Муж позвонил и сказал: «Давай возьмем детей, а то бабушка сдаст в детдом»

|
«Как-то раз мы пошли в магазин, и к нам подошла девушка: “А это ваши трое? А вам помощь нужна? Давайте мы будем вам помогать?” – “Не трое, у меня еще дома и внучка четвертая”. И прямо там расплакалась…» Выбраться из сложной ситуации в одиночку бывает очень трудно – но в Энгельсе Саратовской области три года действует волонтерская организация «Весна», которая помогает женщинам и семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Мама не захотела видеть меня с ребенком на руках

– «Зачем тебе так рано рожать, ты себе жизнь испортишь! Иди делай аборт!» – так мне мама говорила, когда узнала, что я беременна, – рассказывает Оксана (имя героини изменено по ее просьбе). – Мне было 18. Мы жили с мамой вдвоем, и видеть меня с младенцем на руках у себя дома она не хотела. Папа Артема заявил мне – «попробуй докажи, что это мой ребенок», и пропал с радаров.

До самых родов Оксана жила то у одной подружки, то у другой. А из роддома выписалась с сыном по адресу, где прописана – к бабушке с дедом. В старый частный дом, где нет никаких условий для младенца – ни воды, ни туалета. К тому же бабка с дедом крепко выпивали, периодически забывая, что у них есть жильцы.

– Иногда приходилось по часу стоять на морозе, стучаться, потому что они заперлись, уснули и забыли, что мы ушли гулять, – говорит молодая мама. – Мне даже в туалет отбежать было страшно – вдруг они снова запрутся, я останусь снаружи, а сын – внутри.

Юлия Марьина

Оксана с младенцем на руках обивала чиновничьи пороги, писала письма во все инстанции, пока, наконец, не выбила себе комнату в общежитии. Жилищная проблема была решена. Но вот как прокормить себя и сына на пособие по уходу за ребенком – четыре тысячи рублей в месяц – вот вопрос. Однажды в социальной сети «ВКонтакте» ей попалась группа волонтерской организации «Весна». И Оксана написала ее руководителю – Юлии Марьиной.

– Мы встретились. Юля выслушала мою историю, и «Весна» стала мне помогать. Ежемесячно они покупают памперсы для Артема, привозят продукты. Иногда есть бывает совсем нечего – девчонки никогда не отказывают мне в помощи. Обеспечивают вещами сына и меня. Но, самое главное, они мне нашли психолога. Я и сейчас периодически обращаюсь к ней за поддержкой, когда кажется, что я не вытяну, не выдержу, что я не смогу дать сыну то, чего он заслуживает.

Сейчас Оксана заочно учится в саратовском университете на психолога. Она верит, что нельзя забрасывать образование только потому, что жизнь повернулась к тебе спиной.

– Главное сейчас – пережить этот трудный момент, потом, когда Артем станет постарше, я найду себе работу и помощь мне больше не понадобится. То, что сейчас делают для меня девчонки – это неоценимо, для меня – настоящее спасение.

О своем решении – родить сына и растить его самостоятельно – Оксана не жалеет ни минуты.

– Как вообще об этом можно жалеть? Это мой ребенок, я люблю его и не представляю своей жизни без него. А то, что происходит сейчас, просто трудный момент и он останется позади.

Муж позвонил и сказал: давай возьмем их к себе, а то бабушка сдаст в детдом

Наталье почти 50, ее семья – тоже под шефством волонтерской организации. Наташа сама детдомовская, ее родные дети давно выросли. А у нынешнего мужа, который почти на десять лет младше нее, своих детей нет. Сейчас у нее живет трое приемных детей и родная двухлетняя внучка.

История о том, как появились в их доме приемные дети, захватывающая.

Зимой, когда заказов на основной работе почти нет (муж Натальи работает в фирме по установке пластиковых окон), Влад садится за баранку и «таксует». В феврале прошлого года он взял «дальний» заказ – из Энгельса в Озинки (село на границе с Казахстаном за 300 км от города). В машину села молодая мать с тремя детьми.

– Повез. Там грязища. Оттуда было не выехать. Остался ночевать. А наутро мама пропала, – рассказывает Наталья.

Оказалось, мать троих детей – женщина, как это принято сейчас говорить, с пониженной социальной ответственностью. Детей своих бросает у бабушки уже не в первый раз. В тот момент они были еще совсем маленькие – старшей Альбине 5,5 лет, Арсению, среднему, почти четыре, а младшему – Данечке, всего полгода.

– Говорит мне: «Наташ, у них холодильник пустой. Она меня пустым чаем напоила, даже сахару не дала, нет у нее», – вспоминает Наташа слова своего мужа в тот момент. – «Говорит: “Я их в детский дом отдам, сдавала уже: она мне их привезет, бросит и сбегает”. Давай мы их себе возьмем». Я спрашиваю – а ты потянешь? «Потяну». Так и забрал.

Бабушка написала расписку, что отдает Владу детей со своего согласия, что новая семья готова их принять. Собрала все детские документы, посадила малышей в машину и отправила их в новый дом.

Чтобы сидеть с детьми, Наташа бросила работу. Зимой в семье царило страшное безденежье. Не хватало не то что на памперсы. Деньги не всегда были даже на еду. А до «сезона» надо было еще и дожить.

– Как-то раз мы пошли в магазин, и к нам подошла девушка: «А это ваши трое? А вам помощь нужна? Давайте мы будем вам помогать?» – вспоминает Наташа. – «Не трое, у меня еще дома и внучка четвертая» – говорю. И прямо там расплакалась.

У Натальи и Влада – небольшой частный дом в Энгельсе (город – спутник Саратова). Три крохотные комнатки, одна – без окон, переоборудована в детскую спальню. Кухня в пристройке. Маленький, тесный, но очень уютный дворик, в котором приемный отец сколотил детям игрушечный колодец, собрал своими руками песочницу, а новая мама устроила цветник и постелила ковры на дорожках: дети играют на улице в конструктор, ползают по двору на коленках. Надо, чтобы было мягко.

Во дворе у Наташи

Все игрушки – из тех, что привозили семье волонтеры «Весны».

– Они каждый месяц привозят Данечке памперсы, каши. Привозят на всю семью одежду «секонд-хенд», которую благотворители отдают. Иногда даже новая попадается, с этикетками. А когда на Новый год Альбине подарили совсем новую куклу-русалку, она сама не своя была от счастья. «Как это? Мне? В самом деле? Настоящий подарок?»

Наталья и Влад и сами стали волонтерами, свой гараж они предоставляют волонтерам «Весны» под склад вещей: сюда приходят подшефные и разбирают необходимую им одежду. Влад приходит с работы и до полуночи держит гараж открытым. Сама Наталья разносит детское питание и подгузники по другим подшефным семьям, которые живут рядом.

– Много у нас малоимущих семей, – разводит руками женщина. – Внутрь дома заходишь, а там одни полы и стены – даже потолка нет. Вот была у одних на Новый год, заносила подарки и ошалела – ничего у них нет. Мальчик и девочка ходят до снегу босиком.

Влад помогает «Весне» перевозкой баулов и крупногабаритных вещей. Помогает волонтерам с удовольствием. И детей своих приучает к труду.

Даня, хотя ему всего два, сам следит за своей коллекцией машинок, сам вытирает пыль с полки и расставляет всё по местам, Арсений помогает папе в гараже, вовсю орудует шуруповертом. В редкие свободные минуты Влад собирает с ними скворечники, делает табуретки, помогает детям чинить старый, расшатавшийся стол. Приемная мама учит Альбину управляться со швейной машинкой, зимой они шьют кукол. А летом детей отвозят к родной бабушке, в деревню.

– Мы, конечно, хотим, чтобы они общались с родной семьей. Раз в полгода стараемся их отвозить к бабушке. Привезли ей туда кое-какую старую мебель, кровати, старый телевизор, игрушки и книжки. Сейчас они в деревне, Альбинка помогает бабушке в огороде.

Наталья достает телефон и показывает фотографии: вот Альбина как принцесса, в бальном платье, смотрит с фотографии черными глазами. Вот папа Влад устраивает борьбу с Арсением, а вот маленький Данечка в зимнем комбинезоне – Наташа поднимает его над собой и улыбается.

Пока мы разговариваем, по мне прыгает двухлетняя Милана – родная Наташина внучка. Старший ребенок в семье Наташиного сына с особенностями здоровья. И все силы и внимание уходят ему. А Миланка пока живет с бабушкой, в большой дружной семье.

Милана

– Жизнь, конечно, штука сложная. Нам бы их до 16 лет дотянуть, научить любви и взаимовыручке. И по ночам можно пореветь от бессилия, что денег не хватает, от страха, что не справимся, – у Наташи в глазах стоят слезы. – Но мне кажется, этим детям нужны тепло и забота, в детском доме они его не получат. А у меня теперь столько новых друзей, мне стало видно, что столько вокруг хороших, отзывчивых людей. А Катя с Юлей такие теплые. Катюша подойдет ко мне, обнимет, и сразу жить хочется.

Жила вполне благополучно – но однажды мужа убили

У волонтера «Весны» Кати Кокоревой двое детей и три собаки. В волонтерское движение она влилась, чтобы не сойти с ума от скуки, пока сидела во втором декрете.

– С Юлей мы в одном классе учились, потом дружили – как все – только в социальных сетях, особо жизнью друг друга не интересовались. А тут я узнала, что у нее «Весна», и спрашиваю – вещи нужны? Ну и собрала все, что осталось от дочери, отвезла ей и говорю – мне нужна какая-нибудь движуха, а то скоро мозги вскипят. «Ну, движухой мы тебя обеспечим!» – засмеялась Юля. И с тех пор я «в обойме». То надо за памперсами съездить, то за «мыльно-рыльным», то смеси закупить. Раз в полтора месяца – акции по сбору вещей в Саратове. На них я тоже работаю.

Попасть в сложную ситуацию очень просто – уверена Катя. Одна из ее подшефных, мама двоих малышей – Настя, жила вполне благополучной жизнью. Но однажды вечером, когда Настя была беременна вторым ребенком, муж не вернулся домой – его убили на темной улице. Настя осталась одна – с двумя детьми без средств к существованию.

Катерина Кокорева

– У меня лежала ванночка для малыша, долго лежала, все хотела ее отдать на акции и все время забывала. А тут Настя. Ее с ребенком выписывают из роддома, а у нее вообще ничего нет. Ни кроватки, ни коляски, ни ванночки. Вот и пригодилась.

Конечно, бывают девчонки, которые не знают ничего о контрацепции. Или молодые сироты, которые любят друг друга, хотят малыша, но в тот момент, когда они сталкиваются с осознанием, что приданое для младенца им не по карману, не всякий будущий отец оказывается к этому готов. Такие дети всю жизнь живут под пристальным взглядом органов опеки. И если для будущего младенца не будет условий, то ребенка могут запросто забрать в дом малютки.

– Нет, им в детском доме не лучше. Лучше с мамой. И лучше маме, которая любит своего ребенка и не хочет от него отказываться, как-то помочь, – Катя в этом вопросе безапелляционна. – Как говорит Юля, мы собираем им «газельку малыша» – кроватка, коляска, аптечка, ванночка, памперсы на первое время, одежда. И всё – формального повода у опеки забрать младенца нет. Трудная ситуация не может длиться всю жизнь. Это – ситуация. Если наша помощь станет для них ступенькой, шагом к выходу – это хорошо.

Пока нашим подопечным важно, что завтра они будут есть

Три года назад у Юлии Марьиной родилась дочь. В первый месяц они попали в Энгельсскую детскую больницу на обследование. Каждый день на процедуры Юля с дочерью на руках ходила мимо палаты с отказниками. За стеклянными стенами лежали малыши, которым проводили все необходимые процедуры и обследования, но их никто не брал на руки, не успокаивал и не баюкал. И тогда Юля остановила медсестру и спросила: «Вам нужны пеленки?» Оказалось, нужны. Необходимое обеспечение – это хорошо, но лучше, чтобы было про запас.

Юля собрала в больницу все, что было у нее самой – подгузники, одежду, средства гигиены, сфотографировала это все и выложила фото в Preggi (эта социальная сеть для мам сейчас называется Mom’s life) с просьбой привозить такие вещи для отказников. Сначала это было два пакета, потом пять, потом больше. В какой-то момент заведующая отделением сказала – давно у нас такого не было, но шкаф полон. А вещи всё везли и везли. И тогда возникла идея помогать тем, кто оказался в трудной ситуации. Так родилась «Весна».

Сначала это были опекаемые и сироты из общежития при колледже промышленных технологий. Ребята, которые не умеют обращаться с деньгами, не умеют планировать расходы, которые выросли «на всем готовом», потому что даже чай заваривать не умеют – начинают быстро строить личную жизнь. Но получается не у всех. А от детей отказываться не хотят. Из этого общежития у Юли появилась первая подшефная мама. Потом вторая, потом третья.

Сейчас в базе «Весны» 65 мам и 115 детей. Плюс организация помогает вещами трем больницам, двум приютам и двум домам малютки в городах Саратовской области. Костяк организации – пять женщин, которые работают с подшефными и благотворителями постоянно.

Девчонки работают добровольно, денег им никто за эту работу не платит. Средства, которые выделяют благотворители, тратятся на помощь семьям – на закупку подгузников, смесей, каш, средств гигиены и т.д. Юлия отчитывается за каждую потраченную копейку в соцсетях.

– В чем кайф? – смеется Юля. – Кто на работе не испытывает благодарности, у нас можно ее много заполучить. Ну и вообще, удовольствие от волонтерской деятельности – составная тема. Во-первых, остановить этот поезд на большой скорости не получится. Во-вторых, мне интересно применять маркетинговые инструменты в НКО – рынок свободный, поле непаханое, аудитория благодарная. И много классных эмоций именно от благотворителей. Они рады вовлекаться в работу. У людей огромная потребность в милосердии.

Юлия считает, что благотворительные движения подобного рода в России отличаются от европейских или американских. В России благотворители закрывают первичные потребности – накормить, одеть, помочь выжить. За рубежом такая помощь – это, как правило, инновации: придумать новый образовательный проект, работать с инклюзивными практиками, заниматься просветительской деятельностью.

– То, что мы делаем, на самом деле необходимо, – говорит Юля. – Но просветительская деятельность важнее денег. Широкий взгляд на мир дает возможность с этим миром взаимоотношения по-другому выстраивать. Но пока нашим подопечным важнее понимать – что они завтра будут есть и им есть где жить. Но на самом деле большинство находит выход. Жизнь выводит сама.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Если праздник Успения – это радость, почему мы готовимся к нему постом
Почему организация «Справедливая помощь» Елизаветы Глинки оказалась в центре скандала и уголовного дела

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: