В последние недели все больше разговоров о новом антиклерикализме. Есть ли действительно в обществе рост антиклерикализма, каковы его причины и перспективы? Рассказывает Наталья Лосева, журналист, публицист, медиаменеджер.

 Антиклерикализм долгое время носил довольно латентный характер — как раздражение псевдолиберальных элит, попытка сохранить некую дистанцированность от «организации» в «поисках Бога». Был наносным, практически безобидным и формулировался как

«зачем мне попы, если я верю в душе»

или

«я разделяют веру и религию».

или

«В Бога верю, а попам, которые на майбахах/ из бандитов/ необразованные/ в погонах — нет»

и так далее.

При этом, как правило, спроси любого из обвинителей, какой конкретно «поп в погонах» или «на майбахе», ответ получишь расплывчатый , вроде «знакомый брата моего друга слышал про такого».

Сегодня антиклерикализм все более явно принимает очертания травли и агрессивного раздражения. Думаю, во многом потому, что купированная результатами выборов политическая активность, ощущение тупиковости борьбы в сегодняшней краткосрочной перспективе провоцирует разгоряченное самосознание некоторой части толпы искать легкую, доступную и главное разрешенную жертву. Жаль, что то, что формировалось как гражданское самосознание в течение зимы грозится превратиться в весеннюю свару.

Объективно эта волна нового антиклерикализма абсолютно совпадает по времени и рельефу с периодом естественного кризиса Церкви как института. Естественного потому что , вероятно, нельзя было после 70 лет вытравливания и священнического сословия, и веры как образа жизни, как устоев, вот так, за двадцать лет все исправить, все наверстать, очутиться в чудном слаженном мире с восстановленными храмами, с младенчества воцерковленными хорошо образованными и светски, и церковно, батюшками; мудрыми иерархами; отменной, добродетельной, крепкой в вере паствой. Был период интенсивного восстановления, регенерации. Теперь нужно осмыслить и править то, что не успели в спешке.

Думаю, что путь избежать дискредитации в том, чтобы не замкнуться, не самоизолироваться, а показать готовность к диалогу. Не оправдываться, но слушать и объяснять. Блогосфера сегодня позволяет быстро и точно выявить точки раздражения, непонимания или незнания. В то же время есть огромное количество пастырей, способных вести диалог и быть услышанными.

Остановить «ортогрызню» в социальных сетях, начать перемирие с себя.

Не провоцировать и не провоцироваться. Но при этом максимально подробно и доброжелательно объяснять оппонентам свою позицию.

Осознать угрозу раскола и перестать заблуждаться по поводу того, что за пределами столиц кризиса нет.

Рассказывать о Церкви, о глубине и культурном наследии богослужения; о исторической роли и значении; о современной жизни в православии — батюшках на сельских приходах, о подвижниках-монахах; гуманитарных миссиях сестер и повседневном бытовом подвиге.

То есть как в любом глубоком коммуникационном кризисе: чем больше открытой информации и честных ответов, тем меньше градус конфликта.

Читайте также:

Священник Сергий Круглов о новом антиклерикализме: Отвечать на нападки духом Христовым

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.