Научить семейной жизни в рамках школьного курса?

Глава Ассоциации родительских комитетов Ольга Леткова обратилась в Министерство образования с просьбой внедрить в школу учебный курс «Нравственные основы семейной жизни». В пилотном варианте курс был запущен еще в 2009 году. С 2017 года действует уже в 60 регионах России.

Позже в министерстве заявили, что “на данный момент в Минобрнауки России не поступало официальное предложение о включении курса “Нравственные основы семейной жизни” в школьную программу”.

Однако идея повсеместного внедрения вызвала негодование у светской общественности. Главным камнем преткновения для многих стало авторство курса, которое принадлежит тандему священника и монахини. Насколько полезен курс семейной этики для школьников и кто его должен преподавать?

Живые вопросы о семье нельзя загонять в рамки обязательного курса

Детский и семейный психолог Елена Лутковская:

Елена Лутковская

Я не уверена, что это должен быть именно учебный курс, входящий в образовательный стандарт. Но то, что системный разговор о семейных ценностях в школе нужен, я знаю из опыта работы школьного психолога. Этот разговор остро востребован.

Подросткам в силу возрастных особенностей интереснее не химия с физикой, как бы того не хотелось нам, родителям, для них актуальнее и важнее вопросы: как найти себя? кто я? какой будет моя семья? Каким может быть мое будущее? Но школьная программа выстроена так, что за редким исключением, например, уроков литературы и истории, для обсуждения этих самых интересных и актуальных тем в школе нет ни пространства, ни времени.

Однако, как только мы загоняем вопросы о себе самом, о будущем и семье в рамки курса, начинаются проблемы. Загоняя серьезную тему в рамки курса, возникает риск превратить разговор про живые вопросы, с одной стороны – в обязаловку, с другой – в скучное, а в глазах некоторых родителей даже опасное нечто, которое будет отвлекать ребят от подготовки к ЕГЭ и навязывать ценности, которые сильно разняться с установками, принятыми во многих семьях.

В школе «Образ», где я работаю, есть опыт подобных бесед со старшеклассниками. Такие разговоры происходят по мере того, как у детей накапливаются вопросы. Такие встречи с подростками у нас обставлены особым образом. Например, мы делим мальчиков и девочек или можем не всех туда позвать. Мы подогреваем их интерес и делаем все, чтобы детям очень хотелось попасть на эти встречи. И тогда они получаются интересным.

Мы приглашаем гостей. Как правило это люди, у которых есть опыт хорошей семейной жизни. При этом мы зовем ярких людей, на которых подросткам хочется быть похожими, с которыми им может захотеться себя идентифицировать.

Мне кажется, наш опыт в этом смысле удачен за счет того, что имеет факультативный характер. Хотя я не помню, чтобы кто-то из ребят отказывался приходить на встречи.

Стоит отметить, что девочек всегда больше вопросов, связанных с будущей семейной жизнью и взаимоотношениями в семье. Для мальчиков эти темы менее актуальны, в отличие от вопросов, например, поиска себя и своего пути. Потом для мальчиков важно, чтобы с ними разговаривали мужчины. Подростком остро необходимо видеть мужские модели поведения, а не только женские. В нашей школе, слава Богу, есть и такой опыт, и такая возможность.

Важно и то, чтобы человек, который транслирует свою позицию, был знаком родителям, вызывал их доверие. Они более или менее должны представлять то, что он будет говорить. Только так можно снять родительскую тревожность. Важно, чтобы это был счастливый человек. Не знаю, как это возможно закрепить в образовательном стандарте, но для меня очевидно, что это самый важный фактор и гарантия качества.

Курс новой учебной дисциплины «Нравственные основы семейной жизни» создан в соавторстве протоиереем Дмитрием Моисеевым и монахиней Ниной (Крыгиной), как программа и учебно-методический комплекс  для 10-ого и 11-ого классов общеобразовательной школы. Учебные пособия в 2012 году получили гриф Отдела религиозного образования и катехизации Русской Православной Церкви.

Для меня несомненно, что курс написан уважаемыми людьми, не случайными в этой теме. Эти люди у меня не вызывают сомнений, как не вызывает сомнений и то, что предлагаемый ими курс не вполне светский. Перечень тем, которые там перечислены и особенности формулировок указывает на то, что он написан в православной традиции. Это не недостаток вовсе, скорее это особенность, которую необходимо учитывать при введении курса в школе.

Что хорошо для православной аудитории и школы, вполне резонно может вызвать резкое неприятие светскими родителями и светскими школами. Боюсь, что попытки внедрения этого курса как обязательного, могут сильно накалить социальную обстановку и перессорить всех со всеми, причем окончательно.

Я уверена, что навязывание учебника способно привести к тяжелым социальным последствиям. Хотя бы на секунду представьте какая возникнет пропасть между школой, родителями, Министерством образования и участниками процесса. Любая попытка вторгнуться в тонкую сферу человеческой этики и ценностей в армейских сапогах и нахрапом, приводит к неизбежному отторжению.

Давайте представим обратную ситуацию: в православную школу пришла разнарядка с обязательным учебником по различным методам контрацепции, снабженная подробными инструкциями на эту тему. Ну вообразите это на минутку, можете? Наверняка нашлись бы уважаемые члены общества, рецензенты с учеными званиями, которые сочли бы учебник хорошим, увидели бы в нем громадную пользу. При этом я вполне могу понять реакцию родителя из верующей семьи, как и их протест, и их борьбу.

Но, господа, ровно такую же бурную реакции вызывает у светской семьи курс этики, написанный монахиней и священником.

Мне кажется, если курс все-таки решено будет ввести, то детям необходимо будет дать возможность пользоваться разными учебниками в зависимости от традиций их семей, как было сделано в рамках курса основ мировых религий, когда нам всем был дана возможность выбора. В вопросах семейной этики в светских школах тоже резонно предоставить право выбора.

Записала Дарья Рощеня

Курс детям необходим, но вызывает тревогу подготовка преподавателей

Протоиерей Александр Дягилев, председатель Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства Санкт-Петербургской епархии, руководителем Санкт-Петербургского епархиального центра Православного объединения «Супружеские встречи»:

Протоиерей Александр Дягилев. Фото: Андрей Петров

– Я эту идею не просто поддерживаю. Я один из тех, кто давно говорит о ее необходимости. Почему введение такого курса кажется мне необходимым? Это связано с тем, что у нас колоссальный процент разводов в стране. Распадается почти 60 процентов браков. В Москве и Петербурге это 50 процентов, а в сельских регионах почти 80. И выходит, что наши собственные семьи, из которых мы вышли, далеко не всегда являются примером для подражания.

В странах, где более-менее стабильная ситуация с разводами, возможно, такой курс и не потребовался бы. Но именно в нашей стране он крайне необходим. Есть ощущение, что по ряду причин, в том числе, психологических, дети будут воспроизводить историю жизни своих родителей: разводиться, бросать детей и так далее.

Другое дело, что, как всегда, возникает вопрос, не только, хороша ли программа, но кто и как это будет на практике преподавать? Это может быть и психолог. Это может быть учитель, педагог. В любом случае, необходимо прохождение специализированной подготовки, как по преподаванию конкретно этого курса, так и элементов семейной психологии.

Важно будет выстроить не только курс преподавания в школе, но и грамотный курс подготовки преподавателей. Я сталкивался с ситуацией, когда Основы православной культуры назначали преподавать учителя физкультуры, который вообще в церковь не ходит и далек от этого. И даже неверующим школьникам то, что он говорил, казалось немножко дико.

Или, например, в другой школе Основы православной культуры поставили преподавать женщину, о чьей нетрадиционной сексуальной ориентации было известно заранее. Получается, то, что она говорит, противоречит тому, как живет сама. Если то, как живет педагог, противоречит тому, что он будет говорить на этом курсе, дети поймут это на уровне чувств. Они будут знать, что учитель говорит слова, в которые сам не верит, потому что живет иначе. Рассуждать о нравственности может человек, у которого с этим все в порядке. Очень многое будет зависеть от личного примера учителя.

Например, в курсе говорится о том, что глава семьи мужчина, а женщина выступает в роли хранительницы очага. Но за 20-й век семья претерпела колоссальную трансформацию. Первая мировая война, революция, гражданская война, репрессии, Великая Отечественная война, репрессии. Все это ударило, прежде всего, по мужчинам: они полегли на линии фронта, полегли в ГУЛАГе.

А женщина научилась жить одна, научилась тянуть на себе мужчину. Появилась традиция: муж отдает зарплату жене, потому что если не отдаст, то пропьет. Мужчина это тот, кто пьет, ответственности ни за что не несет, зарплату жене отдал и все, что ты еще от меня хочешь. Кстати, именно это привело к идее, что воспитание детей не мужское дело. Мальчики перестали идти в педагогические ВУЗы, и это одна из причин, почему у нас в школах работают, в основном, одни женщины.

Это привело к тому, что у нас появились инфантильные мужчины и сильные женщины. И семья прошла трансформацию сначала в детоцентричную семью. Таких семей до сих пор еще очень много, в которых муж с женой даже не рассчитывают на счастливую семейную жизнь, их цель причинить счастье ребенку. Именно причинить. Самого ребенка не будут спрашивать, хочет он этого или нет. “Да, мы жили кошмарно, но пусть хотя бы наши дети будут счастливы, мы им дадим самое лучшее”. Сами дети, при этом, ни работать, ни зарабатывать не умеют, их наоборот максимально разгружают.

А следующий тип семьи, который появился на излете 90-х годов, называется супругоцентричный или супружеский. Здесь в центре уже наши отношения, у нас много секса, нам хорошо, ты хорошо зарабатываешь, я хорошо зарабатываю, мы друг без друга можем прожить. В такой семье возникает вопрос: “А зачем вообще нам дети?”.

Как должно быть в идеале? Если в этом курсе утверждается, что мужчина главный, это означает, что мы декларируем, что идеальной является патриархальная семья. С библейской точки зрения, может быть, оно и так. Но патриархальных семей не осталось.

Патриархальная семья строится на обычаях и традициях. А мы живем в эпоху, когда традиции поломаны. Мы не живем так, как жили наши предки. И патриархальная система не работает при разрыве традиций.

Если традиции не работают, значит, многие другие вещи по умолчанию тоже не работают. И мужчине и женщине необходимо буквально учиться выстраивать диалог и договариваться. Вот что обязательно должно быть в курсе, с моей точки зрения. Потому что автоматом оно не будет получаться. Автоматом получаются только разводы, то есть та картина, которую мы сейчас наблюдаем.

Православный сегмент курса стоило бы перенести в Основы православной культуры, либо это должно быть просто несколько слов на одном из уроков. Но без жесткого акцентирования. Например, сказать, что в православной традиции небесными покровителями семьи считаются Петр и Феврония, Ксения Блаженная и так далее, и если вы верующие, православные, можете им молиться. Примерно в таком контексте, не более того.

Если речь идет об образовании в светской школе, то если в курсе будет слишком большая доля церковного компонента, то это вызовет, скорее, отторжение. И в итоге, хорошая идея введения этого курса может быть скомпрометирована.

Буквально в сентябре я был в Польше и видел, как подобный курс построен там. Родители вместе с учителями проходят курс вместе, учась взаимодействовать. Получается, родители и педагоги говорят на одном языке и потом уже проводят определенные занятия с детьми. Это достаточно выстроенная, хорошая система, в которой быстро становится понятно, кто разделяет эти идеи воспитания, кто нет.  А у нас, я боюсь, это может произойти следующим образом: просто директор школы назначил, и все.

Я, безусловно, за и считаю, что крайне необходимо, чтобы такой курс был внедрен. Но я переживаю по поводу того, как это будет реализовано на практике и не будет ли нарушен принцип “не навреди”.

Реакция детей может быть разной, особенно когда то, что они будут слышать, будет противоречить тому, что происходит в их реальной семье. Это ведь может спровоцировать вражду с родителями, например. Курс должен быть интересным, познавательным, должен заставить задуматься над тем, кто я, а не только дать какие-то общие знания. У педагога должны быть навыки такой работы с детьми, семьей.

Записала Настя Дмитриева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Чем больше нецерковных людей увидят эти картины – тем больше их придет к пониманию Бога
Нужно срочно найти «поломку» в генах – родителям Яны нужна помощь
Зачем считать виртуальные потери и почему Сталина некорректно приравнивать к Гитлеру

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: