На Благовещение, возвращаясь домой из храма, мама с дочкой рассуждали о том, что жалко отпускать на волю купленных пойманных птичек, и насколько было бы лучше спасти одну из них, выходить и потом выпустить на волю – такой случай им представился в этом году. Спасенного голубя выпустят прихожане московского храма иконы Божией Матери Живоносный Источник в Бибиреве.

Наша история началась в прошлом году. Возвращаясь домой на Благовещение из храма, мы с дочкой рассуждали о том, что жалко отпускать на волю купленных пойманных птичек, так как они испытывают сильнейший стресс и не все выживают при ловле и дальнейшей транспортировке. Накануне мы прочитали о традиции русского народа.

Слабых, больных и раненых птичек подбирали осенью и зимой. Лечили их и оставляли в доме до весны. А весной, окрепших отпускали на волю в день Благовещения.

Вот мы и помечтали спасти такую птицу и отпустить ее на Благовещение.

Возвращаясь домой зимним, слякотным днем, мы с Евдокией увидели, как ворона клюет голубя. А он, бедненький, от нее убегая, пытается взлететь, но не может — ранен. Перья на хвосте и двух крыльях вырваны, глаз закрыт и залит кровью. Мы подумали, что ворона его лишила глаза (знакомый голубятник сказал, что так вороны забивают голубей, а потом съедают).

Фото: pxhere.com

Мы остановились, а птицы наворачивали круги около нас: ворона нападала, а голубь пытался увернуться от удара клюва. Евдокия стала меня просить взять его домой, спасти. Пока я размышляла о том, как нам поступить, голубь вдруг дохромал до ног моей дочери и уселся между сапог, прижавшись, практически врос в них, моля нас о спасении. Его судьба была решена. Мы не смогли пройти мимо. Евдокия его бережно взяла, и мы пошли домой. Ворона, недовольно громко каркая и кружа, сопровождала нас до самого дома.

Дома мы его отмыли от грязи, обработали раны перекисью водорода и посадили в кошачью переноску. Затем стали искать информацию в интернете, как лечить ранения голубя. Евдокия сходила в аптеку и купила глазную мазь и мазь для ран. Обработали все раны — в крыльях были кровавые дырки — и оставили в покое. На следующий день к нашей радости появился второй глаз, правда очень маленький.

Так прошло три дня, мы уже стали радоваться, что он поправляется, глаз открылся полностью, раны затянулись, но сам он сделался вялым. Ничего не ел, сидел в углу, надувшись как шарик. Радовались этому наши киски — Стеша и Маруся вились около клетки, как акулы. Одна облизывалась без конца, а другая отворачивала морду, зная, что его нельзя трогать. Так как информации по поводу состояния нашего голубя в интернете было мало и он ничего не ел уже три дня, мы забеспокоились, и муж вспомнил о знакомом голубятнике. Муж с сыном сходили к нему на консультацию, и он рассказал, какой антибиотик нужно купить.

Лечение длилось 5 дней, мы кормили голубя силой, чтобы он не умер от голода. Оказалось, его нужно кормить цельным горохом, так как половинки могут прилипнуть к гортани, и зерном. Поэтому мы купили мелкую фасоль и нут.

Кормление больного голубя стало для нас целым приключением, так как в него целиком нужно было заправлять по одной столовой ложке 2 раза в день. Это был целый процесс. Один держит птицу, другой подает зерно, третий открывает клюв, четвертый подает воду и подбирает зерна, которые птица выплевывает.

Через четыре дня Евдокия проделывала это кормление сама. Но было непонятно, выживет он или нет. Я ему объясняла: «Ты — благовещенская птица, тебе нельзя умирать, ты должен воспарить к небесам на радость людям. Крепись, борись, живи!!!» После курса антибиотиков мы решили переселить его в большой дом. Дунина одноклассница одолжила нам большую клетку. Голубь переехал, но был по-прежнему вял и клевать не хотел. В какой-то момент (наверное, в самый пик болезни) нам показалось, что всё — он умирает. Клетку я выставила на балкон, так как не хотела, чтобы Дуня спала рядом с умершей птицей.

Утром мы увидели, что мороз его взбодрил и он бегает по клетке и сам клюет зерно. Мы несказанно обрадовались. И с этого дня он пошел на поправку. С каждым днем он становился бодрее, начал воровать, делал «зарядку»: поднимая раскрытые крылья, махал ими, ходя по кругу в клетке. На наших глазах из вялого голубя он превратился в бойцового. Начал клеваться, когда мы его брали в руки или гладили. Перья на ранах отрастали очень долго. Спустя две недели появились трубки, они отросли и на кончиках начинали распушаться.

Фото: pxhere.com

И вот наступает Благовещение! Мы его после службы отпустим. Надеемся, он не разучился летать.

P.S. В Страстной Вторник мы с Евдокией съездили в Троице-Сергиеву лавру. И вот, когда стояли на исповедь, смотрели в окно и наблюдали, как трудятся симпатичные галки. Они собирали прутики на карнизе окна, прямо перед нами. И мы загадали, что в следующем году хотим выходить галку.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: