15 апреля на сайте РИА Новости появилось интервью представителя Следственного Комитета России Владимира Маркина, в котором он, в частности, упомянул о деле, возбуждённом Следственным комитетом России против американских усыновителей семьи Шатто.

Представитель Следственного комитета России в частности заявил агентству РИА Новости, что американские правоохранительные органы озвучивали версии гибели усыновленного в России Максима Кузьмина в приемной семье «одну нелепее другой», чем мешали российским коллегам.

Прокомментировать ситуацию с усыновлением в России, а также конкретно дело семьи Шатто, мы попросили руководителя Центра врождённой патологии клиники GMS доктора медицинских наук Наталью Белову:

Одна из проблем системы усыновления в нашей стране – нехватка информации. Увы, правда редко выглядит столь эффектно, как различные сиюминутные комментарии по поводу текущих событий.

Правда же заключается в том, что дети, побывавшие в нашей системе детских учреждений, очень часто страдают различными нарушениями, нуждаются в последующем лечении и психологической коррекции. Это может быть нарушение сенсорной интеграции, глубокие психологические травмы, происходящие от того, что в раннем возрасте ребёнок не имел общения с родителями, другие проблемы, которыми в нашей стране только-только начали заниматься. Фактически, помимо сообщества «Волонтёры в помощь детям-сиротам», об этом у нас не говорит никто.

Прицельно поддержкой детей, усыновлённых из детских домов, занимается ряд психологов в Санкт-Петербурге, пока их гораздо меньше даже в Москве. Как результат — иногда российские усыновители оказываются морально не готовы к подобным проявлениям со стороны детей, часто – просто не знают и не имеют, куда обратиться.

Вообще проблемы наших детей-сирот и негативное воздействие системы детских учреждений – это тема для отдельного долгого разговора. В США и других странах работа в этом направлении началась раньше и продвинулась, соответственно, гораздо дальше.

Если же говорить конкретно о случае семьи Шатто, который снова активно вспомнили наши СМИ, то здесь надо иметь в виду несколько моментов.

Контроль в области усыновления и служба поддержки семей усыновителей имеет в США более долгую историю и развита лучше, чем в России – соответственно, профильных врачей там больше.

В Америке весьма тщательно следят за продажей лекарств; купить препарат в том случае, если он не назначен врачом, там попросту невозможно. Поэтому, если погибший Максим Кузьмин принимал какие-то лекарства, то они были не просто произвольно куплены родителями, но назначены лечащим врачом, а их применение объяснялось состоянием ребёнка. Обо всех проблемах со здоровьем, которые были у мальчика, судить сейчас достаточно сложно.

Что же до решения российского суда о лишении семьи Шатто прав на второго брата Кузьмина – Кирилла, то оно выглядит странно. Ещё весной было постановление американского суда, которому предшествовала подробная медицинская экспертиза,. Напомню, что по итогам этой экспертизы было принято решение, что лечение мальчику было назначено адекватно, а его смерть не является следствием воздействия тех препаратов, которые он принимал.

Справка: Братья Максим и Кирилл Кузьмины были усыновлены американской семьёй Шатто в октябре 2012 года, а в январе 2013 года Максим Кузьмин, получивший после усыновления имя Макс Аллен Шатто, погиб. Американские власти провели по факту гибели ребёнка судебное расследование, в результате которого причиной произошедшего был назван несчастный случай. Американский суд посчитал супругов Шатто невиновными в гибели приёмного сына.

Российский Следственный комитет также возбудил уголовное дело против семьи Шатто. В декабре 2013 года Псковский суд решил пересмотреть дело об усыновлении супругами Шатто второго брата Кузьмина – Кирилла и вернуть мальчика в детский дом в России .

В комментариях по делу Шатто, которые периодически звучат из уст различных российских официальных лиц, регулярно звучит обвинение в том, что приёмные родители давали ребёнку психотропные препараты, что, якобы, и привело к его гибели.

На сегодняшний день повестка о судебном разбирательстве в России супругам Шатто вручена, однако Кирилл Кузьмин, имеющий, помимо российского, и американское гражданство, по-прежнему находится в США.

Записала Дарья Менделеева

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.