В Никольском морском соборе в Кронштадте прошла панихида по 14 морякам-подводникам, погибшим при пожаре на глубоководном аппарате в Баренцевом море.

В главном военно-морском храме страны немноголюдно. Полукругом напротив алтаря выстроились курсанты учебного центра, слева разместились ученики воскресной школы из Старого Оскола — они приехали в Кронштадт на экскурсию. На десять минут забежала группа туристов из Китая. За курсантами — несколько офицеров и обычные горожане со свечами в руках. Кажется, что журналистов и фотографов здесь больше, чем всех остальных. 

В среду вечером в Никольском соборе состоялась лития (короткое поминовение — прим.ред.) и некоторые СМИ дали информацию об отпевании моряков — предполагалось, что оно состоится утром в четверг. Однако в храме эту информацию не подтвердили, дата церемонии прощания пока остается неизвестной даже для духовенства. Однако священники не скрывают: в соборе, который задумывался в XIX веке как храм-памятник всем когда-либо погибшим морякам, после восстановления в 2013 году такое крупное отпевание будет впервые. 

В храм зашли порядка тридцати военных священников — участники всероссийского сбора капелланов, панихида началась. 

— Боль и скорбь наполняет сердца, — произносит митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий — Трагическая гибель моряков — это невосполнимая утрата для нашей страны. Сейчас во всех храмах Петербурга служатся заупокойные панихиды о тех, кто погиб, и о здравии тех, кто потерял своих мужей, сыновей, отцов внуков, чтобы Господь дал им мужество перенести эту боль. Мы разделяем их страдания и говорим «Мужайтесь и крепитесь». 

«Вечная память», — поет хор и священники, звучат имена: Дениса, Николая, Владимира, Андрея, Константина, Дениса, Константина, Александра, Сергея, Дмитрия, Виктора, Владимира, Михаила, Александра. Погибший экипаж в СМИ называют “элитой ВМФ” — семь капитанов 1-го ранга, три капитана 2-го ранга, два капитана 3-го ранга, капитан-лейтенант и подполковник. Двое — Герои России.

— Я пришла сюда, потому что мой муж моряк, и я очень хорошо понимаю чувства этих женщин, потерявших мужей, — объясняет прихожанка Ирина. На панихиду в Кронштадт она приехала из города Ломоносова. — Каждая жена моряка может оказаться в таком положении. И не дай Бог, конечно… но это случилось, и теперь остается только молиться. Я посчитала своим долгом быть сейчас здесь.  

 

— Эмоции переполняют…простите, спросите другого священника, — говорит один из капелланов и отводит глаза. — Я просто сам жил в Мурманске, не могу…

Алтарник Андрей, который зачитывал имена погибших моряков, — кадровый военный офицер, десять лет служил в учебном отряде подводного плавания. Еще матросом он стал свидетелем ЧП на корабле: загорелась комната рядом с отсеком со снарядами. Тогда, как признается, он понял, насколько важна слаженность команды: “Если бы не предотвратили это пожар, полгорода бы не было. А это ведь христианский поступок — положить жизнь за други своя”. 

Научный сотрудник музея “Кронштадтская крепость” Виталий Пирогов встречает всех приехавших журналистов. На его пиджаке два значка — соединения подводных лодок спецназначения и символ Никольского собора. 

— Я 12 лет был на подводных лодках, — тихо произносит офицер. — Мы помним о своих друзьях и товарищах. Мы сами прошли эту школу. 

На черных мраморных досках на стенах собора золотыми буквами высечены имена моряков, погибших в период с 1695 по 1910 годы. Решение добавить сюда фамилии 14 офицеров с подлодки, как говорят сотрудники храма, зависит только от высшего руководства. 

Фото: Артем Лешко

Материалы по теме
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: