Без меня народ не полный.
А. Платонов

Как-то привычно срывается у нас с языка: «народ и интеллигенция» или «интеллигенция и народ». Горе в том, что говоря в таком случае «и», большинство подразумевает «или».

Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук

Марина Журинская. Фото Юлии Маковейчук

А почему, собственно говоря?

Ну да, в свое время умный человек Георгий Федотов сказал, что интеллигенция — это люди без корней. Казалось бы, первая эмиграция это подтверждала: сорвалась с места — и понеслась.

Правда, казаки тоже сорвались. Но наверняка найдется куча умного народа, глубокомысленно обзначивающего глубокое различие. Почему же различие? А потому, что казаки — это народ, причем, так сказать, самый народнейший народ, а интеллигенция, знамо дело, люди без корней.

Да? А вот Цветаева со знанием дела писала о собратьях по эмиграции:

Доктора узнают нас в морге
По не в меру большим сердцам.

Так что если подумать, то обязательно ли такое «бескоренное» определение?..

Да и какие такие сякие корни остались у народа после массовых высылок, эвакуаций, переездов из деревни в город, из поселка в райцентр и далее везде? Вот моя уральская родня угнездилась в Сибири, в Москве и Подмосковье и во Франции.

…А почему такого понятия, как интеллигенция, нигде больше нет?

Вот у чехов пропасть между образованным людом и другими вовсе не так ощущается. И пан профессор с паном слесарем будут пить себе пивечко без всякого взаимного озлобления.

Да и друг мой вспоминает с нежностью своего предка-крестьянина, который продал СТАДО, чтобы отправить сына учиться. И так и пошел от этого сына интеллигентский род.

Да и один румынский режиссер рассказывал мне, что в крестьянском доме его отца все стены были заставлены книжными полками.

То есть определение красивое, но не годится.

Правда, у русской интеллигенции есть-таки одно слегка раздражающее свойство: стремление учительствовать, в тяжелых случаях доходящее до лжемессианства. Вот даже принято не без гордости говорить, что поэт в России — больше чем поэт.

А так ли это хорошо? Почему бы поэту не быть поэтом?

А потому что сейчас за давностью лет уже толком и не установишь, как разошлись в России Церковь и интеллигенция и кто первый начал, но чем дальше, тем крепче убеждение, что разошлись. Но действительно ли это так? Точнее — естественное это разделение или искусственное? Но так или иначе всегда в рассуждениях возникает главное: интеллигенты — они против Бога. А почему они против Бога? да потому что ряд церковных деятелей так считает. И заодно считает, что тем самым совершенно правильно православные должны быть против интеллигенции.

И тут меня начинает одолевать смех. С одной стороны мне объясняют, что образованные люди все как один враги Церкви. Что странно по меньшей мере, потому что здесь наблюдается тенденция к объявлению Света истины темным суеверием. С другой — что образованный человек не может верить в Бога.

Особенно умиляет, когда какой-нибудь завсегдатай инета достаточно косноязычно вещает, что он как интеллигент в Бога верить не может. Больше всего это все похоже на пламенную речь на Патриарших прудах Ивана Бездомного, который доказывал Воланду, что того нет. Так у апологетов разделения интеллигенции и (верующего) народа получается, что меня нет. А я все-таки есть, и мне даже есть с кем словом перекинуться.

И все чаще так рисуют, что во всех бедах России и христианского мира в целом виноваты интеллигенты.

Но вот беда: среди наших доморощенных ересиархов было довольно-таки много необразованных людей. А один из них произвел вообще нечто пленительное.

Речь пойдет о секте серафимовцев, которая по причине преобладания в ее рядах слабого, но прекрасного пола называлась также «серафимовны». Основал ее в 70-х годах XIX века иеромонах Серафим, бежавший из монастыря в леса, где его нашли и арестовали. Своим последовательницам он присваивал звание матушек-игумений, и они распространяли его учение, имели право благословлять иерейским благословением, отпускать грехи. Девушки при вступлении в это сообщество давали обет безбрачия, женщины полагали себя в разводе. Мяса не ели.

Сам Серафим объявил себя Илией и открыл, что Бог дал ему ответственное поручение на предмет конца света. Суть же учения сводилась, естественно, к тому, что антихрист уже живет в мире и что ему покорились люди благородные (то-то их потом повырезали!) и образованные. Неоднократно назначалась дата конца света, но когда она проходила, «матушки» говорили, что он отсрочен по их молитвам. Утешались серафимовны тем, что у них есть оружие против антихриста: разноцветные восковые свечки и сухие ветки. Вот как антихрист приблизится, а свечки-то загорятся, а ветки-то распустятся, так он, убоявшись чудес, и отступит.

До сих пор все довольно обычно, а дальше уже интересно. Дальше — о том, что серафимовнам в церковь ходить можно, исповедоваться и причащаться можно, на клиросе петь можно… Тогда в чем же их особенность? — В том, что при всем при этом им нельзя верить священникам. Потому что тоже образованные, следовательно, интеллигенты, следовательно, только и думают о том, чтобы обмануть простой народ. Вообще же последовательниц Серафима отличает любовь к акафистам и к темной одежде.

Считается, что эта секта была благополучно искоренена. А по-моему, нет, тут уж позвольте мне выразить чисто народное недоверие. Потому что не раз наблюдала «истовую» улыбку батюшке в лицо и хмурый недоверчивый взгляд у него же за спиной. Не говоря уже об одеждах.

Так что я бы очень и очень подумала, прежде чем провозглашать образованный народ врагами веры, а необразованный — ее сторонниками. Такие сторонники уже были. Чем дело кончилось — тоже хорошо известно. А как пойдет искоренение интеллигентов, то глядишь, и духовное училище сочтут чересчур высшим образованием…

Фото:  Valeriy Sazykin, photosight.ru

Фото: Valeriy Sazykin, photosight.ru

Оно конечно, с образованными сложнее. Они вопросы задают. И ответ по модели «сам дурак» не проходит, а приходится поднапрячься и вспомнить, что надлежит быть разномыслию. И по мелочам его искоренять не стоит, — Отцы не рекомендуют, а рекомендуют, чтобы главным образом во всем была любовь.

Но все эти трудности — до поры до времени, а со временем они по большей части окупаются. Ну вот поверьте на слово человеку с солидным жизненным опытом: убежденный образованный человек стоек в вере. Гораздо более стоек, чем, например, тетка, которой другая тетка сказала, что если закажешь акафист в сорока церквях, то будет тебе квартира или другое какое счастье. А оно не состоялось… Никогда не слышали русскую народную поговорку об иконах: «Годится — молиться, не годится — горшки покрывать»? Ее, между прочим, не интеллигенты выдумали. И не госдеп внедрил.

Хороших людей хватает во всех слоях общества. Уродов тоже, дефицита не ощущается. Но противопоставлять порок и добродетель по образовательному цензу — занятие не только бесплодное, но и вредное.

Но озадачивает еще и другое. Ну хорошо, ну допустим, народ и интеллигенция несовместимы. И что?

Несколько раз в новейшей истории делались отчаянные попытки искоренить интеллигенцию. В результат имеем то, что имеем: ощутимую нравственную деградацию общества. А между тем все слышнее крики о том. что интеллигенты нам не нужны. что пусть хоть все уезжают, потому как все равно ничего не производят.

Это сильно напоминает неприязнь в Академии наук, которые специалисты по точным и естественным наукам испытывают к гуманитариям: много лет это было для меня загадкой, пока я из проходной реплики одного академика не уяснила себе, что «гуманитарными науками» они считают всяческий марксизм.

Это может стать сюжетом для отдельного обдумывания, а пока что скажу так: хотите жить без интеллигенции — живите. Но не без рекламных агентов, страховщиков и вообще «специалистов» по впариванию какой-то сверхъестественно ненужной дряни, а без врачей. Без учителей. Без инженеров.

А насчет того, что интеллигенты производят, чтобы долго не рассуждать скажу так:

техническая интеллигенция производит материальную основу экономики, то есть страну;

гуманитарная интеллигенция производит здоровых и умных людей, то есть тот самый народ, от которого ее хотят оторвать демагогически настроенные специалисты по манипулированию общественным мнением.

И вообще: чье это дело сеять рознь и разделение? А? То-то.

Читайте также:

О хамско-холуйском синдроме

Только плохая наука отрицает религию, только дурная религия отрицает науку…

Поворот оверкиль

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.