Наши Пасхи на чужбине

9 мая 2013 года 80 лет со дня рождения отмечает Андрей Витальевич Тарасьев – доктор филологических наук, профессор Белградского университета, иподиакон православной церкви в Белграде. Поздравляем юбиляра и желаем ему здоровья, сил и бодрости на многая лета!

В праздник Пасхи Андрей Витальевич поделился воспоминаниями о пасхальных традициях русских людей в Сербии.

Огромная волна трагического исхода гражданской войны выбросила за пределы России миллионы людей. Среди них были видные иерархи, бывшие крупные деятели,  члены Думы и правительств, были высшие чины и рядовые Царской и Белой армий, были профессора, академики, но и студенты, не успевшие закончить своё обучение, дети  – с родителями, а подчас и без них. И всех их сравняло общее горе: потеря Родины, родных, всего имущества. И как всегда в годины несчастий и страданий люди потянулись к Единственному Спасителю,  ко Господу, к Церкви.

Службы совершались уже на кораблях,  увозивших будущих скитальцев, в лагерях и затем на местах оседлости. Судьба у всех была та же: борьба за голое существование и тоска ро Родине, но условия жизни были разные, в зависимости где суждено им было найти приют. Берлин, Париж, Прага – вот главные «русские» города Европы.  Эта инославная, иноверная среда просто требовала от беженцев сохранения своей веры и церковной обрядности. Совсем иначе могло случиться с русскими попавшими в православную среду. В Греции и Румынии – язык богослужений создавал серьезную проблему для общих церковных служб и это также стало причиной создания своих приходов (при явном недовольстве иерархов и Греческой и Румынской Церквей).

Но главная «опасность» ассимиляции грозила тем русским, которые очутились в братской славянской православной среде: в Сербии и Болгарии, где службы совершались на общем церковнославянском языке и не было причины не включаться в их богослужения.

Но этого не случилось! С первого же Великого поста и первой Пасхи (главная часть русских беженцев прибыла весной 1920 года) стало ясно, что русские постараются сохранить свои службы. Сначала это было просто продолжением иллюзии «что мы еще на Родине», а потом, со временем, стали заметны различия в богослужебной практике Сербской и Русской Церкви и русские побоялись утратить «свои русские» службы. Некоторые различия были в деталях, но очень многое было существенным. И это понятно: в Сербии, благодаря почти 500-вековому владычеству турок, богослужебные песнопения не изменялись под влиянием западной полифонии и многоголосия, а сохранялись и передавались из поколения в поколение. Но эти одногласные, весьма сложные и протяжные мелодии делали для русских богослужения «чужими». Кроме того, из-за отсутствия церковных школ, а значит и образованных священнослужителей, многое в службах упрощалось, даже сокращалось: ведь священникам, подчас, приходилось тайно и «наспех» совершать службы и требы, хоронясь от турок.

Особенно много различий было в Великопостных и Пасхальных службах. Хотя сербы Прощенное воскресение и называют «проштено», но нет трогательного чина всепрощения, нет торжественного великого прокимна… В преждеосвященных нет наших «Да исправится», которые мы привыкли не только слушать, но и петь со школьной скамьи.  На утрене с «12 евангелиями» не выделяется особо умилительный трипеснец и экзапостиларий «разбойника благоразумнаго», в Великую субботу чаще всего упускаются те 24 паремии и вообще нет того торжественного момента, когда, переоблачившись из черного в белое, поют перед Плащаницей «Воскресни Боже».  Значит, дело было не только в различии мелодий (хотя, несомненно, и это может нарушать молитвенное настроение), а и в отсутствии молитв, к которым мы русские привыкали с самого раннего детства. Заутрени в Сербии начинались в 4 часа утра, при троекратном обходе вокруг храма (эта традиция сохраняется и при храмовых праздниках).

Эти и многие другие различия упоминались во всех прошениях, которые русские иерархи подавали сербским церковным властям, с просьбой разрешить русским изгнанникам служить в нашим храмах, причем «по-русски». К счастью, среди сербских иерархов было много учеников русских духовных академий и они прекрасно знали, что нужно русской душе. И разрешение было получено. Сначала это были службы в беженских столовых, детских приютах, в разных домовых церквах. Сербская церковь стала уступать и некоторые из своих храмов (в Нови-Саде, Панчево, Земуне, Кикинде, Ново-Бечее, Белой Церкви и проч.), а вскоре кое-где были построены и свои, чисто русские храмы (Свято-Троицкий в Белграде и Свято-Иоанновский в Белой Церкви и др.).

После переезда в Сербию (в 1921 году)  Высшего церковного управления Русской Церкви заграницей, во главе с первоиерархом митрополитом Киевским и Галицким Антонием (Храповицким), русский приход в столице Королевства Югославии в Белграде стал  главным церковным центром всего Зарубежья (хотя митрополит Антоний вскоре переехал в патриаршие покои в г. Сремски-Карловцы), а храм Святой Троицы (сооруженный в 1924 году) «кафедральным собором» нашего первоиерарха, где совершались хиротонии, рукоположения, и многие торжественные богослужения, иногда возглавляемые сербскими патриархами Димитрием, Варнавой и Гавриилом…

Поскольку речь идет о богослужебных традициях, необходимо сказать несколько слов именно о Белградской церкви.

Белград, 1924 г. Русский храм Святой Троицы

Белград, 1924 г. Русский храм Святой Троицы

По почину основателя и первого настоятеля Белградского русского прихода протопресвитера Петра Беловидова, а по благословению нашего Первоиерарха, с самого начала существования было отдано предпочтение уставным богослужениям, с отменой «питерской столичной пышности», которую к сожалению годами отмечала тенденция сокращения богослужений и для этого изменения в типиконе и традиционных песнопениях. В церкви Святой Троицы и других подведомственных ей храмах строго следили за правильным последованием типикону, церковному уставу. Указом было запрещено «укорачивать» службы, читать те молитвы, которые указано петь, были запрещены «Бахметьевские» придворные напевы  – переработанные до искажения старинные песнопения.

Были также изъяты и некоторые малоцерковные и слишком «шумные» произведения Сарти, Веделя, Бортнянского, Бахметьева, даже кое-что Чайковского. Интересно отметить, что было немало прихожан (а в Белграде «осело» около 15.000 русских), которые выражали неудовольствие такими, как они говорили «монастырскими» службами, называли это возвращение к древнему «нововведением». Но со временем все поняли, насколько важна эта глубокая содержательность богослужений, и, безропотно, выстаивали до конца длинные всенощные бдения, полностью Канон Св.Андрея Критского, «Похвалу Пресвятой Богородице» и не сокращенную литургию Великой Субботы со всеми паремиями, ночную утреню с Великой Пятницы на Субботу и прочие службы.

Но Пасха, как «праздников праздник»,  впитал в себя на Руси многие древние русские народные традиции и русские беженцы свято сохраняли их и на чужбине. Ведь это было духовной связью с утраченной Родиной. У сербов к Пасхе тоже красились яйца (в основном в красный цвет или темно-желтый, так как они варились с луковичной шелухой), кое-где выпекался к празднику круглый несдобный хлеб, и в ямку в середине вставлялось крашеное яйцо и веточка базилика. Но ничего из этого не освящалось в церкви.

Троицкий храм сегодня

Троицкий храм сегодня

Русские беженцы, создавая иллюзию своей Родины и в чужих краях, как когда-то там, «дома», пекли куличи, делали сырную пасху (что в первые годы было сложно, так как в центральной части Сербии не было творога, пока молочным делом не начали заниматься сами русские, в первую очередь кубанские казаки), красили яйца, расписывали писанки – этим подрабатывали не только художники, но и талантливая молодежь. В Великую Субботу, к вечеру, прихожане приходили в храм , где совершался чин освящения куличей, яиц и пасхи. Это были трогательная, торжественная картина, запоминавшаяся на всю жизнь: переполненный храм, масса народу в церковной ограде и на ближних лужайках, мерцают сотни и сотни свечей и несколько приходских священников по несколько раз (из-за новых и новых людей, прибывающих  с пасхальными  ритуальными гостинцами) повторяют это освящение.

Благодаря своим  «русским» службам и этим народным традициям, на Пасху мы глубже всего осознавали свою неоторванность от Родины, от Святой Руси.

ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

Пасха 2013 года

Белград, Сербия

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: