О том, что происходило на месте, где нашли убитую в Саратове девочку, рассказала Елена Налимова, журналист, которая приняла участие в поисках.

В поисках пропавшей участвовало очень много людей. К концу вторых суток, возможно, нас было больше двух тысяч человек. Точные цифры надо уточнять в штабе “Лиза Алерт”. Этот отряд координировал поиски пропавшей. Многие самоорганизовались, конечно, и помимо штаба.

Теперь представьте, как вся эта человеческая масса, не спавшая двое суток, дежурившая, прочесывающая каждый сантиметр маршрута девочки и не только, вдруг получает информацию, что тело нашли в гаражах. Не просто в гаражах, а в тех, которые волонтеры прочесывали несколько раз! Многим обидно было это слышать. Гаражи расположены рядом с домом ребенка, прямо у штаба, у нас под носом.

Тут же появились слухи, что полиция отсылала людей в дальние районы города сознательно, чтобы не мешали следствию. Полицейские будто бы знали, что убийство произошло именно здесь. Кто-то говорил, что и убийца все это время прятался в гаражах. Могла ли вся эта толпа, возбужденная поисками, страхом, негодованием, горем, вдруг, по щелчку пальцев разойтись? Всем спасибо, все свободны?!

Возникло стихийное и интуитивное желание идти и смотреть, а не расходиться по домам. Тем более, что в самом штабе “Лизы Алерт” не было информации. У отряда существует протокол поисков. Хотя появились слухи об обнаружении тела ребенка, в самом штабе такой информацией не располагали. “Мы не можем это утверждать, — говорил нам. – У нас нет официального подтверждения”. “Но оно может быть только завтра”, — упрекали люди в ответ. “Принимайте решение продолжать поиски или остановиться по совести”, — говорили в отряде. Но как можно продолжать поиски, когда по всем социальных сетям и каналам прошла информация о найденном теле?

Ощущение недостатка информации, желание увидеть финал своими глазами – это толкнуло людей идти к месту преступления. Тем более, что оно находилось через дорогу от штаба “Лизы Алерт”. Этот короткий путь через сквер к гаражам людей только дополнительно разозлил. Трущобы в одном из центральных районов города, по другому не скажешь. Нет ничего ужаснее, чем каждый день ходить в школу по этим буеракам. Трудно представить, что дети могут идти среди заброшенных с советских времен гаражей, похожих на сараи, и не ломать ноги.

На месте присутствовала полиция, но никто не обратился к толпе! Считаю, это было огромной ошибкой с их стороны. С возбужденной толпой нужно разговаривать. Один из полицейских кричал: “Разойдитесь, разойдитесь…” Он не делал больше ничего. Людей это разозлило. Тут же поползли слухи, что “преступника будут выводить”. Очевидно, люди хотели наказать, как минимум, словом, отомстить ему за происходящее. Кто-то начал требовать показать подозреваемого. В ответ твердили одно: “Разойдитесь”. Люди стали раскачивать машину, боясь, что подозреваемого увезут и никто его не увидит. “Покажи, покажи”, – кричали они, а в ответ только: “Разойдитесь”. И это было какое-то глухое, тупое противостояние с полицией, бессильная ярость. Людям не хватало информации.

Когда подозреваемого увезли, хотя оцепление еще осталось, толпа начала вскрывать ракушки. Это точно было действие ярости, бессмысленное, нелогичное. То, что там видели – не гаражи и не сараи – клоака, по-другому не назовешь. Удивительно, что подобные вещи могут существовать в одном из центральных районов города – Кировском, который с советских времен называют СХИ.

Происходящее в Саратове очень похоже на ситуацию в Кемерове. Очевидно, что люди ждут момента, когда к ним придут разговаривать. До сих пор в городе всё и все бушуют. Главное, пусть это пафосно прозвучит, потерян диалог с властью. Люди не чувствуют, что кто-то контролирует ситуацию, кто-то может дать ответ. Люди ищут ответ самостоятельно и не верят в правосудие. “Его отмажут, его признают невменяемым”, — такие разговоры ходят по городу.

Записала Дарья Рощеня

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: