«Сейчас пойду побираться, а то только 5 копеечек осталось, да еще копеечка», – передо мной в автобус втиснулась бабулечка.

Ее почему-то весь автобус стал сразу так звать.

Она с трудом протиснулась-склонилась под турникет, села на место, которое ей уступили. Ей задали только один вопрос: «Что же вы подлезаете, почему нет пенсионного?»

И она начала говорить. Остановиться она не могла, даже когда мы с ней вышли.

photosight.ru. Фото: Валентина Зайченко

photosight.ru. Фото: Валентина Зайченко

«А как не подлезать, как я еще в автобус зайду?

Были у меня документы, как же не быть. Я, почитай, москвичка, меня в Москву в 6 лет привезли, а в 12 я уже работать пошла. И на пенсию заработала, и инвалидность мне дали.

Но она все документы забрала, один паспорт вот тут, в кармане куртки храню. Она как забрала, так я, чтобы его утащить, целую ночь сидела на кухне, ждала, пока она заснет.

И пенсионное было, но она и его забрала – ездит по нему, и справку, что я – инвалид.

Ничего не осталось, а в поликлинике заново оформлять отказываются, и лекарства мне не выписывают больше бесплатно. А она целый пакет моих лекарств в урну выкинула.

Как она в квартиру вернулась, я за ними пошла потом, стала копаться в урне. А там не только мои лекарства, она еще и внучка вещи мокрые-грязные выбросила. Целый пакет был – вот какой большой – все повыбрасывала.

Я достала, перестирала, повесила сушиться и ушла побираться. Может, проспится, пожалеет одежду выкидывать?

Внучка-то отец на день увез к себе, переждать, пока она буянит.

Я боюсь ее. А что поделаешь? Коли пьет – не в себе становится. Буйная.

Я тогда тихонько сижу, боюсь, что выгонит. Она ведь документы когда у меня украла, пошла в паспортный стол на Якорной, там подружка ее работает – они что ли вместе в школе учились, или дети их. И подружка квартиру на нее переписала, так у меня теперь даже прописки нет. Выгонит – придется на улице жить.

Я денежку не потеряю, я ее сейчас в карман к паспорту уберу.

А как же я поем, если негде?

Я себе местечко на кухоньке устроила: подушечку на табуретку положила, тряпочку синенькую – такую красивую – постелила. Она как пришла, да все смахнула и – в помойку. Мне никак не приладиться сесть. Вот сухарики с собой взяла, беленькие, в водичке размочу.

Денежку твою я продавщице отдам, она мне вчера 3 сосиски для внучка отдала даром. Они немножко поломанные были, так и что? Зато не голодным спать лег. Я ей пообещала, что все верну, не привыкла в долг жить.

А тут – она пенсию у меня забрала, а следующая только 8-го, еще полмесяца ждать, как мы выживем?..

Пойду я возле «Перекрестка» встану, они меня оттуда не гонят, позволяют просить.

Только тяжело мне стоять, посмотри, нога какая: она как ударила, так и не проходит несколько месяцев. Я тряпочками перевязываю, укутываю, чтобы не мерзла, а она все равно мерзнет. И я мерзну.

Молодежь-то совсем не подает, не обращает на меня внимания.

А друзей я порастеряла, не к кому обратиться за помощью.

Спасибо тебе, деточка, дай Бог еще много десятков лет прожить».

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.