Главная Человек Скорби и болезни
«Мы не можем требовать от другого человека мученического венца». Священник Валерий Духанин — о трагедии в Ростове
Фото: freepik.com
В Ростове-на-Дону покончил с собой настоятель храма Дмитрия Донского, протоиерей Андрей Немыкин. В предсмертной записке он написал, что не может больше терпеть боль. У священника было онкологическое заболевание. О том, почему мы не можем судить отца Андрея за его поступок, рассуждает священник Валерий Духанин. Не так давно он сам перенес рак.

«Мы не можем требовать от другого человека мученического венца». Священник Валерий Духанин — о трагедии в Ростове

,
И онкологии как повторении мученичества
Фото: freepik.com
В Ростове-на-Дону покончил с собой настоятель храма Дмитрия Донского, протоиерей Андрей Немыкин. В предсмертной записке он написал, что не может больше терпеть боль. У священника было онкологическое заболевание. О том, почему мы не можем судить отца Андрея за его поступок, рассуждает священник Валерий Духанин. Не так давно он сам перенес рак.

Священник Валерий Духанин

Преподобный Паисий Святогорец говорил, что онкология — это в каком-то смысле повторение мученичества. Некоторым людям посылаются такие боли, что здоровый человек даже не в силах себе представить, насколько это лишает всякого покоя и как бывает тяжело, когда не помогают никакие препараты. Поэтому здесь нам остается только проявить человеческое сочувствие.

Судя по всему, в епархии не принято решение об отпевании отца Андрея, но в личных молитвах нам никто не запретит молиться о милости Божией к нему. Мы всецело вверяем его участь в руки Господа, не пытаясь творить своего суда, потому что у нас только один судья — это Бог.

Мы не вправе взвешивать на весах своего человеческого суда мотивы поступков ближнего. Отношение Церкви к самоубийству известно давно, самоубийство — это грех, который не дает возможности покаяться. Но люди совершают даже такой поступок по разным причинам. Оправдывать мы не можем, но и отчуждаться от отца Андрея, как будто он ничего не значит для Церкви, тоже нельзя.

Порой в болезни кажется, что терпеть невозможно, и ты начинаешь просить: «Господи, забери меня отсюда!» А Он не забирает… И здесь важно принять Его волю. Если Он ведет тебя через эти страдания, значит, так надо. Всякие земные страдания будут иметь конец. Но дело-то вот в чем: мы не можем требовать от другого человека мученического венца. Если тебе дан такой крест — терпи до конца. Но если кто-то не выстоял — не осуждай. Святые потому и святые: они выносили все до конца, а ты сам не знаешь, как поведешь себя в такой момент. Болезнь — мученический венец, и принять его может не всякий.

Мне кажется важным подчеркнуть, что этот поступок не должен становиться основанием для других онкобольных. Самоубийство — не выход, а отказ от особых Божьих венцов, уготованных страждущему. Выход и правильное решение — всецелое сораспятие, последование за Господом, который пострадал за нас вплоть до смерти. Есть какой-то Промысл Божий о каждом человеке, и когда Господь посылает болезни, он помогает нам через это стать на ступеньку духовно выше.

Жаль, что отец Андрей покинул этот мир таким образом. Как священник я чувствую только горечь и некое недоумение. Никто особо не писал о его болезни, и я сам узнал о ней только после случившегося. Тогда как, может быть, нам всем стоило бы горячо за него молиться — это очень помогает и дает понять, что ты духовно не одинок.

Обычно ведь как думают: ну вот священник, он все вытерпит, все нагрузки понесет. И получается, что он действительно до конца служит, исполняет обязанности в разных отделах, встречается с людьми, утешает их, поддерживает. А за него самого многие ли молятся? В каком-то смысле пастырь со своими бедами, болезнями и искушениями остается один. И может быть, если бы была молитвенная поддержка, в критический момент удалось бы избежать такой развязки.

Кто-то кончает жизнь самоубийством по своему неразумию, от греховного отчаяния из-за того, что не сложилась жизнь. Но в таких ситуациях, как у отца Андрея, человеком изначально движет не грех. Здесь шла внутренняя борьба, отец Андрей боролся со своим недугом, но в какой-то момент потерял силы. А это совершенно другое.

Да, он не выдержал тяжести креста, который был на него возложен. Если Господь подает такое испытание, то, видимо, уготовляет особые венцы в Царстве Божием. И отказ от этого креста — отказ от венцов, но это не значит, что человек будет совершенно лишен милости. Мы можем надеяться на проявление Божьего милосердия.

Конечно, хотелось бы поддержать прежде всего родных и близких отца Андрея, его паству, прихожан, потому что это огромная утрата. Он был горячо любим всеми, кто его знал, много трудился на благо тех, кто прошел через горячие точки, он и сам имел опыт участия в боевых действиях. Нельзя сказать, что он вел какую-то недостойную жизнь, которая привела к такой трагической развязке.

Бывают болезни, которые влекут за собой очень жестокие последствия. И не всегда мы можем понять, почему человек вдруг решается на отчаянный шаг. Дай Господь сил всем, кто несет подобный крест.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.