В Нововоронеже 21 декабря демонтировали памятник Аленушке, основательнице села Новая Аленовка. Арт-объект напугал жителей и за три дня взорвал социальные сети. «Правмир» обсудил с искусствоведом Ириной Языковой и художником Иваном Глазуновым, почему людей так возмутила эта скульптура и что с ней не так.

«Это халтура»

 Ирина Языкова, искусствовед:

Ирина Языкова

— Современное искусство часто поражает нас неожиданностью, неординарностью, иногда не знаешь, как к нему относиться. Порой художник, руководствуясь каким-то высшим замыслом, создает действительно непонятное зрителю произведение. 

Но этот памятник точно к подобным шедеврам не относится. Искусство XXI века очень часто действует по принципу концептуализма: подразумевается, что некая идея получает оригинальное воплощение. Но здесь я не вижу ни того, ни другого. Это нельзя назвать искусством ни в какой мере. Это халтура — просто плохая, низкая работа.

Наверное, так устроено наше общество. Порой заказы получают не самые талантливые, а те, кто смог пробиться к источнику финансирования. Сегодня на каждом шагу говорят про оскорбление религиозных чувств, здесь же идет речь об оскорблении чувств национальных.

Аленушка — это поэтический, добрый, сказочный образ Руси. Мы помним «Аленушку» Васнецова и растиражированную до пошлости «Аленушку» на шоколадках (в ней чувствуется хоть какое-то умиление). 

Неужели сейчас Россия настолько деградировала, что у нее такая физиономия, как у памятника в Нововоронеже? Если мы смотримся в это, как в зеркало, то пора просить у Бога прощения и думать, что же нам делать дальше. Очень не хочется, чтобы эту физиономию ассоциировали с Россией. Все наши разговоры о величии, о воспитании патриотизма просто катятся в тартарары.

По большому счету, у нас очень много современных памятников, которые просто не выдерживают никакой критики даже при том, что нет жутких физиономий и такой чудовищной халтуры. Например, наши памятники святым слегка меняют советскую стилистику на аля-православную: получается всего лишь новый план монументальной пропаганды, но уже национальных духовных скреп. 

Но в «Аленушке» даже этого нет. Современное искусство порой граничит с иронией, но здесь не ирония, а просто издевка и грубое ржание тебе в лицо: вот, дескать, посмотрите, во что превратилась страна. Иногда люди воюют против выставок тех или иных художников, но создателя этого произведения даже художником назвать трудно. Оно ниже всякой критики, над ним можно только плакать.

 «Ангелы сворачивают небесный свод»

 Иван Глазунов, художник, ректор Российской академии живописи, ваяния и зодчества И. С. Глазунова:

Иван Глазунов

Последние годы я уже ничему не удивляюсь. Видимо, каждый может взять и слепить что угодно, если этому сопутствуют обстоятельства. 

Сам посыл поставить памятник родоначальнице поселения прекрасен. Опыт увековечивания женщин как исторических личностей имеет очень давние традиции. Сколько в начале XX века было поставлено замечательных монументов Жанне Д’Арк, и какой замечательный памятник княгине Ольге стоял в Киеве, позже снесенный большевиками. В советское время тоже еще что-то ставили, но там постепенно побеждал грубый стиль. 

А сколько уродства, безграмотности и дисгармонии в этой работе… 

Если это соответствует эстетике нашего времени, то наше время ужасно. Мы судим об эпохе, исходя из памятников архитектуры и скульптуры. Но что можно подумать о нас, глядя на «Аленушку»? Я даже не скажу, что мы вернулись в бронзовый или каменный век — там все было гармоничнее. Я имею в виду не греко-римское искусство, а варварское. А здесь…

Вспоминается икона Страшного суда, на которой изображено, как ангелы сворачивают небесный свод. Вот такая «Аленушка» говорит мне, что небесный свод уже свернули. 

У меня на этот счет есть своя теория. В XX веке человек устроил столько катаклизмов, что их последствия тянутся до сегодняшнего дня. А может быть, Господь действительно отнял у нас эстетическое чувство? Ведь оно страдает первым. Рукописи не горят, литературу трудно отнять, но ее можно не читать, и тогда уровень сознания снизится до полуживотного. Можно пренебречь школой, анатомией, традицией, но тогда появится такое гориллообразное существо, которое будет выдаваться за скульптуру.

Люди соединяют старые унитазы, трубы, переходники от водопроводных систем и выдают это за искусство, но так поступать нельзя. Искусство — это великая сила, которая имеет традиции, профессиональные категории, и если мы хотим увековечить славу предков, то мы должны выражаться высоким художественным языком, а не позволять кому-то делать вот такое. Можно над этим смеяться, можно глумиться, но вообще становится страшно.

Я никак не могу это принять и оправдать. Не знаю, кто это делал, и не хочу переходить на личности, но то, что я видел в соцсетях, комментировать невозможно. Кроме того, были потрачены большие усилия и много денег: это же нужно слепить, отформовать, отлить, привезти, водрузить.

Я очень люблю скульптуру XIX и начала XX века. У нас была великая школа. Но куда все делось? Насколько сильна деградация искусства?

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.