25 марта в храм Сорока Севастийских Мучеников в Спасской слободе пришло очень много пожилых людей. Казалось бы, недавно мэр Москвы Сергей Собянин подписал указ, согласно которому с 26 марта по 14 апреля люди старше 65 лет и граждане, страдающие хроническими заболеваниями, обязаны соблюдать домашний режим. Почему же они пришли? Рассказывает клирик храма протоиерей Максим Первозванский.

Священник Максим Первозванский

Я не раз говорил, что пожилым людям нужно оставаться дома. И пришел в храм 25 марта и увидел полный храм наших бабушек. То первое чувство, которое ощутил —  возмущение: ну что же они не слушаются! Но вот эти пожилые прихожанки стали объяснять: «Так это же с завтрашнего дня, у нас сегодня последний день, сейчас мы исповедуемся, причастимся, а с завтрашнего дня все садимся на карантин. Так что, батюшка, не ругайте нас». 

И действительно, это были настоящие проводы. Провожали так, как провожают в армию или в Антарктиду. Со слезами и напутствиями. Наши дорогие бабушки прощались между собой, целовались, несмотря на то, что уже и целоваться нельзя. Было чувство, что они отправляются в дальний поход, на какое-то ответственное и серьезное задание.

Конечно, они будут общаться друг с другом, по телефону, в воцапе и так далее. И у всех есть телефон храма, есть телефоны священников, они могут позвонить в любое время. Но мы должны понимать, что приход священника — это все равно нарушение карантина и священник — потенциальный  носитель инфекции, как бы это не благочестиво ни звучало. И поэтому мне кажется, что приглашать священника нужно в том случае, если он действительно нужен. Потому что если пожилой человек привык Великим постом три раза в неделю ходить в храм, это не значит, что нужно священника звать трижды в неделю. И совсем не из-за того, что священнику тяжело — мы готовы приходить, но не в случае, когда можем принести с собой инфекцию, так что карантин лучше держать полный. 

В том числе  это касается и тех, кто привезет продукты. Их нужно просто оставить около двери, никаких «здравствуйте, как поживаете, давайте обнимемся». Я наших бабушек призываю сидеть дома и пользоваться доставкой продуктов. Многие из них уже освоили современные средства коммуникации. 

Возмущающихся против карантина, по моим наблюдениям, не так много. И больше это касается не наших пожилых прихожан. Более молодые прихожане жалуются на своих родителей, которые, может быть, и не так часто в храм ходят, но не желают сидеть дома, и никакие разговоры им не помогают. «Чего бы мне на рынок бы не пойти, там ветерок, все продувает, не заражусь», — так отвечает одна такая непреклонная пенсионерка.

И еще очень важный момент. Человек, который не желает подчинятся карантину, не жалеет себя и говорит: «Моя вера такова, если что, то я готов от Господа и смерть принять», — вроде бы имеет право на такой взгляд. Но  такому человеку важно понимать, что он при этом, во-первых, может заразить других людей. И, во-вторых, когда его повезут в больницу, он займет чье-то место то, на которое могли положить другого. Нужно четко понимать, что когда такой человек, сознательно пренебрегавший профилактическими мерами, привлечет на себя время внимание врачей, которого у них и так совсем нет, они отвлекутся от кого-то другого, кого  они могли бы спасти. Так что надо обязательно соблюдать карантин и все профилактические мероприятия.

В этой ситуации очень многое зависит от духовенства. Прихожане нас слушают и нам доверяют. К сожалению, я знаю священников, которые говорят: «Да ничего страшного, это все маловерие, вот пусть маловерные и сидят дома». Конечно, бабушка, вдохновленная словами такого неблагоразумного священнослужителя скажет: «А мне батюшка сказал дома не сидеть. Что это все  для маловерных. А я-то не маловерная». 

Много раз в день, и по телефону, и при личных встречах, мне приходится разговаривать с сомневающимися, причем порой это очень умные, образованные люди. Они находятся в   сомнениях и смятении: не является ли это предательством нашей веры; не оказываемся ли мы маловерными в том случае, если боимся заразиться. Приходится им объяснять, что речь о другом. 

Да, мы — в руках Господа: «Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защититель живота моего, от кого устрашуся?» (Пс. 26:1) Но разве не страшно стать тем человеком, который принесет болезнь. 

В прошлом месяце у нас в храме люди массово заразились ветрянкой: один неразумный человек пришел в храм с ветрянкой и — заразил всех.  Хорошо что, насколько я знаю, зараженные — дети, которые легче переносят заболевание. А если бы заразилась беременная и у нее, как последствие болезни был бы выкидыш или родился ребенок больным на всю жизнь? Как жить с этим человеку, который принес заболевание?

В сегодняшней ситуации, я любой разговор, любое публичное и не публичное выступление заканчиваю одной и той же фразой: «Заставьте ваших стариков сидеть дома, иначе вы потом сами себя не простите».

О пандемии коронавируса в телеграм-канале «Правмира» @pravmirru: каждое утро — актуальная и достоверная информация из СМИ и блогов. Подписывайтесь!

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: