Насилие
Недавно в соцсетях появился минутный видеоролик из летнего лагеря в Геленджике, где девочка-подросток избивает свою сверстницу на глазах у других школьников. «Правмир» разобрался, почему ребенок в летнем лагере может стать жертвой травли, физического и сексуализированного насилия, и собрал советы, как родители могут это предотвратить.

В лагере риск буллинга возрастает

Когда десятилетний Миша вернулся из лагеря, его мама стала разбирать вещи сына. Вдруг она услышала, что на мобильный мальчика пришло сообщение. Это был короткий ролик, в котором старшие дети заставляли Мишу делать то, что на юридическом языке называется «действиями сексуального характера». Подростки сняли все на телефон и шантажировали мальчика, обещая отправить ролик его одноклассникам.

Анна Межова. Фото: Facebook

Эту историю «Правмиру» рассказали в фонде «Сохраняя жизнь» — мама Миши обратилась к ним за помощью. За последние три года обращения о насилии в детских лагерях стали более частыми, говорит президент фонда Анна Межова. Но по результатам опроса, который проводил фонд, выяснилось, что бóльшая часть родителей о насилии в лагерях не знает и даже не догадывается, что такое возможно.

— Если они все же узнают, что над их ребенком совершалось насилие, чаще всего не идут за помощью к специалистам. Поэтому подобные случаи остаются за рамками официальной статистики. Никто не хочет позора, никто не хочет говорить о том, что такое было. Даже для взрослых рассказывать об этом травматично, — объясняет Межова.

Как и в любом закрытом пространстве, в лагере риск буллинга возрастает, отмечает Мария Зеленова — клинический и кризисный психолог, эксперт благотворительной организации «Журавлик» и программы «Травли NET». 

В каждую смену формируется неформальная иерархия, это неизбежное следствие групповой динамики.

— В любой группе кто-то будет пытаться занять место под солнцем. Если это происходит хаотично и взрослые этим процессом не управляют, то иногда возникает агрессия. Здесь важно, чтобы взрослые вовремя замечали, если что-то идет не так, — комментирует эксперт.

Чаще всего у ребенка, который сталкивается с насилием на отдыхе со стороны сверстников, уже были подобные ситуации ранее в школе или других подростковых группах, считает директор учебно-методического центра ВДЦ «Орленок» Валентина Федотова:

«Я сегодня в школу не пойду» – почему дети часто не говорят, что их травят
Подробнее

— Собирательный портрет такого ребенка может быть следующим: заниженная самооценка, неумение конструктивно обосновывать свою точку зрения, повышенная обидчивость, ведомость, низкая прогностичность и критичность собственных действий, недостаточный эмоциональный контакт с родителями, отсутствие в окружении ребенка значимых взрослых, к которым он мог бы обратиться за помощью.

Если ребенок столкнулся с такой ситуацией впервые, возможно, неудачно собрался подростковый коллектив. Но скорее это исключение, чем правило, отметила Федотова.

Сексуализированное насилие не всегда связано с гормонами 

В таких историях нередко сочетаются травля и сексуализированное насилие, то есть физическое насилие с нарушением интимных границ, говорят эксперты. 

Сексуализированное насилие не всегда связано с гормонами. Психолог Мария Зеленова считает, что так агрессоры демонстрируют свою власть и стремятся морально и физически уязвить, максимально уничтожить жертву.

— Цеплять булли и его группу будет то, что конкретно у них «болит». Это может быть как цвет волос или кожи, так и религия, социальный статус, причиной может стать и случайная шутка, к которой располагала ситуация. На самом деле это трагедия. Для ребенка это сильнейшая травма: она приносит ощущение бессилия, бесконечной вины, сомнения в себе, разрушенную самооценку и большой комплекс невротических переживаний.

По опыту работы в фонде «Сохраняя жизнь» Анна Межова видит, что дети-агрессоры чаще всего сами нуждаются в помощи. Когда специалисты начинают разбирать ситуации, выясняется, что дети, которые ведут себя агрессивно по отношению к другим, раньше подвергались насилию. «Насилие» здесь определяется широко, в том числе — пренебрежение первичными потребностями ребенка. Например, родители его не кормили, у него не было чистой одежды, он постоянно находился с неблагополучными людьми, его били. 

Если дети переживали сексуальное насилие и видели, что их никто не защитил, они могут так же поступать по отношению к более слабым.

— К нам обращались по разным поводам. Самый условно «безобидный», но на самом деле очень травматичный для ребенка — когда сшивают или прячут его одежду. И тогда ребенок вынужден бегать голым по отряду, — рассказывает Межова. 

Похожий случай был в июне этого года в летнем лагере «Мечта» Ленинградской области. Шестилетний мальчик рассказал маме, что дети ночью сняли с него трусы, а утром он не смог их найти и был вынужден бежать в туалет голым. Также, по его словам, пятеро сверстников вывели его за пределы лагеря и заставили трогать половые органы девочки из другого отряда. В администрации женщине ответили, что это была просто «игра в докторов». Как сообщает Interfax, после публикаций в СМИ в отношении сотрудников лагеря было возбуждено уголовное дело по ч.2 ст. 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

«Нельзя спускать происходящее с рук»

Мария Зеленова. Фото: Instagram

Часто всю ответственность жертва сексуализированного насилия возлагает на себя. Ей тяжело попросить о помощи и рассказать о том, что с ней так поступили. Это естественное поведение человека, который чувствует себя глубоко травмированным. Поэтому важно поддержать жертву и вернуть ответственность за произошедшее агрессору и руководству лагеря, говорит Мария Зеленова. Родителям нужно снимать с ребенка чувство вины и слушать его, разговаривать с ним, если он готов. Если же нет — поддерживать, водить к психологу и первое время, вероятно, прибегнуть к медикаментозной поддержке психотерапевта.

— Нельзя спускать происходящее с рук, потому что в лагере эта ситуация может повториться вновь. Должна быть проведена и постконфликтная работа, и профилактическая на будущее. И родители агрессора тоже должны проводить работу со своим ребенком, не пускать ситуацию на самотек. Потому что если ребенок или подросток прибегает к такой жестокости, то это не сигнал о том, что он здоров и счастлив. Ему также необходима психологическая терапия, чтобы разобрать его внутренние конфликты и побуждающие мотивы, — заключает психолог. 

Директор учебно-методического центра в «Орленке» Валентина Федотова тоже уверена, что первая и самая важная функция взрослых, которые узнали о ситуации, — не усугублять самовосприятие ребенка, не возлагать на него чувство вины и не подкреплять чувство стыда по принципу «утонешь — домой не приходи». 

— В насилии всегда виноват насильник, а не жертва насилия, даже если жертва вела себя вызывающе.

Это насильник не смог взять под контроль свои порывы и желания, именно насильник переступил морально-этические нормы и закон, и именно насильник должен быть наказан. Такие случаи не должны утаиваться, иначе у насильника подкрепляется уверенность в своей вседозволенности, — подчеркивает Федотова.

Инструкция для родителей

Родителям, которые собираются отправить своего ребенка в детский лагерь, психологи Ольга Кострицына и Мария Зеленова дают следующие рекомендации.

  • Прежде чем отправлять своего ребенка в детский лагерь, научите его говорить «нет», «мне неприятно», «мне это не нравится» и расскажите ему о личных границах. Желательно делать это не перед отъездом, а вырабатывать такой навык заранее — он пригодится не только в лагере, а в жизни в целом.  

— Если ребенок умеет постоять за себя и может сказать «нет», то другие начинают его уважать и не пытаются к нему приставать. В таком случае жертвой агрессии он не станет, — объясняет Ольга Кострицына. — Дети, которые задирают других детей, выбирают ребенка, который воспитан как жертва: которому стыдно, который зависит от чужого мнения и боится лишний раз что-то сказать.

  • Обсудите гипотетические ситуации, которые могут возникнуть в лагере, и объясните ребенку, какие действия он может предпринимать, если ему что-то не нравится: он должен сразу же звонить вам, идти к старшим. Мария Зеленова обращает внимание, что ребенок должен знать, как защищать свои границы, в том числе и физически: вырываться, кричать, сопротивляться, убегать. И потом обязательно обращаться за помощью.
  • Объясните ребенку, что он не несет ответственности за агрессию другого человека, вину нужно возвращать агрессору.
  • Когда ребенок в лагере, не следует задавать ему дежурных вопросов о том, что с ним происходит, спрашивать нужно подробно. С кем ты дружишь, какие у вас мероприятия были? А что вы делали? С кем ты познакомился? О чем вы говорите? Если у вас доверительные отношения, он вам все расскажет. 

Если ребенку плохо, как правило, он настойчиво будет проситься домой.

  • Ситуация, когда насилие было со стороны воспитателя или вожатого, отличается. В этом случае ребенку тяжелее рассказать родителям. Со стороны взрослого могут быть попытки забрать телефон, запугивать («Если ты все расскажешь, будет еще хуже») или присутствовать при разговоре. Поэтому нужно обращать внимание на эмоции ребенка и на то, как он говорит. Если вам что-то показалось подозрительным, выясните, в чем дело.
  • Если над ребенком было совершено насилие, обратитесь к психологу. «Справиться самостоятельно ребенок не сможет, ему нужна психологическая помощь. Ищите специалиста, который умеет работать с травмой», — говорит Ольга Кострицына.

В рамках президентского гранта фонд «Сохраняя жизнь» создал проект «Ребенок под защитой» в Facebook и других соцсетях. Это ресурс для родителей, где будут публиковаться советы и рекомендации. Там же родители могут задать вопрос психологам фонда и попросить совета в конкретных ситуациях.

Предотвратить детское насилие родителям, педагогам и вожатым поможет ресурс «Травли NET».

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.