В 2018 году Наталью срочно доставили в больницу, она была в коме. Врачи думали, что произошел эпилептический приступ, но по результатам обследования изменили диагноз: постгипоксическая энцефалопатия тяжелой степени. Иными словами, девушка долгое время не могла дышать. В тот день она поссорилась с молодым человеком, и он не сразу вызвал скорую помощь. Мама Натальи считает, что ее дочь пытались задушить. Теперь Наталье нужна серьезная реабилитация: мозг пострадал очень сильно, ей нужно заново научиться ходить и говорить.


Когда на занятиях психолог спрашивает Наталью, помнит ли она, что с ней случилось, Наташа отвечает: «Да». «Расскажешь?» — «Нет». И психолог понимает: пока эту тему трогать нельзя.

Что случилось с Натальей два года назад, точно неизвестно. Скорее всего, что-то страшное. Мама, Любовь Евгеньевна, рассказывает, что у Наташи был молодой человек, с которым она решила расстаться:

— А он все звонил и просил: «Давай поговорим, давай поговорим». Наташа согласилась в конце концов. Ну, вот и поговорили.

До трагедии

Она уверена, что разговор перешел в насилие со стороны мужчины, что он пытался задушить ее дочь диванной подушкой, а потом, испугавшись, позвонил матери Наташи и сказал, что та потеряла сознание. Любовь Евгеньевна в это время была в часе езды от Екатеринбурга, где случилось несчастье. Пока она вызвала скорую, пока доехала до больницы, Наташа уже была в коме.

«Нет, с этим невозможно жить»

Врачи сначала поставили диагноз «эпилепсия» и думали, что у Натальи произошел эпилептический приступ. Но очагов в головном мозге так и не нашли. Диагноз поменяли: постгипоксическая энцефалопатия тяжелой степени. То есть состояние, сопровождающееся изменением структуры мозговой ткани и нарушением функций мозга вследствие перенесенного кислородного голодания. Иными словами, Наталья по какой-то причине не дышала длительное время.

— Врачи давали самые неутешительные прогнозы, — говорит Любовь Евгеньевна. — Они не верили, что Наташа выживет.

Никто не верил, кроме мамы. 40 дней Наталья была в коме, потом еще примерно 8 месяцев в состоянии «безответного бодрствования» — это вторая стадия вегетативного состояния. Лежала с открытыми глазами, но ничего не видела и не понимала. Разве что на громкие звуки реагировала частым морганием. Никакой реакции на слова или движения.

После удушения

А Любовь Евгеньевна приходила в больницу каждый день. Занималась с дочерью: разговаривала, переворачивала, массировала и разгибала пальцы, руки, ноги. «Они были как каменные», — говорит мама Натальи.

Врачи говорили: «Это надо принять». Любовь Евгеньевна отказывалась слушать и продолжала заниматься. Ей повторяли: «С этим надо научиться жить». Она отвечала: «Ни за что, с этим невозможно жить».

Наталья

Просто Любовь Евгеньевна знала свою дочь. Знала, что сама Наташа никогда бы не смирилась. Активная, веселая, общительная, в дочке, Алине, души не чает. Наталья работала дизайнером мебели, увлекалась фитнесом, водила Алину на кружки, танцы, английский.

— Она бы никогда не сказала, что это надо принять, она бы боролась, — говорит Любовь Евгеньевна. И она боролась за дочь, за двоих.

До трагедии

«Мама вернется»

Спустя полгода в Первоуральске нашлась врач-невролог, которая сказала: «Давайте попробуем Наташу вытащить». Назначила лекарства, занятия.

И постепенно, очень медленно Наталья стала приходить в себя. Сначала реагировать на слова, узнавать родных, потом есть с ложечки, садиться, говорить. Два года лечения и непрестанной заботы мамы не прошли зря.

С мамой после трагедии

Сегодня Наталья может сделать несколько шагов с поддержкой, сидит без поддержки, сама ест, но пить самостоятельно пока не может. Она разговаривает, отвечает на вопросы, пытается общаться с дочерью, Алиной. Конечно, Алина тяжело переживает болезнь мамы. «Но я сразу сказала внучке, — объясняет Любовь Евгеньевна. — Мама вернется, дай только срок».

Наталья с дочкой до трагедии

И Наталья очень старается вернуться к жизни. Но теперь, когда идет положительная динамика, ей нужна профессиональная помощь — реабилитолог, логопед, психолог. Нужна реабилитация в хорошей клинике.

— Нужно укрепить спину, чтобы заново научиться ходить. Заниматься с логопедом, чтобы глотать и говорить. Но реабилитация стоит дорого, — говорит Любовь Евгеньевна и очень благодарит всех, кто захочет помочь. Заранее благодарит.

А уголовное дело возбуждать никто не стал. До сих пор никто не знает, что произошло два года назад, почему Наталья так долго не могла дышать, что чуть не умерла. Разве что она сама все расскажет. Когда-нибудь. Помогите ей восстановиться.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Вы можете помочь всем подопечным БФ «Правмир» разово или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.