«Наконец-то
Издательства отмечают резкий рост интереса к эзотерике, аналитики онлайн-магазина Wildberries сообщают, что руководство по чтению карт таро вышло в первую десятку самых продаваемых книг. Ведущие новостные агентства всерьез посвящают большие статьи ключевым понятиям астрологии. Почему почти любой из нас хоть раз в жизни сталкивался с тем, что ему «правильно предсказали будущее», и как это связано с пандемией, объясняет антрополог и фольклорист Ольга Христофорова.

Ольга Христофорова

«Мама смотрела Кашпировского»

— Моя дочь пришла со студенческой вечеринки и с удивлением сообщила, что из девяти человек семь были всерьез увлечены астрологией. Оказывается, популярен мем «беги от нее» — это то, что мама говорит сыну, когда он спрашивает точное время своего рождения. Такой вопрос может означать, что девушка составляет его гороскоп и в зависимости от этого выстраивает отношения. Я слышала, что в университетских студенческих работах астрология подчас идет через запятую после социологии и антропологии, словно это тоже наука. Что вдруг случилось? 

— Это вполне естественный цикл, общественные увлечения всегда идут волнами. Самый большой всплеск был в 1990-е, когда открылись все шлюзы и все вышло из-под контроля. С одной стороны, люди стали интересоваться: «О, так, оказывается, можно!» С другой стороны, это был чисто коммерческий проект и для издательств, и для тех, кто частным образом, так сказать, оказывал оккультные услуги. К концу девяностых — началу нулевых, когда люди стали жить получше и перестали за решением всех проблем бегать к экстрасенсам, мода схлынула. 

Кроме того, ряд вещей был запрещен законодательно — в том числе сеансы массового целительства, с использованием СМИ.

Сказалось и влияние Церкви, люди в большинстве своем пошли в храмы, хотя некоторые продолжали чистить чакры по пятницам, а по воскресеньям стояли на Литургии. Постепенно все как-то нормализовалось, а примерно с 2015 года интерес снова стал увеличиваться. 

— Но почему молодежь? 

— Подросло поколение людей, родившихся в 90-е, которые видели Чумака, Кашпировского, телешоу «Битва экстрасенсов» и своих собственных мам, заряжавших крем перед телеэкраном. Все это воспринималось как нечто привычное, почти домашнее. Некоторые респонденты так прямо и говорят: «Моя мама практиковала, я чувствую эту родовую цепь, я тоже должен практиковать». Заметьте, не то, что моя прабабушка была деревенской знахаркой, нет, именно мама. 

Плюс оккультные практики позволяют решить некоторые подростковые проблемы: поиск жизненных ориентиров и ценностей, да просто элементарных увлечений. Раньше были танцы, шахматы, авиамоделизм, а теперь вот астрология и карты таро. Это попытка социализироваться, заинтриговать ровесников и повысить свой авторитет. Ты бесплатно помогаешь своим знакомым решать их проблемы и за это получаешь определенный социальный капитал. 

Ольга Христофорова — доктор филологических наук, директор учебно-научного Центра типологии и семиотики фольклора РГГУ, ведущий научный сотрудник Лаборатории теоретической фольклористики Школы актуальных гуманитарных исследований (ШАГИ) РАНХиГС. Автор книг «Логика толкований. Фольклор и моделирование поведения в архаических культурах», «Колдуны и жертвы: антропология колдовства в современной России», «Икота: мифологический персонаж в локальной традиции», «Одержимость в русской деревне».

Современное увлечение эзотерикой направлено на удовлетворение базовых личностных потребностей: быть принятым, уважаемым, любимым — и в то же время особенным, непохожим на всех. Людям, неуверенным в себе, не очень состоявшимся в жизни, это особенно важно. Отсюда, возможно, интерес молодых людей к эзотерике.

Ну, и некоторые вполне успешно стали этим зарабатывать.

— Так все-таки, интерес к астрологии и другой эзотерике — это чисто циклическая вещь или на нее влияют смутные времена, эпоха высокой неопределенности?

— Здесь нет противоречия. Это циклическое явление, для которого создаются определенные социально-экономические и политические предпосылки. Важную роль сыграла общая постсекулярность с альтернативными вариантами религиозности и духовных практик. Есть школьная история, а есть Фоменко с его альтернативной историей. Есть альтернативная лингвистика. Существует масса конспирологических теорий, которые сначала подпитывались желтой прессой и телевидением — каким-нибудь РЕН-ТВ — а потом переместились на другие платформы, в Telegram и YouTube.

Все это характерно не только для нашей страны.

Эпоха Водолея

— Интерес к астрологии связан с пандемией?

— Думаю, да. Люди впервые столкнулись с ситуацией, когда ученые и врачи «ничего не знают», а политики «ничего не могут». Эта неопределенность повлекла за собой тотальное недоверие к науке и кризис властных институтов (которые вообще-то начались раньше, но тут резко выросли). Любое авторитетное, экспертное мнение, все, что идет сверху, стало считаться манипуляцией, и люди стали проводить какие-то собственные ритуалы, чтобы обезопасить себя от коронавируса.

Одновременно с этим у молодых людей из-за локдаунов оказалось много свободного времени, многие пошли на курсы — кто-то языки учить, а кто-то астрологию и гадание на картах. 

Но пандемия просто усилила и без того существующие тенденции. Показала в очередной раз, что власти и медицина проваливаются, нужно надеяться только на свои силы и на сообщества единомышленников. Это в том числе питательная среда для разных слухов, суеверий, конспирологических теорий и, возможно, эзотерики.

— И, наверное, огромную роль играют социальные сети?

— Да, потому что во всем мире идет диверсификация идеологического поля и массовое движение прочь от вертикали. Дисциплинирующие институты (школа, больница, тюрьма и прочие) развились в западных странах, в том числе России, в XVIII-XIX веках, а в XX веке достигли точки наивысшего развития. Сейчас это все резко критикуется, формируются горизонтальные связи, когда люди доверяют не официальным источникам информации, а друг другу, соседям, друзьям. 

Школа, официальная медицина, официальные институты — все это посыпалось. Зато всякие странные псевдонаучные сообщества, типа какой-нибудь секты плоскоземельцев, стали приобретать новых адептов.

К одной из таких сект можно отнести и сегодняшних антипрививочников.

— Прямо какое-то новое средневековье. Мне кажется, нынешняя эпоха уникальна.

— Уникальна, да не совсем. Британский антрополог Виктор Тэрнер, анализируя африканские ритуалы, обнаружил две стадии существования общества (которое он понимал не как статичную структуру, а как процесс). Одну стадию он назвал «структура», а вторую — «коммунитас». Аналогичные выводы делал историк культуры Владимир Паперный, говоривший о Культуре-1 и Культуре-2.

Структура, или Культура-2 — это общество со строгой иерархией, вроде сталинского СССР. Коммунитас, или Культура-1 — это развал структуры, революция, например, 1920-е годы в советской России или 1990-е в постсоветской. Общество нуждается в обеих фазах. Так что мы сейчас на сломе эпох.

— Эзотерика, астрология, оккультизм становятся популярными в тот момент, когда на смену авторитету власти приходит комьюнити? 

— Да, причем они начинают бороться друг с другом. Вертикальная структура пытается запретить горизонтальные связи, потому что они угрожают ее авторитету. Но чем сильнее структура закручивает гайки, тем сильнее потребность в их разломе. 

Серебряный век в пореформенной России — это тоже время интереса к оккультизму, которое завершилось революцией. Потом опять все застыло. 

Или движение new age в 50-е годы XX века в Западной Европе и Америке, которое началось именно с астрологии: якобы грядет новая зодиакальная эпоха Водолея, которая сменит эпоху Рыб. Эпоха Рыб — это подавление человека внешними государственными системами и официальной религией, а эпоха Водолея — это освобождение, когда люди поймут, что они сами боги, и тогда наступит эра саморазвития и свободы. 

В науке new age — это термин, который обозначает все подобные движения от неоязычников до астрологов, хиромантов, гипнотизеров, гадальщиков на картах таро и прочего.

Они очень разные, но у них есть общая идея, что люди сами должны развивать в себе духовное начало, управлять собой и миром, противостоять обезличивающим властным институтам и новейшим технологиям. Есть те, кто считает, что уже достиг успехов на этом пути и может научить других.

Вот, кстати, почему всем так полюбились коучи. 

«У нас есть что-нибудь для каждого»

— Астролог, коуч и психолог — как провести четкую границу между ними? Есть ощущение, что они отвечают примерно на один и тот же человеческий запрос: взять свою жизнь в свои руки. 

— Сходство только в одном: это внимание к конкретному человеку и его судьбе. Но психолог, психотерапевт учит преодолевать свои рамки, работать над собой, разбираться с особенностями своей личности. И дает инструменты для этого. 

Астролог делает прямо противоположное: он исходит из того, что все зависит от определенного расположения планет в точке твоего рождения, которые предопределяют дальнейшую жизнь. Люди очень любят, когда нет неизвестности, когда все четко определено, нужно просто знать эти рамки и в них действовать. Это защищает от произвола случая. Главное — не выходить за них, и тогда все будет у тебя хорошо. Даются некие программы поведения, они всегда очень позитивные, и в конце неизменно маячит морковка. Поэтому многие так любят астрологические прогнозы.

То есть астрология помогает человеку упорядочить пугающе-хаотический мир, превратить некоторый хаос в космос?

— И не только внешний, а и внутренний хаос тоже. Эти прогнозы успокаивают, усмиряют тревоги, беспокойство, создают комфорт. В красивых астрологических чертежах мир предстает красивым, линейным и логичным. Он связан с тобой, а ты связан с ним, у тебя есть свое место, ты не изгой. 

Кроме того, астрология удовлетворяет творческое любопытство, особенно у молодежи. В 1960-е годы наши родители или бабушки-дедушки хотели быть инженерами и строить космические корабли, а в нынешнем постиндустриальном мире многие люди хотят не строить самолеты, а летать сами.

— Абсолютное большинство прогнозов, которые печатаются на последних полосах разных газет, не индивидуализированы, а наоборот, предельно усреднены. «Козерогам сегодня лучше не браться за новые дела». Тут не взлетишь.

— Сейчас существуют всевозможные приложения, которые позволяют тебе получить персональный гороскоп. Но раньше, конечно, это было дорогое удовольствие, поэтому постепенно и перешли к гороскопам массовым. Они появились в XIX веке и всем очень понравились, потому что, с одной стороны, говорят, что делать и чего не делать, чтобы было хорошо, а с другой — предлагают какие-то описания характера, но без негативных характеристик. 

Все знаки зодиака описываются вполне комплиментарно, приятно находить свои черты в этих описаниях. 

А что все это составлено абсолютно рандомно и ты можешь обнаружить себя в других знаках зодиака, — кого это волнует?

— Тем не менее, каждый из нас хоть раз в жизни получал от незнакомых людей предсказания, которые сбылись, или описание своего характера, которое было неожиданно точным. В чем фокус?

— Их несколько, и все связаны с когнитивными искажениями. Во-первых, эффект субъективного подтверждения, так называемый эффект Барнума — когда люди высоко оценивают точность таких описаний их личности, которые сделаны специально для них (как они считают) кем-то авторитетным и содержат позитивную оценку их личности. Эффект назван в честь американского шоумена Финеаса Барнума, которому приписывают фразу: «У нас есть что-нибудь для каждого».

Также тут действует эффект Розенталя, или эффект самоисполняющихся пророчеств. Например, ты получаешь прогноз на определенный день, а потом из этого дня вычленяешь те черты, которые соответствуют гороскопу, а о других забываешь. Это связывает гороскопы с любыми гаданиями. Если гадалка скажет девочке: «В 20 лет выйдешь замуж за брюнета», — то девочка невольно начинает ближе к 20 годам обращать внимание на брюнетов, а на блондинов не смотрит вообще.

Наконец, тут можно увидеть еще одно когнитивное искажение — апофения. Ты видишь связи там, где их на самом деле нет. Хрестоматийный пример — когда вместо пятен на Марсе мы видим лицо. Стараемся опознать знакомое в незнакомом. В самом предельном, крайнем проявлении эта особенность ведет к клиническому состоянию, когда тебе кажется, что ты идешь по улице и все только про тебя говорят.

— Еще более удивительную историю вы рассказывали на «ПостНауке» с шарфиком невезения.

— Это пример из книги Галины Линдквист «Заклиная надежду», про магию в России 1990-х годов. Основная мысль книги была в том, что магические практики дают людям надежду в мире, в котором им было больше не на что надеяться, не на что опереться — разрушена экономика, советская идеология вылетела в трубу. Там была история про бизнесмена Мишу. У него начались проблемы в бизнесе, он пошел к экстрасенсу, та сказала: «На вас шарфик невезения, я могу его снять», — и назвала какую-то огромную сумму. Тот сказал, что у него таких денег нет. Женщина велела ему собрать деньги и вернуться. Он ушел, но почувствовал, что невидимый шарфик, о котором он еще вчера не подозревал, теперь его душит. Он пошел к другому магическому специалисту, который шарфик «снял» тем, что авторитетно уверил Мишу: никакого шарфика не было, та дама просто ошиблась.

Так действует эффект ноцебо. Плацебо — это когда человек верит в то, что тот или иной препарат ему поможет, и он помогает. 

Ноцебо — когда человек ждет беды, и беда случается.

Антропологи описывают случаи, как в архаических сообществах с помощью внушения человека доводили до смерти. Колдун говорит: «Ты умрешь», — и человек действительно умирает, хотя до этого был здоров. Такова сила эффекта ноцебо. 

Я хочу сейчас выступить в защиту астрологии. Мы ее записали в оккультные практики, наряду с гаданием и даже с колдовством. Но астролог, который составляет индивидуальные натальные карты, должен как минимум разбираться в астрономии и в черчении. Возможно, астрология все-таки ближе к каким-то легитимным областям человеческого знания?

— Тогда и алхимия тоже? Но у нас есть науки химия и астрономия, которые ни алхимию, ни астрологию за науку не признают. То, что астролог умеет делать какие-то там расчеты, а алхимик — проводить некоторое количество химических опытов, нисколько не приближает их к науке, поскольку они исходят из ложных посылок. Расположение звезд никак не влияет на человеческую судьбу, а философского камня не существует.

Кстати, не только с точки зрения науки, но и с точки зрения Церкви — это все одна и та же кофейная гуща.

— Но ведь волхвы — это звездочеты, астрологи, которые первыми принесли дары Младенцу Христу. Впрочем, кажется, на этом их миссия была завершена. 

Вот именно. Вифлеемской звезды никто не отменял — «звездам служащие звездою учахуся». Но есть люди, которые считают себя православными верующими, но все равно идут к астрологам или знахаркам. Особенно когда проблемы настолько личные и кажутся настолько запутанными, что Бог вроде бы и не поможет. Например, муж бросил — значит, нужно идти к коучу, который объяснит, что такой муж тебе не нужен, либо к астрологу, который скажет, что все у тебя будет хорошо, либо к колдунье, которая «приворожит его обратно». Насколько мне представляется, Церковь всего этого одинаково не одобряет. Раз будущее у Бога в руках, то незачем читать его по звездам.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.