не знаю, как так устроено, и как болезнь выбирает, или не знаю, кто это выбирает, один мой друг говорит про карму, другой — про испытания, которые посылает Господь, третий о том, что человек сам себе все организовывает.

Я знаю, что женщина с тонкими чертами лица не организовывала себе и своему ребенку вот это. И я надеюсь, что потом, когда-нибудь, когда я, ну вдруг, встречусь с ней где-то, как в моей этой арии «там, в высоте, за гранью мира», она меня простит.

И я перестану быть виноватой.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.