Многодетная мама Елена Петина: Главное – чтобы папа всегда был довольный!

|
С Еленой Петиной, мамой семерых детей (старшему – 20 лет, младшей – пять лет), мы беседуем на большой уютной кухне. Один из сыновей, Костя, делает чай. А потом садится рядом. Во время беседы он то и дело что-то вставляет в разговор, поясняя: «Я тоже хочу поговорить». В коридоре по стенам – множество спортивных наград.
Многодетная мама Елена Петина: Главное – чтобы папа всегда был довольный!

«Господу нужны ваши души»

В ранней юности представления о семейной жизни у меня были не очень радостными: когда мне было шесть лет, родители развелись. Мама осталась с тремя детьми.

Сама она и не думала о многодетности, не планировала, что будет мамой троих детей. Она хотела одного, максимум, двух. Мама работала проводником-международником, ездила заграницу. И это – в советское время! Там, кстати, в поезде, она и познакомилась с папой. В планах было – родить ребенка, нанять няню и – вернуться на работу. Но вскоре родился еще ребенок, а потом уже и я. Так что маме пришлось свои планы подкорректировать.

А потом они развелись. После развода мама с папой не сохранили дружеских отношений, мама переживала, и это сказывалось на нас. А еще мы все время ждали папу. Папа мог сказать, что приедет, но не приезжал. Мы ждали, ждали…

Хотя папа проводил с нами время, ходил на лыжах, брал к себе на работу (он педагог-психолог).

В юности я была девушкой, предоставленной самой себе. Отец Максим  Первозванский говорит, что девушка должна быть прилеплена сначала к родителям, а потом – к мужу. Это идеальный вариант, у меня такого варианта в первом случае не было, поэтому подростковый период проходил тяжело. Очень. Что до сих пор сказывается на семейной жизни.

Слава Богу, Господь не оставил и в 20 лет я сама пошла и покрестилась. Сознательно. В храме «Всех скорбящих Радость» на Большой Ордынке. Помню исповедь, причастие, после которого было полное ощущение полета. Я ехала в метро и чувствовала, что люблю всех вокруг, хотя тогда, в непростое время, все ходили в одежде коричневого цвета, мрачные. Но для тебя они освещались каким-то настоящим светом…

А уже по-настоящему мы с мужем пришли в Церковь, воцерковились через болезнь нашей второй дочки. Когда она родилась с атрезией пищевода (неполное его формирование), врачи говорили о 70% шансов на летальный исход.

Тогда мы пришли в храм «Сорока севастийских мучеников». Помню, как  один священник сказал: «Господу нужны не ваши свечки, а нужны ваши души».

Когда уже родился Иван, третий ребенок, у Володи не было работы. Я   сидела, просила: «Господи, пошли ему работу!» И вскоре ему позвонили из монастыря, предложили работу. Он согласился, хотя зарплата была тогда маленькая. С тех пор так там и работает.

Курортное знакомство

С Володей мы познакомились в Алуште. Я поехала отдыхать со средней сестрой, Володя – с другом (друг стал мужем сестры).

Интересно, что Володя позвонил из Алушты родителям и сказал, что он приедет уже с невестой. Я же тогда об этом не думала, переживала старую любовь.

Да мне тогда и в голову не приходило, что передо мной мой будущий муж. Первое впечатление, «профессиональное» – я тогда шила и общалась с фарцовщиками с Арбата: «Таак, очки «Адидас», кроссовки «Адидас». Это был 1992 год. А повенчались мы в 1997, когда у нас уже было двое детей.

Папа мне все время говорил: «Ты смотри, мужчину выбирай, чтобы надежный был, чтобы любил детей. Вот если любит избранник детей, тогда значит можно с ним жизнь связывать». Такого человека я и встретила в Алуште.

Не было у нас никаких бурных восторгов влюбленности. Я просто поняла, что это – «мой» человек, надежный, хороший, с которым ты хочешь прожить всю жизнь. И к тому же понимаешь, что на это – Божья воля.

Папа

Папа

Мы вместе двадцать лет. И все это во многом благодаря моему мужу. Он очень терпеливый, надежный, благородный. На какие-то вещи, как мужчина, просто не обращает внимания. Я, например, больше придираюсь к словам. Самое главное, –  у него очень много смирения. Смирения внутренне сильного человека.

С чемоданом к родителям

Сначала мы жили у меня, в квартире мамы. То есть мы – это я с двумя детьми, Володя жил у своих родителей, хотя в жизни семьи всячески участвовал, мне помогал.  Потом мы стали снимать квартиру. А он все равно очень часто ездил к своей маме. И, в конце концов, я взяла двоих детей, чемоданы и сказала: «Ну, раз ты живешь у мамы, значит, и мы будем здесь жить. Где муж, там и мы».

Потом опять снимали квартиру. Пока, наконец, не получили собственную. Нам в этом смысле повезло. В 1999 году встали на очередь, а уже в 2004 даже получили. Мне врач-аллерголог в свое время сказал: «Вы стоите на очереди на квартиру? Так вы не стойте – ходите, бегайте» Вот мы и стали ходить – узнавать. Тогда как раз появились программы, когда квартиры стали давать многодетным семьям, в которых четверо или больше детей.

«Больничная школа»

После рождения наша вторая дочь, Сима сразу попала в реанимацию. Потом первые полгода мы пролежали в больнице. Потом еще год – два ездили регулярно на процедуры.То есть у меня Макар – ему год и пять, и я должна ездить в больницу каждый день. А как морально тяжело  в больнице видеть этих страдающих новорожденных!

Серафима,18 лет

Серафима,18 лет

Помню, как врачи уговаривали 18-летнюю девочку отказаться от замечательного сыночка – Илюши, у которого функцию прямой кишки выполняла выведенная наружу трубка.

Вообще там такое отношение было, что не забыть. Уборщица могла запросто указать, где «твое место».  Хорошая школа смирения.

Не знаю, как бы мы без поддержки. Поддерживала Церковь. Очень поддерживали Володины родители, которые и сидели с Макарием. Попадались хорошие врачи.

В 1996 году в Москву, в Новоспасский монастырь, привезли мощи святого целителя Пантелеймона. Там с Симой случилось чудо. Мы ее  приложили, а потом поехали на бужирование пищевода (когда его растягивают, пропуская через него специальный инструмент). А в предыдущий раз, когда мы приезжали, образовалось сужение. В этот раз врачи возвращаются из операционной и говорят: «А никакого сужения, как будто вообще ничего не было!»

Бабушки-дедушки  и хоккей

Володины родители – сами из многодетных семей, где было по шесть детей. Так что они к нашей многодетности отнеслись спокойно и всячески нам помогали. И моя мама нам очень помогала.

С появлением очередного ребенка я начинала чуть больше что-то понимать в жизни. К тому же менялось количество квадратных метров на каждого человека.

Каких-то особых сложностей с детьми (не считая Симиной болезни) я не помню: все дети были спокойные в младенчестве, спали нормально.

Когда Ване было 5 лет (сейчас ему 15 лет), у нас начался хоккей. И наша жизнь стала подстраиваться под него. Под хоккей. Сейчас хоккеем занимаются двое сыновей. Если дети начинают заниматься этим видом  спорта серьезно,  он у родителей занимает всю жизнь. Сейчас, хорошо, они сами ездят на тренировки. А раньше: пять дней в неделю занятия, в субботу – игры.  Да еще обмундирование большое.

И вот, например, везу я в коляске Илюшку (ему 12 сейчас), на коляске – огромная сумка. И так – каждый день…

Илья, 12 лет

Илья, 12 лет

Внехоккейная жизнь: встать утром, накормить всех завтраком, отправить кого в школу, кого пораньше – на тренировку.

То есть сначала провожали Макара в школу. Потом Серафиму. Хорошо, что школа была рядом, и дети рано могли сами ходить туда. Потом готовила обед и шла гулять с младшими. Дальше – уложить младших поспать. Игры, уборка, занятия с вернувшимися школьниками. Одно и то же каждый день. Без какого-то специального плана. Отталкиваясь от того, что есть школа, дополнительные кружки, в который кого-то из детей надо отвезти, забрать.

Сейчас они почти все ходят в школу (старшие ее уже окончили) и времени, конечно, уже становится больше. Пока дети в школе – уберешься, погладишь, в магазин сходишь.

Младшая, Лиза – ходит в детский сад, но не постоянно. Часто оставляю ее дома.

Варвара посещает художку, у нее занятие два раза в неделю. Ее я вожу. А Костик, например, сам ездит в школу.

Одних детей я отпускаю на занятия лет с десяти. Сама с девяти лет ездила на другой конец Москвы. Тем более, сейчас  есть мобильные телефоны. Хотя они у них иногда не работают. Начинаешь звонить, а там: «Абонент временно недоступен». Начинаешь нервничать и в очередной раз объясняешь: «Телефон как раз и куплен для того, чтобы быть на связи». Вот Костик молодец в этом отношении: после уроков всегда позвонит, скажет, что закончил, что выходит из школы.

 Костя, 10 лет

Костя, 10 лет

Особенно устаешь, когда ходишь с детьми по поликлиникам. Бывает – по несколько раз в день. Система, ощущение это больничное изматывают так, что чувствуешь себя, как выжатый лимон.

У меня больная спина, поэтому все эти «бегания» сказываются.

Но в смысле быта с подросшими детьми проще. Сейчас к нам обычно старшие дети подходят: «Что делаем в субботу, в воскресение?» Договариваемся. Кто сидит с младшими, кто готовит. Мы, например, в субботу уезжаем на игру к Илюшке. Ваня идет на тренировку.

Иван - 15 лет

Иван – 15 лет

Тяжело, что наш папа все время работает, не хватает нам его.  Дети скучают днем. С уроками – кому-то помогаешь, кому-то – нет. С  Варварой уроки Илюша делает. А Костику вот не надо помогать, он сам со всем справляется. А еще он учится в  музыкальной школе имени Галины Вишневской, играет на виолончели.

Пятница и магазины

У каждого из детей есть и свои бытовые каждодневные обязанности. Сима, например, после ужина убирает посуду, вытирает стол.  Макар загружает посудомоечную машину. Костик потом разбирает ее. Дети  ходят в магазин, если  что-то надо купить: хлеб, молоко.

С папой мы ездим только в пятницу, в большой гипермаркет, чтобы закупить всего на неделю.

Сейчас вот борюсь с детьми, чтобы они кровати заправляли.

Родительское время

Хотя муж все время на работе, с тем, чтобы нам вдвоем поговорить, пообщаться,  проблем нет.

После 21:00 мы объявляем: «Настало родительское время. Родители тоже должны отдохнуть, пообщаться». И дети знают, что – наше время и не вторгаются в наше пространство. Ну, иногда Лизок, она маленькая, может забежать или позвать меня – показать какой-нибудь рисунок. Но это совсем не мешает.

Лиза – 5 лет

Иногда, когда чувствую, что надо выговориться, так и заявляю: «Хочу поговорить». Лучше это делать, когда Володя вернется домой после вечерней пробежки. Тогда он готов выслушать что угодно и кого угодно.

Вообще, ты чувствуешь время, когда мужу стоит задавать  вопросы. Иногда, конечно ты чувствуешь, что не надо, но задаешь.  В итоге и получаются – споры. Мне кажется, у женщины должно присутствовать чувство меры, точнее – понимания. Но когда живешь долго с человеком, ты знаешь его, чувствуешь. Вообще, когда у тебя не звучат эгоистические нотки, тогда все встает на свои места.

Еще мы с мужем прогуливаемся вечером, как в юности. Иногда я говорю: «Ой, что-то не хочется». Потом  понимаю, что надо, что это для меня. И мы идем, гуляем. Вот как раз тогда и разговариваем. Какие-то решаем вопросы, можно сказать что мировые. Потому, что мировые от слова «мир». Главное, чтобы был мир в нашей семье. Так что надо решать мировые вопросы.

Финансы и 90-е годы

Постперестроечные годы были непростыми. Но я что-то не помню, чтобы совсем не было продуктов. Ну, сами пеленки шили, фланелевые. Но это не страшно. Я – шила, сидела с детьми.

Трудности материальные, скорее, появились позднее. И не в том смысле, что мы плохо живем, просто на детей много средств уходит. Да на тот же хоккей – даже клюшки дорогие. Когда я Ваню привела на хоккей, я не думала, что это такой дорогой вид спорта.

Бюджет как-то пытаемся распределять (что – на квартплату, оплату кружков и так далее). А потом все равно происходит: раз и какие-то непредвиденные обстоятельства. Вот, например, у Вани сейчас проблемы со спиной. А это сразу траты: корсет, лекарства, оплата услуг остеопата.

А так –  живем от зарплаты до зарплаты. Бывает, уже за неделю до зарплаты ничего нет, но помощь все равно откуда-нибудь да приходит..

Тренер по хоккею, например, нередко возвращал нам деньги, которые мы сдавали на «заточку коньков».

Интересно, что когда Ваню позвали в «Спартак», у него начались  проблемы со спиной. Сейчас будем решать, как его подлечить и как еще сделать правильный выбор.

Жизнь вообще, она сама по себе интересна тем, что ставятся задачи, и ты их решаешь: в духовном плане, в материальном плане. И все время чувствуешь, что ты находишься в реальном мире, а не в виртуальном. И это здорово!

«Поплакала и включила ум»

У меня семеро детей, а беременностей было восемь. Перед Костиком – замершая. Ну что, поплакала дня три. В таких случаях я включаю мозги и думаю, как ситуация выглядит с  позиции православия. Все, что происходит – часть жизни.  Чего плакать бесконечно, не ты же это сделал. Значит, так надо: на все воля Божья.

Кризисы

В психологическом плане сейчас сложнее, когда дети вырастают. Одни подростковые кризисы чего стоят! Я всегда говорю: «Слава Богу, что есть отец Максим Первозанский, отец Иаков (Тупиков). Есть их молитвы, возможность прийти, посоветоваться, поговорить с ними».

Мы много разговариваем с детьми, и они чаще все-таки прислушиваются. Но – не без проблем. И мы учимся на своих ошибках. Вот, старший поступил в Бауманский и говорил нам, что звонить в деканат не надо, так не принято. Мы и не звонили, чтобы не подвести ребенка, вроде ж взрослый человек, а тут мы, со своей заботой. Оказывается – надо звонить, узнавать! А сына в итоге отчислили за непосещаемость…

Серафиму, которая учится в медицинском, и, надо сказать, очень старается, тоже чуть было не отчислили, из-за того, что она из-за волнения не очень хорошо ответила по одному предмету. То есть буквально не сдала одну половину зачета. Но я уже держу руку на пульсе и ситуация, надеюсь, разрешилась благополучно: отчисление было явно несправедливым.

Вообще с подросшими детьми требуется больше бдительности, чем с малышами. Вот приходит ребенок домой, и нужно по каким-то нюансам понять, что с ним что-то не так. Тактично выводить на разговор…

Когда совсем тяжело, беру Евангелие, книжки Святых Отцов, и все сразу встает на свои места. Там все конкретно. В себе нужно искать источники всех нестроений.

Конечно, и муж помогает прийти в себя.

Делим территорию!

Хотя сейчас у нас большая квартира, все равно идет борьба «за место». Например, Ваня кричит Костику: «Закрой дверь за собой, почему ты не закрыл дверь!» Вот ему надо,  чтобы дверь в комнату обязательно была закрыта. Кто-то кричит: «Отстань от меня, выйди отсюда, покинь комнату!». В таком случае я им все время говорю: «Хотите выяснить отношения – надевайте боксерские перчатки, выходите на ринг  в честном бою». Особо честного боя не получается: возраст-то разный, но все негативные эмоции, лицом к лицу, выплескивают. А потом уже и хохотать начинают.

Вообще девочек воспитывать сложнее. Мальчики – они проще. Как сказал, так и сделал. Девчонки любят немного покапризничать, покомандовать.

Хотя в быту проще с девочками, они и помощницы.

Весенние аттракционы

Весной мы иногда в Перовский парк выходим, погулять, на аттракционах покататься. Летние месяцы семья проводит на даче.

Вообще, семейная жизнь – это здорово. Особенно это ощущается, когда после черной полосы идет белая полоса. То есть сначала какие-то проблемы, ты думаешь: «Ой, как тяжело!». Потом все вроде нормализуется, все здоровы, все хорошо.

Главное в семейной жизни – чтобы папа чувствовал себя комфортно. От женщины тоже многое зависит. Двое же становятся одной плотью. Поэтому, если у одного что-то хромает, это, конечно, на втором сказывается. Поэтому, я со своей стороны, со своей половины говорю: важно, чтобы папа был в порядке. А папа, наверное, скажет: «Чтобы с мамой все было хорошо». Он все время говорит, что у нас хорошая семья. Когда я начинаю быть чем-то недовольной, он меня поддерживает, успокаивает. А папа у нас всегда довольный.

ждем папу Володю

ждем папу Володю

Еще очень важно иметь перед собой примеры семьи. Для нас такой пример – отец Максим Первозванский, его супруга Лариса и все их девять деток. Если бы не их пример, не знаю даже, как у меня бы порой все шло. Собираешься раскиснуть, и думаешь: «А как там матушка Лариса, у нее вообще девять детей, а она всегда такая спокойная. И дети  ее слушаются».

Вот моя сестра в Голландии живет, рядом тоже вроде многодетные, но пример – негативный: очень многие разводятся супруги. Причем при разводе женщине дают временное жилье, возможность встать на очередь на постоянное. Видимо, благополучие как-то влияет не в лучшую сторону. Так что, лучше с трудностями. Тише едешь – дальше будешь. Для нас трудности – это преодоление чего-то и, соответственно, внутренний рост. Но еще раз повторяю, без поддерживающих примеров здесь никак.

Фото: Анна Гальперина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: