Молитва
Фото: Ефим Эрихман
Фото: Ефим Эрихман
«Мы превратили “Отче наш” в молитву перед едой», — говорит протоиерей Алексий Уминский. Как превратить ее в путь к Отцу? Об этом он рассказал на презентации «Книги о молитве», которая вышла в издательстве «Никея».

— Когда мы общаемся с Богом, мы всегда общаемся с таинственным Богом, это надо очень хорошо понимать. И когда мы говорим о богопознании, это не означает, что мы говорим о богопонимании. Мы говорим о чем-то таком, что не всегда выразимо человеческим языком. Когда говорим, что помолились Богу и поняли, что Он нас услышал, в ответ мы почувствовали Его присутствие. И это присутствие божественное в своей жизни позволяет Его понимать и принимать.

Понять Бога как Троицу невозможно и невыносимо. Это и не нужно. В каком-то смысле, но каждому из нас дана возможность обращаться к Богу в Троице через личностное ипостасное общение. И поэтому мы понимаем, что значит в молитве обращаться к Господу нашему Иисусу Христу, потому что Он нам открыт евангельски, у нас есть словесный и видимый, иконописный портрет Христа. Мы очень хорошо представляем и понимаем, как Он говорит, когда читаем Евангелие. 

Мы также знаем об Отце через Иисуса Христа, и Он сам дарует нам молитву «Отче наш».

Эта молитва — очень глубокий, серьезный молитвенный путь к Отцу. Она дает нам дерзновение просить Бога сделать нас Его сыновьями и дочерями.

По крайней мере, с этого надо начинать эту молитву читать. 

Пока ты для себя вопрос своего сыновства или дочерности не определил, читать молитву «Отче наш» бесполезно. Эта молитва имеет только один смысл, когда ты перед Богом как перед Отцом. Но для этого тебе надо захотеть быть сыном, захотеть быть дочерью, в это состояние постараться себя возвысить или по крайней мере Бога об этом попросить: «Будь моим Отцом», «Сделай меня Своим сыном».

Молитва «Отче наш» у нас сегодня читается между делом. «Трисвятое по Отче наш», а потом начинается богослужение, «Трисвятое по Отче наш», а потом начинаются какие-то другие молитвы. Что это такое? 

Но эта же молитва — она главное, что у нас есть от Христа. Научи нас молиться — вот, пожалуйста, молитесь так. И нет никаких других молитв, которыми Христос хотел бы, чтобы мы молились. «Отче наш» мы превратили в молитву перед едой.

Можно часто читать эту молитву, но всегда ее надо читать определенным образом. Ее нельзя читать просто часто, надо читать осмысленно часто. Например, когда мы к этой молитве подступаем во время литургии, есть такой возглас: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением неосужденно — там с церковнославянского размытый немножко смысл, — смети призывати Тебе Небеснаго Бога Отца и глаголати». Но вообще-то, если перевести это на русский язык, будет звучать так: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением — слово дерзновение здесь бесконечно важно, — неосужденно сметь называть Тебя, небесного Бога, Отцом».

И что, ты после этого будешь картошку благословлять? Или можно как-то попроще отнестись к земной нашей пище и не делать вот таких вот странных вещей. 

Просто в этом отечестве надо нуждаться. А если ты не нуждаешься, тогда, как говорил Дитрих Бонхёффер о молитве «Отче наш», дай нам волю — и мы от этой молитвы оставим только одно прошение.

И самая большая проблема у нас — это разговор со Святым Духом. Я не могу понять, по какой такой причине мы 50 дней не молились Святому Духу. Почему вдруг из нашей жизни, из жизни целой Церкви, которая этим Святым Духом родилась, исчезла молитва обращения к Святому Духу. Как же так? 

Мы просто не умеем молиться Святому Духу и вообще не знаем, как к Нему обращаться.

У нас есть только одна маленькая молитва, я не говорю третью молитву в вечернем правиле, которая ну просто опять есть перечисление каких-то покаянных дисциплин. 

Но молитва «Царю небесный» — она ведь настолько потрясающе красива и велика, что на самом деле может быть личной молитвой каждого из нас. «Приди ко мне, вселись в меня», — вот что надо от Бога, чтобы я действительно стал Им жить и чтобы мне стало понятно: если Он во мне живет, Он ко мне пришел, то я поэтому и начинаю Его познавать.

Вот Святому Духу умел молиться преподобный Силуан Афонский. И этот Святой Дух — третья ипостась, — научил его так любить людей, что он слезы проливал о тех, кто вдруг может когда-нибудь не спастись. «Господи, да познают Тебя Духом Твоим Святым все народы земли», — говорил он в молитве. А нам никогда в жизни в голову не приходит к Святому Духу обратиться, у Святого Духа что-то попросить, как-то с Ним познакомиться. Мы на 50 дней просто исключаем Его из нашей христианской жизни.

Святой Дух
Подробнее

Более того, даже когда мы читаем вот эти длиннющие коленопреклоненные молитвы на вечерне праздника сошествия Святого Духа — причем эта вечерня уже относится к Дню Святого Духа, — там нет ни одной молитвы Святому Духу. Ну то есть мы поем торжественно хором «Царю небесный», примерно как мы поем «Христос воскресе из мертвых». Но при этом даже во время Пасхи у нас каждое воскресенье поются пасхальные песнопения даже во время Великого поста. И вдруг раз — и мы исключаем Святой Дух. Потому что мы Его не знаем и знать не хотим. Потому что к Нему обращаться очень тяжело. Потому что к Нему обращаться мы не привыкли.

И если я хочу узнать Святую Троицу поближе, то я должен знать каждого из лиц Святой Троицы хоть чуть-чуть. И тогда это познание лиц Святой Троицы приведет меня к какому-то пониманию Святой Троицы. А как по-другому? Ну да, можем всего Лосского прочесть нашего, но Троица Святая не таким образом познается. 

Бог вообще познается иначе, через личное знакомство.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.