В издательстве «Эксмо» вышла книга невролога Павла Бранда «На нервной почве». «Правмир» публикует отрывок из книги, в которой автор разоблачает мифы об инсульте.

После инсульта человек навсегда остается инвалидом. Это приговор

Действительно, по статистике, лишь 20% тех, кто перенес инсульт, возвращаются к полноценной жизни. Но этот процент возможно увеличить!

Существует способ, по меньшей мере, уменьшить степень инвалидизации пациентов и значительно улучшить их качество жизни. Этот способ требует усилий, в том числе со стороны самих больных, ключ — в наиболее раннем начале полноценной физической и речевой реабилитации.

В идеале реабилитация должна начинаться еще в отделении реанимации. Начинать надо с малого: пациентов необходимо как можно раньше поднимать, переводить в вертикальное положение.

Если человек не может стоять по объективным причинам — из-за слабости в ноге или обеих ногах, то вертикализацию проводят с помощью специального стола (вертикализатора).

Причем важно понять, что на этапе реанимации это делается не столько для какой-то двигательной активности, сколько в первую очередь чтобы стабилизировать артериальное давление. Потому что если человек несколько дней, а то и недель лежит, а потом вдруг встанет, у него резко упадет давление, будут сильнейшая слабость и прочие нежелательные последствия, ведь организм пытается приспособиться к неестественно продолжительному горизонтальному положению и регуляция артериального давления ломается.

После перевода из отделения реанимации должна начаться полноценная реабилитационная программа, минимальная длительность которой обычно не менее 3 недель. И это отнюдь не время «отдыхать». В целом восстановление, включая и восстановительные программы, в зависимости от тяжести поражения может занимать до года.

Понятно, что нарушения после инсульта могут быть очень разные и очень глубокие. Поэтому реабилитация подразумевает не только лечебную физкультуру для бодрых пенсионеров или угодивших в нейрореанимацию с инсультом молодых людей.

Реабилитация может быть как активная, так и пассивная. То есть активная подразумевает, что человек двигается сам. А пассивная — когда он сам не владеет телом и за него двигают ногами или руками, туловищем. Интересно, что пассивная реабилитация проводится в том числе с помощью медицинских роботов. Наверняка многие видели, по меньшей мере, на картинках локомат — систему реабилитации, основанную на принципе обратной связи.

Ну а для еще более поздней реабилитации иногда используется такая фантастическая новинка, как робот-экзоскелет. В некоторых ситуациях он помогает вернуться к жизни даже частично парализованным людям.

Пока это кажется чем-то из области фантастики и вселенной супергероев, но в медицине экзоскелеты уже сделали первые шаги. Управляется экзоскелет чем-то вроде джойстика, а в отдаленной перспективе (а возможно, и не столь отдаленной) экзоскелет сможет считывать импульсы мозга человека и управлять таким образом мышцами.

Что касается восстановления речи — тут требуется упорная работа с логопедом. И, главное, желание самого пациента как можно скорее вернуться «в строй».

Очень много зависит от воли человека, от его отношения к жизни в целом. Понятно, что решающий фактор — объем поражения. Но на практике — дело не только в нем.

В свое время у меня был учитель Валерий Владимирович Алексеев. Когда он еще не был профессором медицинского университета, он заведовал отделением неврологии Центральной клинической больницы Академии наук (ЦКБ РАН). В качестве наглядного примера он рассказывал студентам о случаях из практики. Один из таких красноречивых случаев касался как раз инсульта.

В палате лежали два пациента одного возраста с одинаковыми поражениями в результате одинаковых инсультов. Одинаковая симптоматика, правосторонний парез, правосторонняя гемигипестезия (нарушение чувствительности справа), нарушение речи. Обоим было около 70 лет. Поступили в один день — буквально как два «брата-близнеца». Один из них был слесарь, проработавший десятки лет в этом качестве в Академии наук и недавно вышедший на пенсию, а другой — академик.

Через три недели академик был почти готов вернуться к работе, а его сосед по палате оставался практически в том же состоянии, в котором поступил в больницу. Разумеется, лечение, уход — все было одинаковое.

Валерий Владимирович связывал это с интенсивностью нейронных связей, которые приобретаются и крепнут в процессе интеллектуального труда, поэтому у интеллектуальных людей восстановление после инсульта обычно происходит быстрее. Благодаря богатым связям между нейронами мозг быстрее замещает одно другим, функции пострадавшего в результате инсульта участка мозга благополучно перераспределяются между другими его зонами.

Если сам человек активно вовлечен в процесс реабилитации, хочет как можно скорее восстановиться, прилагает к этому усилия, это существенно улучшает прогноз. Пожалуй, нейропсихологическая реабилитация — важнейший компонент восстановления после инсульта.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: