Наши и ваши отцы и матери: Об изнасилованных немках, польских антисемитах и русских варварах

|

Главный немецкий телеканал ЦДФ показал сериал «Наши матери, наши отцы» о второй мировой войне, возмутивший людей в странах Восточной Европы. Польшу обвинили в антисемитизме, народы СССР — в пособничестве нацистам и зверствах на своей территории и землях Германии. Истинными жертвами Второй мировой представлены солдаты вермахта, защищающие свою родину, солдаты, боровшиеся с польским антисемитизмом и советским варварством.

Что ж, похоже, ЕС нужна собственная версия истории, устраивающая, прежде всего главную страну большого европейского Союза, — Германию. Нельзя допустить, чтобы сателлиты вроде Греции или Кипра могли бросить в лицо напоминание о недалеком кровавом прошлом. Это ставит под угрозу существования легитимность германского доминирования.

Историю давно пытаются использовать как колесико пропагандистской машины. Сомнительно, чтобы без благословения со стороны «старших братьев» по Евросоюзу были возможны марши эсэсовцев в Прибалтике. Сами немцы пока не могут себе этого позволить, но формат художественной ленты, похоже, был выбран как оптимальный для формирования общественного мнения.

После просмотра — спасибо интернету! — понимаешь, что фильм ставит своей задачей достижение нескольких целей: реабилитация немцев, воевавших во Второй мировой войне, внушение комплекса неполноценности новым членам ЕС, в частности Польше, а также изображение жертв фашизма — народов СССР, как тупую, враждебную европейской цивилизации биомассу.

Последняя задача упрощается тем, что в годы холодной войны образ советского варвара успешно сформировался в сознании обывателя. Потому необходимо только лишь подбросить очередной миф для того чтобы европейцы наглядно увидели угрозу с Востока.

Какой миф? Самый доступный, уже не раз озвученный европейскими историками: изнасилование немецких женщин советскими солдатами. Названа цифра: свыше двух миллионов немок.

В качестве доказательств часто упоминают десятки тысяч детей рожденных от советских солдат. На вопрос, как такое могло произойти, возникает законный ответ: их изнасиловали. Оставим пока истории о, якобы, изнасилованных немках. Откуда появились дети? Об этом ниже.

Вернемся к фильму. Мелькают кадры. Советские солдаты врываются в немецкий госпиталь. Хладнокровно, походя, добивают раненых. Хватают медсестру и тут же среди мертвых тел немецких солдат пытаются изнасиловать. Такое вот современное прочтение истории.

Вообще фильм, снятый как бы глазами немецких солдат, тех, кто видит ужасы навязанной им войны, может вызвать сочувствие. Умные, интеллигентные немцы становятся свидетелями того, как польские партизаны выгоняют из отряда, практически на верную смерть беженца, оказавшегося евреем. Украинские каратели истребляют людей на глазах опешивших немцев. Русские насильники убивают и уничтожают все живое на своем пути.

Такая картина предстает перед европейским зрителем. Немцы из последних сил пытаются защитить свою родину, читай — европейскую цивилизацию. И уж конечно эти люди не могли быть виноваты в развязывании войны. Виновата некая верхушка вермахта, которую основная масса немецких солдат, по мнению авторов ленты, не поддерживала, и, дикие славянские племена, вынудившие Европу защищаться от них.

Но так ли уж невиновны простые солдаты? Так ли они были в оппозиции своим командирам? Возьмем выдержки из писем солдат с Восточного фронта:

«Только еврей может быть большевиком; для этих кровопийц нет ничего лучше, если их некому остановить. Куда ни плюнь, кругом одни евреи, что в городе, что в деревне.»

«Некоторым будет интересно, что тут были театры, оперы и так далее, даже большие здания были, но только для богатых, а богатые — это кровососы и их прихлебатели.»

«Каждый, кто наблюдает эту мрачную бедность, понимает, что именно эти большевистские животные хотели принести нам, трудолюбивым, чистым и творческим немцам. Это благословенье божье! Как справедливо, что Фюрер призван возглавлять Европу!»

«Я вижу Фюрера передо мной. Он спас порабощенное и изнасилованное человечество, дав ему снова божественную свободу и благословение достойного существования. Истинная и самая глубокая причина для этой войны состоит в том, чтобы восстановить естественный и благочестивый порядок. Это — сражение против рабства, против большевистского безумия.»

«Я горд, чрезвычайно горд, что могу сражаться против этого большевистского монстра, снова сражаясь с врагом, против которого я боролся на уничтожение в течение трудных лет борьбы в Германии. Я горжусь ранами, которые получил в этих сражениях, и я горжусь моими новыми ранами и медалью, которую теперь ношу.»

«Наши успехи до настоящего времени были велики, и мы не остановимся, пока не уничтожим корни и ветви этой заразы, что будет благом для европейской культуры и человечества.»

«Я горд за то, что принадлежу германской нации и состою в рядах нашей великой армии. Передавай приветы всем дома. Я очень далеко. Скажите им, что Германия — самая прекрасная, культурная страна во всем мире. Любой должен быть счастлив быть немцем и служить Фюреру, такому, как Адольф Гитлер.»

«Чего бы это ни стоило, но здорово, что Фюрер вовремя увидел опасность. Сражение должно было произойти. Германия, что бы случилось с тобой, если бы эта тупая звериная орда пришла на нашу родную землю? Мы все принесли клятву верности Адольфу Гитлеру, и мы должны выполнить ее для нашего же блага, где бы мы ни были.»

«Храбрость — это мужество, вдохновленное духовностью. Упорство же, с которым большевики защищались в своих дотах в Севастополе, сродни некоему животному инстинкту, и было бы глубокой ошибкой считать его результатом большевистских убеждений или воспитания. Русские были такими всегда и, скорее всего, всегда такими останутся.»

Как видим, нет ни слова раскаянья. Кругом евреи-большевики, которых нужно уничтожить. Есть, правда, искреннее изумление, что тут есть театры и большие здания. И даже доблесть воинов для них — звериная, нечеловеческая. Нет никаких поводов не доверять этим свидетельствам. Это писали те, кого сегодня пытаются представить жертвами Второй мировой войны.

И все же, что там с изнасилованными немками? Наверняка этот вопрос возникнет у внимательного читателя. Война войной, но были ли массовые изнасилования и незаконнорожденные? Наверное, стоит также обратиться к свидетельствам.

Известный режиссер Григорий Чухрай вспоминал о вступлении войск в Румынию: «Под действием русской водки расслабились и признались, что прячут на чердаке свою дочку». Советские офицеры возмутились: «За кого вы нас принимаете? Мы не фашисты!». «Хозяева устыдились, и вскоре за столом появилась сухощавая девица, по имени Марийка, которая жадно принялась за еду. Потом, освоившись, она стала кокетничать и даже задавать нам вопросы… К концу ужина все были настроены доброжелательно и пили за „боротшаз“ (дружбу). Марийка поняла этот тост уж слишком прямолинейно. Когда мы легли спать, она появилась в моей комнате в одной нижней рубашке. Я как советский офицер сразу сообразил: готовится провокация. „Они рассчитывают, что я соблазнюсь на прелести Марийки, и поднимут шум. Но я не поддамся на провокацию“, — подумал я. Да и прелести Марийки меня не прельщали — я указал ей на дверь.

На следующее утро хозяйка, ставя на стол еду, грохотала посудой. „Нервничает. Не удалась провокация!“ — подумал я. Этой мыслью я поделился с нашим переводчиком венгром. Он расхохотался.

— Никакая это не провокация! Тебе выразили дружеское расположение, а ты им пренебрег. Теперь тебя в этом доме за человека не считают. Тебе надо переходить на другую квартиру!

— А зачем они прятали дочь на чердаке?

— Они боялись насилия. У нас принято, что девушка, прежде чем войти в брак, с одобрения родителей может испытать близость со многими мужчинами. У нас говорят: кошку в завязанном мешке не покупают…»

А вот рассказ минометчика Н.А. Орлова, мягко говоря удивленного поведением немок в 1945 г. «По поводу насилия над немецкими женщинами. Мне кажется, что некоторые, рассказывая о таком явлении, немного „сгущают краски“. У меня на памяти пример другого рода. Зашли в какой-то немецкий город, разместились в домах. Появляется „фрау“, лет 45-ти и спрашивает „герра коменданта“. Привели ее к Марченко. Она заявляет, что является ответственной по кварталу, и собрала 20 немецких женщин для сексуального (!!!) обслуживания русских солдат. Марченко немецкий язык понимал, а стоявшему рядом со мной замполиту Долгобородову я перевел смысл сказанного немкой. Реакция наших офицеров была гневной и матерной. Немку прогнали, вместе с ее готовым к обслуживанию „отрядом“. Вообще немецкая покорность нас ошеломила. Ждали от немцев партизанской войны, диверсий. Но для этой нации порядок — „Орднунг“ — превыше всего. Если ты победитель — то они „на задних лапках“, причем осознанно и не по принуждению. Вот такая психология…»

Герр комиссар, — благодушно сказала мне фрау Фридрих (я носил кожаную куртку). — Мы понимаем, что у солдат есть маленькие потребности. Они готовы, — продолжала фрау Фридрих, — выделить им нескольких женщин помоложе для… Я не стал продолжать разговор с фрау Фридрих«.

Поэт-фронтовик Борис Слуцкий вспоминал: «Сдерживающими побуждениями служили совсем не этика, а боязнь заразиться, страх перед оглаской, перед беременностью»… «всеобщая развращенность покрыла и скрыла особенную женскую развращенность, сделала ее невидной и нестыдной».

И вовсе не страх перед сифилисом был причиной достаточно целомудренного поведения советских войск. Сержант Александр Родин оставил записи после посещения публичного дома, которое случилось уже после окончания войны. «…После ухода возникло отвратительное, постыдное ощущение лжи и фальши, из головы не шла картина явного, откровенного притворства женщины… Интересно, что подобный неприятный осадок от посещения публичного дома остался не только у меня, юнца, воспитанного к тому же на принципах типа «не давать поцелуя без любви, но и у большинства наших солдат, с кем приходилось беседовать… Примерно в те же дни мне пришлось беседовать с одной красивенькой мадьяркой (она откуда-то знала русский язык). На ее вопрос, понравилось ли мне в Будапеште, я ответил, что понравилось, только вот смущают публичные дома. „Но — почему?“ — спросила девушка. Потому что это противоестественно, дико, — объяснял я: — женщина берет деньги и следом за этим, тут же начинает „любить!“ Девушка подумала какое-то время, потом согласно кивнула и сказала: „Ты прав: брать деньги вперёд некрасиво“…»

Разница в менталитете европейцев и советских солдат, как видим разительная. Так что говорить о массовых изнасилованиях, наверное, не следует. Если и были случаи, то они, либо являлись единичными, выходящими из ряда вон, или это были достаточно вольные отношения, которое позволяли сами немки. Отсюда и появившийся приплод.

Но это все, на самом деле, не имеет решающего значения. Как не имеет значения возражения поляков против телесериала. Кто, в конце концов, в Европе брал в расчет мнение польской общественности. Не поисками исторической правды руководствовались создатели фильма претендующего, по мнению европейской прессы, на главное кинематографическое событие года в Германии. Идеологические штампы не требуют вдумчивых художественных решений. Европа не изменилась.

Уильям Ширер в свое время писал, что у него в тридцатые годы в Германии было два друга либерала. Они оба стали яростными нацистами. Что же, история повторяется?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Снос старинных домов приостановлен – как выживает деревянная провинция
В Приморье семья вырастила 15 детей – почему приходится переезжать во Владимир
Я не могу оградить моего ребенка от жестокости в мире – но как рассказать об этом

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: