Февраль 2014
Перейти в календарь →
Ждём Вас!
18
октября
в 19:00

Мы просим прощения, потому что не любим людей по-настоящему

Если покаяние – личное дело, зачем в Церкви есть чин прощения, и нужно ли отвечать на вал «прощеных» сообщений в мессенджерах и соцсетях – размышляет священник Александр Суворов.

 Не стоит ждать дня, чтобы аннулировать обиду

Протоиерей Александр Суворов

Как и кого прощать в Прощеное воскресение – протоиерей Александр Суворов, руководитель отдела Митрополичьего округа по связям с общественностью, ключарь Вознесенского кафедрального собора Алма-Аты.

– Прости меня! – Бог простит, и я прощаю! – сколько раз этот диалог будет звучать в Прощеное воскресенье – воскресный день перед началом Великого поста. Это тень достаточно древней традиции, когда монахи, желающие особо выделить пост перед светлым Христовым праздником, уходили из монастыря для совершения молитвенных трудов и, не зная, встретятся ли они вновь, примирялись друг с другом, прося прощения.

Сейчас в пустыню для молитвенных подвигов почти никто из христиан не уходит, но в день перед Великим постом практически все говорят друг другу: «Прости меня».

И во многом это стало формальностью, за формой пропало содержание.

Но есть у традиции просить прощения и прощать еще более «древние» корни: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:14-15). Как раз этот евангельский отрывок и прочитывается за воскресной литургией Недели сыропустной.

Если мы имеем обиду на кого-то, не стоит ждать определенного дня, чтобы эту обиду аннулировать, прощать и просить прощения нужно сразу же. Как нам говорит Священное Писание: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим» (Мф. 5:23, 24). Ведь не сказано же там, что важно дождаться какого-то определенного сакрального дня. А мы, современные люди, ждем такого дня, чтобы сразу разрешить все проблемы. Получается очень уж утилитарный подход.

Отсюда и практика массовых просьб простить – в эсэмэсках, в мессенджерах. Нечто похожее на практику рассылок онлайн открыток-валентинок, которые люди шлют друг другу совершенно без всякой цели.

Прощение же, как и покаяние, подразумевает собой некое внутреннее изменение.

Обратите внимание, как богат русский язык! Есть два похожих слова, выражающих примерно идентичное значение, – «прости» и «извини». На первый взгляд сходные, они имеют сущностное различие. «Из-вини» – значит «Выведи меня из вины, сделай меня невиновным», другими словами – «Давай будем считать, что я перед тобой не виноват».

Так, фраза «Ну извините тогда» – это скорее не признание вины, а признание факта ситуации, где нужно хоть как-то оправдаться, – то есть давай будем считать происшедшее как не бывшее. А вот слово «прости» несет несколько иное значение – в него включен аспект покаяния.

«Да, я признаю вину, я ВИНОВАТ, – прими меня таким, каков я есть, я постараюсь исправиться».

Поэтому у Господа просим мы именно прощения, а не извинения. Именно поэтому в древнем прокимне, который поется за литургией Преждеосвященных Даров, которая служится только Великим постом, – цитируется 140-й псалом: «Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех» – не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым для извинения дел греховных вместе с людьми, делающими беззаконие, – так звучит русский перевод.

Покаяние – это всегда личное дело

Но все-таки не зря в церковной традиции последнее воскресенье перед постом называется Прощеным. Если взять приход, в котором прихожане знают друг друга, то просить прощения накануне Великого поста у своих ближних на уровне семейном, приходском, я считаю, – хорошая практика. Может быть, человек и не заметил, что обидел кого-то, например, а обида – была, попросить прощения – важно.

Фото с сайта u-f.ru

То же самое и в семье, ведь среди близких возникают какие-то обиды, нестроения. И в этот день Прощеного воскресенья, искренне прося прощения друг у друга, все члены семьи совершают определенную духовную разрядку, что помогает разрешить некоторые семейные ситуации: в этот день проще попросить и проще дать прощение.

Массовые рассылки в социальных сетях ни к чему хорошему не ведут.

Если вам в этот день звонят с просьбой о прощении – это личное общение. Звонит, например, школьная подруга или соседка и просит прощения – нужно принять и простить.

А если вас заваливают рассылками в мессенджерах, на это не надо никак реагировать. Так же, как и на публичные «покаяния» в фейсбуке.

Если ты с кем-то в дискуссии перешел границу, грубо ответил, то лучше написать об этом человеку личным сообщением. Покаяние – это всегда личное дело.

Простите нас, своих священников

Если прощение – дело личное, для чего же в храмах в Прощеное воскресенье существует чин прощения и сначала духовенство просит друг у друга прощения, а затем обменивается им с прихожанами? Для чего? Согласно заповеди, данной нам, мы призваны любить каждого человека, а вместо этого мы с ним «чуточку общаемся», потому что он нам не интересен.

Мы просим прощения у людей за то, что мы их не любим по-настоящему. Нам интересна только собственная персона и те люди, которые в данный момент нам нужны. То есть мы – против людей, и в Прощеное воскресенье нам это полезно почувствовать.

Важно постараться прочувствовать этот момент, отсутствие в себе любви принять как факт нашего несовершенства.

Наверное, дерзновенно, но мне бы хотелось попросить прощения от имени всех священников, порой за то, что мы – дети того же общества, тех же школ и дворов, взяли на себя неподъемную ношу иноприродного служения. Служения, в котором нельзя быть достойным. Иногда лишь просто за то, что мы не соответствуем критериям общества, стоя пред ним как на судилище.

Простите нас, своих священников, – каждый своего батюшку: скромного монаха из монастыря и убеленного сединами протоиерея из небольшого деревенского храма, важного архимандрита и недавнего выпускника семинарии с белым крестиком на шелковой рясе. Все мы приносим перед Престолом Бескровную Жертву о себе и о всем уповающем мире.

Ангельское служение не делает ангельской человеческую природу – мы бываем уставшими и раздражительными, скупыми и жестокими, ведь от страстей и искушений не защититься парчой фелони. Но, падая, стараемся поскорее встать, дабы при ранних лучах восходящего солнца вознести молитву от всех Солнцу Правды: «Твоя от Твоих, – Тебе приносяще о всех и за вся!» У нас нет ничего больше и выше этого, из того, что мы могли бы дать миру, но именно в этом наиболее нуждается мир.

Записала Оксана Головко

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Иерей Андрей Щенников: может ли актер - служить, а священник - играть свою роль
“Каждый день они читают - это правило” - как мама приучила детей к книгам

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: