«Отец работал врачом в детской больнице. Каждый раз, когда у него умирал ребенок, он запирался дома в кабинете, включал Высоцкого и пил. Я вырос и снимал стресс как папа, пока однажды не сел пьяным за руль и вылетел на встречку…» Мы собрали три истории о людях, которые выпивали по пятницам — двое из них отказались от спиртного, едва не простившись с жизнью. И поговорили с наркологом-психотерапевтом Сергеем Агеевым из Государственного Научного Центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского.

Почему польза красного вина — миф, как вредная привычка превращается в опасную зависимость, что такое алкогольная эйфория и когда надо остановиться и попросить помощи? В непростой теме пятничного пьянства разбирался «Правмир».    

 «Вылетел на встречную»

— Родители выпивали всегда. Отец работал врачом в детской больнице. Каждый раз, когда у него умирал ребенок, он запирался дома в кабинете, включал Высоцкого и пил. Никогда не похмелялся утром, не пропускал работу, но вот так снимал стресс. Мама работала учителем в школе, по вечерам никогда не пила. Ни одна, ни с отцом. Но родители любили принимать гостей, сами часто ходили по друзьям и родственникам. И всегда на столе стоял алкоголь. Бражку я попробовал лет в 10, приняв ее за компот. Тут же выплюнул, поперхнулся, закашлялся, — рассказывает москвич Сергей Моков.

Сергей вспоминает детство в одном из городов средней полосы. Это было типичное советское детство, обычная семья. Он поступил в мединститут, продолжив врачебную династию, затем переехал в Москву.

— Как и папа, я стал детским хирургом. Как и папа, начал снимать стресс от тяжелой работы алкоголем. Честно говоря, не заметил, как это стало зависимостью. Плохо — надо выпить! Весело — надо выпить! — рассказывает Сергей Моков. — Я не очень люблю вино, предпочитаю коньяк или настойки. Иногда с друзьями — пиво под рыбу и матч. Среди моих друзей нет ни одного трезвенника, есть только завязавшие из-за проблем со здоровьем и с женами. Женщины ставили ультиматумы — либо водка, либо семья. Мужики выбирали семьи. 

Сам я ни в коем случае не считал себя алкоголиком, зависимым, я был умеренно выпивающим, — продолжает он. — До сих пор уверен, что по сравнению со многими другими людьми я в порядке. Но однажды сел за руль пьяным. Конечно, я не был в беспамятстве, а был просто самоуверенным идиотом. Мне свойственен некий кураж, на нем я делал сложные операции, причем успешно…

«Разбила чужую машину и продала ее на запчасти». Анонимные алкоголики — о пьяных ДТП, стыде и искуплении вины
Подробнее

Сергей ехал домой по ночной Москве после трансляции футбольного матча. Один из друзей привез рыбу с Волги, где гостил у родителей, под нее купили много чешского пива. По-хорошему, надо было взять такси, но кураж — «Здесь ехать всего полчаса, да что случится?» — подвел. Моков вылетел на встречную полосу.

— Никто не пострадал, но я разбил машину, и еще меня лишили прав на год за вождение в пьяном виде. И жена неделю не разговаривала. Я не стал оспаривать это решение, тем более, что автомобиля у меня больше не было. Позднее я все это списал на Божий промысл. Такой был способ остановить меня. 

Сергей не смог отказаться от алкоголя полностью, но минимизировал его. Теперь он выпивает только по праздникам. 

— Так и не нашел способ снимать стресс после тяжелых смен. Иногда срываюсь дома. Говорят, что одна зависимость меняется на другую, я подсел на видеоигры. Купил приставку и играю вечерами и в выходные. Хочется ли мне иногда выпить? Конечно, порой очень хочется. Пока держусь. Но вот это ощущение, когда коньяк разгоняет кровь, отпускает нервное напряжение, когда тебе легко и весело, разве забудешь?        

Эйфория как наркотик

Зачем люди пьют, зачем им алкоголь? Химическая первопричина — в эйфории, которая появляется в первые разы после спиртного. Если выпивать периодически, этой эйфории уже не будет или человек будет чувствовать ее все меньше по времени. 

Эйфория — это патологически повышенное настроение. Сначала возникает благодушие, безмятежное блаженство, радость и удовольствие, а потом, если дозу повышать — двигательная активность, возбуждение. И это может окончиться измененным состоянием психики. Именно из-за этого люди и пьют, уверены наркологи.    

В 50-е годы ученые провели эксперимент — в лимбическую систему крысы вживили электрод, возбуждающий центр удовольствия. Проводки от электрода протянули к рычажку и научили крысу нажимать на него. Когда цепь замыкалась, крыса испытывала наслаждение — эйфорию. Все крысы, участвующие в этом эксперименте, нажимали на рычаг все чаще и чаще, постепенно отказываясь от еды, воды и общения с противоположным полом. Все умерли от истощения. 

Сергей Агеев

— Многие думают, что алкоголь — антидепрессант, а на самом деле он вызывает депрессию. А эйфория длится ровно столько, сколько циркулирует в крови этиловый спирт. Как только он начинает расщепляться в крови, концентрация токсических метаболитов алкоголя увеличивается, и человек начинает чувствовать себя не просто в депрессии, а в еще большей депрессии, чем были до этого, — говорит Сергей Агеев, нарколог-психотерапевт, сотрудник Государственного Научного Центра психиатрии и наркологии им. В.П. Сербского. 

— Получается, люди пьют алкоголь, чтобы как-то расслабиться и развеселиться, но сами еще больше загоняют себя в депрессивное состояние? 

— Точно так, есть закон сохранения энергии, а есть закон сохранения хорошего настроения. Если у вас хорошее настроение, а вы приняли депрессант, который вначале вызывает эйфорию, то хорошее настроение вытягивается из вас. Человек принял допинг, пробежал стометровку и помер на финише — примерно так действует любой наркотик, в том числе алкоголь. У него действие идет по синусоиде: сначала активность якобы повышается, потом снижается, затем появляется еще больше слабости и вялости, настроение становится еще хуже. Если вы не опытный приемщик, то максимум час на вас будет действовать алкоголь, а потом опять нужна новая доза.

 — Есть ли понятия нормы в том, что касается спиртного? Какие напитки, в какой дозе и с какой периодичностью — это не повод тревожиться? Сколько граммов спирта в день наша печень может спокойно перерабатывать? 

— Когда нужно какие-то дозы озвучивать, я обычно теряюсь. Ведь кто-то обязательно примет эту дозу за норму. Я бы не хотел называть эти дозы, хотя они везде написаны, но непонятно кем и когда рассчитаны. Я как нарколог с ними не согласен. Как психотерапевт я опасаюсь, что большинство прочитавших это интервью тут же начнут употреблять эту так называемую норму спиртного, ведь им это «доктор прописал» (то есть я). 

Озвучивание доз, которые якобы не являются поводом для тревоги, почему-то приводит к парадоксальному эффекту. Даже люди, не употребляющие алкоголь, услышав мой ответ, могут сегодня же купить эту «безопасную» в кавычках дозу и начать принимать ее с «безопасной» периодичностью. Надо сказать, что сама по себе «периодичность» или «цикличность» — уже один из относительных симптомов запойного пьянства, то есть алкоголизма. 

Люди реагируют на прием спиртного индивидуально, алкоголь в любом случае несет негативные последствия для здоровья. Алкоголь повреждает слизистую и органы пищеварения, а его метаболиты токсичны. Поэтому самый безопасный напиток, содержащий алкоголь, — кефир.

Но есть дозы, которые точно вредны для всех людей, независимо от их индивидуальных особенностей, веса и способности выделять ферменты, помогающие утилизировать алкоголь в организме. Смертельная доза — одновременный прием 1–1,5 литра крепкого алкоголя. 

Так ли нужно красное?  

Совет употреблять красное вино, потому что оно снижает риск сердечно-сосудистых заболеваний и даже лечит онкологию, — скорее миф, чем правда. И обычно происходит такой диалог. Пациент: «Доктор, а мне можно с этой болезнью выпивать?» Доктор: «Не стоит!» — «Неужели совсем нельзя, а дорогое красное вино можно?» — «Не больше бокальчика в день».

— И пациент уверен, что один бокал в день ему доктор прописал и запасается на неделю ящиком. Он честно думает, что будет пить по одному бокалу в день, хотя никогда в жизни у него такого не получалось, всегда пил, пока не кончится бутылка. Некоторые терапевты и кардиологи не думают об этой особенности российского менталитета, — продолжает Агеев. — А наркологи и неврологи не могут сказать: «Ну не больше бокальчика в день», — так как сотнями повидали такие осложнения алкоголизма, как психозы, делирии, галлюцинозы, инсульты, энцефалопатии, инфаркты мозга, молодую деменцию, эпилепсию, нарушения мозгового кровообращения. 

«Пью, но редко». Правда ли, что существует безопасная доза алкоголя?
Подробнее

Польза вина, про которую пишут, научно не доказана. Невозможно провести настоящие медицинские двойные плацебо-контролируемые рандомизированные исследования (они сейчас считаются золотым стандартом доказательной медицины), которые доказали бы пользу вина, заключает эксперт.

В XVIII веке шведский король Густав III хотел выяснить, что вреднее, — чай или кофе. Он провел эксперимент над разбойниками — близнецами, которым смертную казнь заменил пожизненным заключением. Одному давали только чай, другому — только кофе. Говорят, что все экспериментаторы, в том числе и король, умерли до окончания эксперимента. А братья — где-то на девятом десятке с небольшой разницей в возрасте. 

Чтобы доказать пользу вина, нужно провести еще более сложный эксперимент. Взять хотя бы тысячу добровольцев разного возраста, желательно близнецов. Полностью их обследовать. Половину каждый день поить красным вином и следить, чтобы они выпивали не более 1–2 бокалов. Ведь именно такой объем лоббисты вина называют безопасным. Другую половину поить напитком плацебо без содержания алкоголя. Во всем остальном условия питания, образа жизни, вредностей должны быть у всех идентичными. Желательно наблюдать за ними лет 50 или хотя бы 20. И вот тогда на руках у человечества были бы неоспоримые доказательства пользы или вреда вина.  Но такой эксперимент и технически, и финансово невозможен. 

Директор французского Института по изучению вина Серж Рено утверждал в 90-х, что уровень смертности от сердечно-сосудистых болезней и онкологии у французов на 25% ниже, чем в США, потому что они выпивают за обедом 1–2 бокала красного вина. После этого заявления в США продажи французского вина поднялись почти на 50%. Но эти заявления не подтверждены статистикой и научными данными. 

Как ничем не подтверждены и слова «диетолога» Мишель Монтиньяка о том, что «благотворное действие на содержание хорошего холестерина оказывает только ежедневное потребление вина». И предостерегал, что «эпизодическое употребление вина (только по выходным) может оказаться опасным для здоровья». Сам Монтиньяк умер в 66 лет (при средней продолжительности жизни во Франции 81 год). Наследники фирмы «Мишель Монтиньяк» причины его смерти скрывают.  

«Даже если красное вино действительно защищает от сердечно-сосудистых заболеваний, что убедительно еще не доказано, — писал британский журнал The Biochemist, — мы воздерживаемся от рекомендаций применять вино для этой цели. Следует помнить, что французы имеют очень высокую частоту цирроза печени, рака печени и некоторых других форм рака». То же самое утверждал наш геронтолог Жорес Медведев. 

Алкоголизм и жизнерадостное пьянство — в чем разница? 

Рюмка водки «для согрева», шампанское в честь пятницы, вкусный коктейль под субботний фильм — бытовая норма или зависимость? Чем стабильное радостное пьянство отличается от болезни? 

— У меня 30 лет практики, и я не понимаю, что большинство людей понимает под термином  «бытовое пьянство». Существует Международная классификация болезней, мы, врачи, сейчас пользуемся 10-м ее пересмотром. Алкоголизм — это психиатрический диагноз, он относится к психическим расстройствам и расстройствам поведения. Диагноза «пьянство» нет в Международной классификации болезней, тем более, нет диагноза «бытовое жизнерадостное пьянство». Есть психологическая зависимость, когда человек предвкушает выпивку, радуется ей, но у него еще нет физической потребности выпить — по МКБ это первая стадия алкоголизма. 

Одна из опасностей привычки выпивать — незаметное втягивание. По каким признакам мы можем заметить признаки начинающейся зависимости у своих близких? Что в таком случае правильно и неправильно делать? 

Должно насторожить любое нехарактерное поведение. Например, возникает психологическая тяга: глаза горят, человек чувствует оживление, собирая на стол. И такое поведение не было характерно для него лет пять назад. Обычно мамы и жены видят, что человек меняется в своем поведении. А физические отклонения сразу не заметишь (для этого надо сдавать анализы, делать УЗИ внутренних органов). 

— Может ли то стойкое желание выпивать по пятницам, но без абстинентного синдрома, незаметно перейти в физиологическую потребность? 

— Именно так обычно и происходит.

Ни сам человек, ни родственники обычно не могут заметить, как человек постепенно втягивается. А это уже психологическая тяга, потому что здоровый человек не хочет выпить.

Животное же не хочет выпить, если его не подсадили на алкоголь. 

И первая стадия может перейти во вторую. Поэтому уже при первой стадии нужно бежать к наркологу, врач назначает депрессанты, нейролептики, транквилизаторы, иногда стабилизаторы настроения — нормотимики. При второй стадии уже нужны капельницы. Психотерапия нужна на обеих стадиях.

Похмелье — тоже угрожающий признак? Когда человек, перебрав накануне, уходил на три-четыре дня в запой, начиная со 100 граммов. 

— Похмелье — это последствия отравления: плохое самочувствие, интоксикация, жажда, головная боль, разбитость. Это характерно для первой стадии, а вы описываете абстинентный синдром, он проявляется при второй стадии (запой), это как раз и есть физическая зависимость. 

Обычно кто-то советует: «давай клин клином вышибем» — и человек начинает опохмеляться. Как только появилась привычка опохмеляться — это уже синдром алкогольной зависимости или хронический алкоголизм. С таким диагнозом на вас заведут амбулаторную карту в наркологическом диспансере, например, если поймали за рулем выпившим. 

Чтобы сняться с учета, нужно подтвердить трехгодичную стойкую ремиссию, необходимо сдавать ежемесячно кровь и мочу на содержание алкоголя. Если состоишь на учете в диспансере, то лишают прав, не выдают разрешение на оружие, это серьезный диагноз, который очень трудно снять, который никогда от вас не отлепится.

Если у нас пьющие родственники, то больше шансов спиться? 

— Бывают парадоксальные случаи, когда дети так насмотрелись на пьющих маму или папу, что говорят себе: мы пить не будем. Иногда у них  получается. Но я таких видел единицы за мою практику. В основном, дети, выросшие в пьющей семье, тоже начинают пить. 

Мама кричала: «Хоть бы ты сдох, ненавижу!» Дети алкоголиков — о родителях, страхе и взрослой жизни
Подробнее

Считается, что  генетическая предрасположенность существует, но «ген алкоголизма» еще не найден. Но психологи говорят, что передается поведенческий сценарий. Люди в разных семьях по-разному реагируют на стрессы, на беду. В одной семье плачут, замыкаются в себе, в другой пытаются отвлечься на компьютерные игры, алкоголь. «Я в домике, здесь мне хорошо, а то, что снаружи происходит — неважно». Дети растут и видят, как папа с мамой реагируют на стрессы, и во взрослой жизни реагируют так же. 

Если ребенок видел, что папа стресс снимал алкоголем, думает: значит, и мне можно алкоголем, это же папа, он ж авторитет. Взрослые неосознанно программируют своих детей. Мы можем предугадать, как человек в какой ситуации себя поведет, зная, из какой он семьи.

Есть ли те, кому категорически нельзя экспериментировать с брютом по пятницам? Например, есть целые народы, у которых нет фермента, расщепляющего алкоголь.

В основном, это северные и восточные народы. У всех монголоидов плохо с этими двумя главными ферментами, расщепляющими алкоголь. 

Бывает так, что в человеке незаметна азиатская кровь, но отсутствие ферментов досталось ему в наследство от далеких родственников. Тогда человек быстро проходит по всем трем стадиям: психологическая тяга; физическая тяга; потеря контроля и снижение толерантности. Толерантность — это способность перерабатывать большое количество алкоголя. Постепенно она падает. 

Асоциальным элементам с третьей стадией алкоголизма, стоящим у магазина, достаточно глотка  портвейна, и они уже  испытывают сильное опьянение, не могут устоять на ногах. Правда, им принимать нужно часто, потому что как только опьянение заканчивается, человек настолько плохо себя чувствует, что иногда нужна реанимация.

Подруга умерла от отказа печени, оставив двоих детей

Марина Карпова не любит большие супермаркеты, предпочитая маленькие лавочки и магазины. Потому что в супермаркетах много полок с алкоголем. Коньяк, мартини, белое сухое, красное полусладкое. А ей нельзя. 

Постепенно привычка выпивать по пятницам и субботам переросла в зависимость. Когда Марина начала искать причины — почему другие пьют и это никак не влияет на их жизнь, а она уже не может без спиртного, — то нашла их в своем роду. 

Род ее отца — казачий, по семейной легенде один из ее предков бежал в Восточную Сибирь за лучшей долей. Женился на бурятке. Так казачья кровь смешалась с восточной. Почти все люди, не одно поколение живущие вокруг Байкала, имеют восточные корни. А мама приехала из Белоруссии в 70-е годы строить БАМ. И осталась в Сибири, встретив хорошего парня. 

Марина родилась 43 года назад в Иркутске, желания уехать в Москву, Питер, Новосибирск у нее никогда не было. Хороший воздух, вода, люди — что еще нужно для счастья? Холодно, правда, зимой, но не Крайний Север же. 

Я — алкоголичка и наркоманка. А люди вокруг не догадывались
Подробнее

— Я поступила на юридический и свою первую практику проходила в милиции. Ребята все сплошь молодые, веселые, мы собирались вечерами, вели разговоры и выпивали. Ну знаете, это чувство, что вся жизнь впереди и в ней будет много прекрасного. И непременно большая любовь! Ее очень хотелось. 

По большой любви Марина вышла замуж за юриста, сначала жили с его родителями, потом снимали, затем взяли ипотеку. Все как у всех. 

— У нас всегда открытый дом был, мы очень любили гостей. Я жила, как мои родители, — хлебосольно, шумно, мы праздновали эту жизнь, как могли. Когда родители были молодыми, ресторанов и кафе в городе почти не было, помню только кафе «Снежинка», куда папа водил меня есть мороженое из запотевших стальных креманок. И ресторан «Арктика», где мы как-то отмечали семейный юбилей. С друзьями мама и папа встречались дома, и я взяла эту традицию во взрослую жизнь. 

Друзья приходили к Карповым не только в выходные, по праздникам, иногда и среди недели. Серега защитил докторскую — надо отметить! У Тихомировых после многолетнего бесплодного брака родилась дочь — отпразднуем! Тарасевичи выплатили ипотеку раньше срока — накрываем на стол! Летом выезжали большими компаниями на Байкал, на шашлыки и омуль. 

— О том, что мой организм не справляется с алкоголем, я узнала во время диспансеризации. Решила заняться здоровьем: стала часто уставать, кожа испортилась. У меня оказались повышены печеночные пробы. Испугавшись, я пересдала анализы в платном центре — результат тот же. Одна из моих коллег умерла от отказа печени, оставив сиротами двух детей, и я серьезно испугалась. Дошла и до хорошего терапевта, и гепатолога, и нарколога. 

Приметы восточной крови в лице Марины прорисовываются, на что и обратил внимание врач-нарколог. Он рассказал про то, что с большой вероятностью у нее снижены ферменты, отвечающие за переработку алкоголя. Поэтому пить ей нельзя. Совсем. И рассказал пару историй из своей практики, как люди с подобной физиологией спивались, теряли семьи, работу, жилье. 

Марина впервые в жизни испугалась.

Труднее всего было перегрузить привычный образ жизни — звать гостей и не ставить на стол спиртное? Люди не поймут.

Рассказать о своих проблемах со здоровьем? Стыдно как-то. Держаться усилием воли? «Но смогу ли я?», — спрашивала себя Марина и вздыхала. 

До тяжелого алкоголя, водки и виски, она не дошла, но легкий ей был уже необходим – для тонуса, настроения, для снятия стресса, в конце концов. Смотреть сериал, есть горячие пельмени с деревенской сметаной, нарезать сальце и не выпить?

— Но я вспоминала умершую от отказа печени подругу, ее детей и понимала — надо держаться! Мне помогли 10 сеансов психотерапия и исполнение детской мечты. Я всегда хотела научиться танцевать, но стеснялась этого желания. Психотерапевт же советовал найти хобби по душе и сменить одну зависимость на другую, неопасную. Я записалась в школу танцев, научилась танцевать танго. Из интереса посчитала, сколько денег уходило на алкоголь и стала тратить эти деньги на танцевальные платья и обувь. Это красивое, но недешевое увлечение. Иногда мне очень хочется выпить, почувствовать, как разгоняется кровь по телу, как отпускает напряжение. Но страх потерять здоровье сильнее этого желания.      

Творческая интеллигенция, врачи, полицейские — в зоне риска 

«Сколько лет нужно пить каждую пятницу, чтобы стать алкоголиком?» — этот вопрос нам особенно хотелось исследовать. 

— Некоторые очень быстро проходят все стадии, я видел, когда буквально за три года у молодого человека развилась сильная зависимость, третья стадия. Тут зависит от того, сколько выпивать по пятницам. Доза — это, наверное, самое главное, что приводит к злоупотреблению, — утверждает нарколог Агеев. — Большинство людей с бокала не заводятся, а с трех запросто можно завестись и пить не только по пятницам, но иногда прикладываться после работы, а то и на работе. Так что все зависит от дозы, от веса, сопутствующих заболеваний. Если у человека были черепно-мозговые травмы, сотрясения, вирусные гепатиты, расстройства личности, психические заболевания, то зависимость развивается быстрее. Если здоровый человек, но употребляет большие дозы, тоже достаточно быстро. Невозможно сказать точно, математика тут не котируется. 

— Для многих выпивка — это некий ритуал. Красиво накрытый стол с бокалами и бутылкой дорогого вина или пельмени со стопкой запотевшей водки. Получается, что на алкоголизм мы подсаживаемся из любви к ритуалам? Почти никто не может представить себе Новый год без шампанского. 

— Да, но эти ритуалы навязывают нам, в основном, значимые близкие или наше окружение. У меня жена сибирячка, она мне очень вкусно рассказывает про то, как хорошо идут сибирские самодельные пельмени со стопкой запотевшей водки. Но за все годы нашего знакомства мы с ней не разу не пили водку, закусывая пельменями. 

Если человек не зависим от алкоголя, то он ему не нужен. Если первая стадия есть, он под эту эстетику будет прятать свою зависимость: «Как хорошо! Я приготовил стол, скатерть накрыл, у меня цветочки, бокалы красивые. Давай мы сейчас накатим!»

Профессия может стать провоцирующим фактором? Например, врачам часто дарят алкоголь.

«Жена умерла, а муж продолжал бухать» – как созависимость с алкоголиком ведет всю семью в могилу
Подробнее

— В России нет ни одной профессии без стрессов, которые не захотелось бы исправить водкой, думая, что тебе сейчас будет хорошо. Но на первое место я бы поставил не врачей, а представителей творческих профессий, в основном, художников, актеров и музыкантов. В этой среде употребляют почти все, профессия лицедейская много из тебя выжимает. 

Полицейские  здорово пьют. Врачи находятся очень близко к спирту. Когда я еще был молодым лаборантом, мы в экспериментальной хирургии пересаживали сердца телятам, и мне в первый раз налили спирт. Некоторые мои однокурсники по мединституту и в неврологии полежали, и заработали некроз поджелудочной железы, а некоторым и печень пришлось пересаживать. Хирург — очень тяжелая профессия, когда ты по 8–9 часов стоишь за операционным столом, а потом расслабляешься подарочным коньяком.

Есть и такая точка зрения человека из мира искусства, то есть априори подверженного зависимостям. «Человек по своей структуре — рецептор, один большой нерв, поэтому не так важно, пьет он или нет, он все равно будет искать раздражение своих рецепторов. Все мы наркоманы того или этого». Так это или нет? 

— Да, иногда хочется пощекотать свои нервы. У людей, которые занимаются опасными видами спорта, есть адреналиновая зависимость. Им важно рисковать, почувствовать себя живым. Но и алкоголизм, и все подобные зависимости относятся к аутоагрессивному поведению. Пик аутоагрессии — суицид.

Алкоголик, наркоман или человек с другой зависимостью совершает медленный суицид.

Поэтому лучше выбирать здоровые «зависимости», чтобы восстанавливать свое душевное равновесие, те, которые повышают серотонин (гормон счастья) и дофамин (гормон удовольствия) не химическим, а природным образом. Давайте выбирать зависимость от солнца, воздуха, воды, движения, а не то, что нас медленно убивает.

«Кто на рок-фестивалях спирт разведенный не пил?»  

Елизавета Майкова из Санкт-Петербурга впервые попробовала алкоголь в 14 лет. Сейчас ей 35, регулярно выпивает более 20 лет. 

— Я пришла в местную рок-тусовку и осталась в ней жить. В этой тусовке пили все и всё, что горит и что не горит. И все живы.

Отец Елизаветы — суровый, но завязавший алкоголик. Его первый брак развалился из-за пьянства, жена выгнала из дома. Доходило до того, что ночевал на вокзале. Завязал намертво, когда женился во второй раз. В 47 лет у него родилась обожаемая Лиза. Ни разу она не видела своего отца пьяным. Алкоголь дома не держали. 

Лиза вела двойную жизнь: дома и в школе у нее был имидж девочки-отличницы, которая хорошо учится, читает книги и ничего криминального не вытворяет. И была тусовка, где ее научили и курить, и пить. Лиза рано начала работать и этот образ жизни оплачивала себе полностью сама. В 18 лет она стала жить фактически самостоятельно, в 22 — родила ребенка. Получила два высших образования.

— Я пью всё и везде. Кто на рок-фестивалях спирт разведенный не пил, считай, там и не бывал. Я до сих пор веду тусовочную жизнь и не мыслю иной. Собраться компанией в пятницу и загулять до понедельника — абсолютно нормально. Бывает, что я выпиваю каждый день. Но никогда не пью крепкие напитки — ни водку, ни коньяк, ни виски, ни коктейли, ни мартини. Это все может спокойно стоять в холодильнике год, я это не люблю, не хочу и пить не буду. Я люблю вино или пиво. Бутылку вина спокойно могу выпить. У меня не наступает измененного сознания. 

Свое желание выпивать так часто Елизавета объясняет тем, что алкоголь необходим для высвобождения творческой энергии.

— Я человек не очень эмоциональный, и алкоголь позволяет мне высвободить  чувства. И я человек творческой профессии, все идеи приходят, когда я поддатая. Трезвой ничего путного придумать не могу. И алкоголь высвобождает блокированные чувства и ощущения, он позволяет чувствовать себя более живой и эмоциональной. У творческого человека в голове тысячи миров рождаются и умирают одновременно. И голова просто может лопнуть, творческая энергия часто разрушает изнутри, если ее не высвобождать. А чтобы творчество активировать, надо расслабить сознание. 

Одно время я озаботилась этой проблемой, но потом подумала: а кому это мешает? Я выполняю все свои социальные обязательства, занимаюсь ребенком, если мне надо встать в 6 утра, я встану. Когда мне нужно принимать курсом какие-то таблетки, я отказываюсь от алкоголя. Но жить без него совсем не хочу. 

«Ой, обезбольте меня еще раз» 

Одна из психологических причин пьянства — неумение снять напряжение другим способом. Вторая причина — алкоголь убирает внутреннего критика. Люди устают от постоянного самоконтроля, им хочется проще к жизни относиться, хотя бы иногда. 

— Если алкоголь и убирает на время внутреннего критика (психолог Эрик Берн называл его «внутренним родителем»), то «внутренний ребенок» без родительского надзора действительно устраивает кавардак, — объясняет нарколог Агеев. — Потом опять  включается «внутренний родитель» и начинает «внутреннего ребенка» совестить. Возникает чувство вины, которое опять же привычно снимают алкоголем. Поэтому лучше не убирать внутреннего критика, а воспитывать в себе «внутреннего взрослого». То есть нам всем хорошо бы повзрослеть и правильно расставить приоритеты. Кто-то посчитал, что людей — «взрослых по жизни» не более 20%, а остальные 80% — это «озорные дети» и «обидевшиеся родители».

Это правда, что люди, которые в меру выпивают, меньше болеют серьезными заболеваниями? Потому что болезни возникают от стрессов, а алкоголь их снимает.

«Зависимость возникает, когда не хватает радости». Протоиерей Григорий Григорьев — о том, как пережить самоизоляцию
Подробнее

— Это миф, от стрессов болезнь одна — невроз, невротическое расстройство. Если вы не будете лечить невротическое расстройство, оно будет разрастаться и превратится в серьезный невроз. Если человек несколько лет живет в неврозе и не лечится, организм бьет во все колокола и возникает психосоматика (психосоматические симптомы): болит голова, невозможно поднять руку, могут возникать тошнота, даже понос. 

А вот как раз алкоголь может спровоцировать многие болезни. Например, он вызывает сдвиг в обмене веществ: перестает вырабатываться эндогенный этанол, его хочется получить извне. Погибают гепатоциты, погибают клетки, образуется сбой в гормональной системе, в биохимии крови нет гомеостаза, баланса. Среди органов нет гармонии. Так могут возникнуть гипертония и язва, но от алкоголя, а не от стрессов. 

Избавление от стресса с помощью алкоголя можно сравнить с обезболиванием или с заморозкой. Вы сломали руку, или например, у вас загноился аппендикс, вы приняли обезболивающее, а проблема осталась — сломанные кости, воспаление. Постепенно действие обезболивающего проходит и вы говорите: «Ой, обезбольте меня еще раз, мне это помогает». А стресс остается на месте. 

Прибавим сюда проблемы с печенью, поджелудочной железой и прочим органами. Первыми летят паренхиматозные органы — поджелудочная железа, печень, головной мозг, почки, предстательная железа у мужчин. Очень часто молодые ребята идут утром в туалет и не могут помочиться, потому что предстательная железа отекла. Острая задержка мочи может кончится гломерулонефритом. Все органы поражаются от алкоголя, а не от стресса. 

— Одиночество, неустроенная личная жизнь – это фактор риска? Например, дети выросли, супруг умер, или люди развелись, человек живет один или с кошкой. 

— Это в любом случае стресс, а справляться со стрессами каждый привык по-своему. Есть большая вероятность, что одинокий мужчина или женщина, полностью потеряв смысл жизни, будет выпивать. Но это зависит от выработанного или скопированного от родителей способа реагирования на стресс. 

Человек из здоровой семьи, умеющий справляться со стрессом, переживет одиночество без алкоголя. Самое главное в жизни — это умение адаптироваться к любым ситуациям.

Если человека с детства научили этому навыку, он будет искать, как он должен измениться для того, чтобы жить дальше, потому что есть инстинкт самосохранения и он диктует нам жить.

Что касается женского алкоголизма: он опаснее мужского, потому что женщины стабильны, в том числе, в своих зависимостях?

— Физиологические и психологические особенности женщин отличаются от особенностей мужчин. Если мы берем физиологические особенности, у мужчин алкоголь начнет расщепляться, еще не всосавшись в желудке. У женщин в слизистой желудка не происходит полного расщепления этанола, значит, в кровь его поступит больше, концентрация его в крови  будет выше, и на печень удар придется сильнее. 

Кроме этого, женский организм выделяет женские гормоны — эстрогены. Когда эстрогены взаимодействуют с алкогольдегидрогеназой, активность ее подавляется, алкоголь не расщепляется, и его в крови опять же больше, чем в крови мужчины. Существуют исследования: злоупотребляющие женщины повышают у себя риск возникновения рака груди на 70%. 

Психологический аспект: женщина более эмоциональна и более склонна к депрессивным реакциям. Если она заметит, что ей от бокала становится легче, то есть большая вероятность, что она будет пить еще и еще. Постепенно бокала вина ей станет не хватать, нужно будет уже два бокала вина, а, может быть, она перейдет на водку, потому что она дешевле. К сожалению, подобные случаи наркологи и психиатры часто наблюдают. 

— Что делать, если человек решил снизить количество спиртного? Он справится сам, нужна психотерапия, стоит обратиться к наркологу-психиатру? 

— Увеличение дозы и сокращение промежутков между приемами спиртного — это уже повод обратиться к наркологу. Если спиртное было по пятницам, а стало по пятницам и субботам — это плохой прогностический признак. 

Может, кто-то справляется с такой ситуацией сам, но лично мне такие клинические случаи просто не попадаются, наверное. Если началось увеличение дозы спиртного, значит, растет толерантность к алкоголю. На первом этапе нужна дезинтоксикация и уход, на втором и третьем — обязательная психотерапия и индивидуальная, и групповая.

В России давно существуют семейные клубы трезвости. Они работают в сотрудничестве с приходами Русской православной церкви. Группу ведут психиатр-нарколог, психолог и священник, которые прошли специальное обучение. Руководит этим движением очень хороший врач, протоиерей Алексей Бабурин. В Москве таких групп работает больше десятка. Я бы пригласил всех  зависимых и созависимых бесплатно пройти такой метод реабилитации, потому что даже бытовое пьянство — это уже зависимость, то есть алкоголизм.

При поддержке Фонда президентских грантов

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.