Приемная мама Мария Беркович на своей странице в Фейсбуке рассказывает, как общаться с ребенком с нарушением привязанности.

Когда я говорю: у моего ребёнка нарушение привязанности, поэтому, пожалуйста, соблюдайте в общении с ним определённые границы (всегда готова их перечислить, повторить, обосновать, дать ссылку на материалы, ещё раз объяснить и картинку нарисовать), многие люди, слава Богу, реагируют адекватно. Спасибо вам, друзья! Но, иногда, к сожалению, встречаюсь с другой реакцией, про которую и хочу сейчас написать.

«Да мне не жалко… (дать твоему ребёнку свой телефон, разрешить залезть в свои карманы, посадить на колени и т.д)»

Нарушение привязанности — это своего рода нарушение обмена веществ, только не физических, так скажем, а психологических. И как диабетику нельзя шоколадку, так ребёнку с нарушением привязанности нельзя на ручки к чужому человеку. Вы очень поможете ребёнку и его родителям, если спокойно скажете: «Ты можешь сесть на колени к маме. В мою сумку залезать без спросу нельзя. А вот поговорить с тобой я могу с удовольствием».

«Всем детям нужно тепло и внимание. Ты что, ревнуешь»

Проблема этого ребёнка не в том, что ревнивые родители отказывают ему в крохах тепла и внимания, которые вы готовы дать прямо сейчас, а в том, что он до конца внутренне не понимает, чем чужой отличается от своего.

Он — не «все». У него есть особые потребности. «Все» дети не залезают на руки к первому встречному. Вам, конечно, не трудно (хотя если вовремя не поставите ребёнку границ, очень скоро станет трудно, и вы не будете знать, что делать и как этого ребёнка с ручек снять). И ребёнку не трудно получать от вас внимание и телесный контакт. Ему трудно — от близких.

Потому что близкие отношения строить сложнее, чем очаровывать случайных людей. В близких отношениях сложнее держать все под контролем, в них больше уязвимости. Но именно такие отношения нужны ребёнку для того, чтобы расти и развиваться.

А лицо у меня такое мрачное не потому, что я ревную, а потому, что когда я вижу своего ребёнка на ручках у постороннего, то понимаю, что впереди ещё много работы. И потому, что вы меня не слышите, когда я прошу не брать моего ребёнка на руки и не давать ему свой мобильник «поиграть на минутку».

(ребёнку) «Я тебя так люблю! Я буду по тебе скучать! Очень сильно! Как же я без тебя?»

Пожалуйста, если вы не близкий родственник моего ребёнка, не говорите ему таких слов. Это тот же «шоколад диабетику». Любой тесный, слишком эмоциональный (даже словесный) контакт с не-близкими взрослыми перевозбуждает ребёнка с расстройством привязанности и сбивает его с толку.

Ребёнок часто путает любовь, близость и поверхностное внимание. Поэтому на вопрос ребёнка «ты меня любишь?» лучше всего отвечать правду. Например: «я к тебе хорошо отношусь, ты мне интересен».

«Ему просто нужна любовь. Любовь все лечит»

А диабетику нужна еда, кто ж спорит? Питание, так сказать, основа жизни. Но еда бывает разная, не вся еда одинаково полезна, а родители, как правило, знают, что ребёнку можно есть, а чего не стоит. Поэтому, пожалуйста, верьте нам и не думайте, что мы «просто ревнуем». Хотя, по-моему, это нормально — расстраиваться, когда твой ребёнок с криком «мама, уйди!» в тысячный раз бежит к чужому человеку. Это, конечно, не ревность, скорее грусть.

Я верю, что все меняется к лучшему, привязанность во многих случаях рано или поздно формируется (в нашем всё вообще не так уж и плохо). Но растить ребёнка с нарушением привязанности — непростая работа, и вы сделаете очень хорошее дело, если поддержите меня самым простым способом — услышите.

 

Источник

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: