«Не хочешь со мной играть? Ну и ладно». Что делать ребенку, если его дразнят в школе

|
«Девочки не хотят со мной играть», «Они говорят, что я толстый (худой, рыжий и какой угодно)», «Меня не позвали на день рождения, где будут все»... Сверстники иногда обижают наших детей. И всякий раз нам, родителям, хочется вмешаться. Но всегда ли это оправдано? Мама 10-летней школьницы Эстель Эразмус рассуждает об этом и делится стратегией, которая поможет ребенку выйти из конфликтной ситуации с наименьшими потерями.

Эстель Эразмус

Когда несколько лет назад моя 10-летняя дочь стала жертвой травли, мы испробовали удивительно эффективную стратегию. Неприятности начались во время детской вечеринки, когда три девочки поссорились, решая, кому надеть самое блестящее платье. Моя дочь победила, а другая девочка разозлилась и сказала остальным не играть с ней. Моя дочь плакала и пыталась объясниться, но девочки продолжали насмехаться над ней.

Пытаясь разобраться, как надо было действовать, я наткнулась на работу Иззи Калмана — школьного психолога, педагога и автора книги “Как превратить ваших врагов в друзей”. Его концепция золотого правила заключается в том, чтобы относиться к человеку, насмехающемуся над вами, как к другу, а не как к врагу, не защищаться и не расстраиваться.

Следуя этому совету, я сказала дочери: «Если они скажут, что не хотят играть с тобой, ответь очень вежливо: «Это свободная страна. Если вы не хотите играть со мной, ничего страшного». И затем найди себе другое занятие».

Мне казалось, что я слишком многого прошу от ребенка, который и так расстроен. Но мы проиграли эту ситуацию, пока она не освоила ее. В следующий раз, когда кто-то попытался бойкотировать ее, она не обиделась, и другим детям стало уже не так интересно дразнить ее — они переключились на что-то другое. В конце концов дружба возобновилась с минимальным эмоциональным побочным ущербом.

Стратегия Иззи Калмана несколько отличается от подхода, избранного многими другими школами. Например, он избегает называть ребенка буллером — инициатором буллинга (это такое же оскорбление, как, например, «слабак» или «неудачник»), — но тоже считает важным обращаться к взрослым за советом или помощью, чтобы проговорить ситуацию. Его метод побуждает детей решать проблемы самостоятельно, а не просить взрослых вмешаться и оказать давление на школу, чтобы она приняла сторону обиженного ребенка, а не того, кого называют «буллером». Он также учит детей, как справляться с угрозами и ситуациями, когда они чувствуют себя в опасности.

Конечно, если ребенок подвергается физическому нападению, он считает это преступным и одобряет призыв к вмешательству взрослых.

“Я хочу донести простую вещь: если кто-то совершает преступление против вас, обратитесь к властям. Но это не имеет никакого смысла, когда вас оскорбляют или не хотят сидеть с вами рядом во время обеда”.

Не наказывайте детей за «плохие» слова

Калман объяснил, что, когда мы наказываем детей за использование определенных слов, это учит их, что слова могут причинить много боли. И когда взрослый наказывает ребенка за то, что он сказал что-то обидное, это усиливает его враждебность и лишает ребенка возможности решить проблему самому.

“Никто не может гарантировать своим детям безоблачную жизнь. Если вы защищаете своих детей от трудностей, возникающих в социуме, тем самым вы ослабляете их”, — говорит он.

Вместо того, чтобы при буллинге действовать подобно сотрудникам правоохранительных органов, Калман советует взрослым обучить детей следующим четырем приемам:

1) Настоящая причина, по которой над тобой издеваются, заключается в том, что ты расстраиваешься, когда это происходит.

2) Жертвы буллинга не должны слишком чувствительно реагировать.

3) Сопротивление и действия в защиту подпитывают буллинг.

4) Не обижаясь на буллинг, ребенок выигрывает раунд и заставляет буллеров остановиться.

«Способ ослабить буллинг — не наказывать детей за свободу слова», — говорит Калман. Нужно научить детей, что каждый имеет право говорить то, что думает, и тогда буллинг потеряет практически всю свою силу, а дети смогут защищать себя самостоятельно.

По словам Сьюзен Кавич, директора школы в Чаннахоне, штат Иллинойс, которая использует методы доктора Калмана, популярная модель поощрения родителей и педагогов за информацию о буллинге и наказание за него часто приводит к еще большей агрессии.

Когда этот метод не работает

Но многие эксперты по борьбе с буллингом считают, что сценарии Иззи Калмана слишком все упрощают и призывают ребенка, который и так расстроен, проявить чрезмерную зрелость и сдержанность.

Сьюзен П. Лимбер, ведущий буллинг-исследователь в Университете Клемсона, говорит: “Конечно, мы хотели бы найти простое решение извечной проблемы буллинга, но я не верю, что оно существует. К сожалению, буллинг — очень сложная проблема, которая, как показывают исследования, требует постоянных усилий и вмешательства на многих уровнях для изменения климата и культуры общества”.

Барбара Колоросо, автор книги «Буллер, жертва буллинга и наблюдатель», заявляет: «От риторики ненависти до преступлений на почве ненависти путь весьма короткий. Буллинг — это не нормально, не естественно и не необходимо. Это заученное поведение. Буллеров нужно остановить».

Конечно, стратегии Калмана, вероятно, будут более эффективны при начальной стадии буллинга. И некоторые буллинг-ситуации настолько тяжелые, что ребенок чувствует себя неспособным разрешить конфликт в одиночку и нуждается в помощи взрослых.

Но для таких ситуаций, как с моей дочерью, методы Калмана весьма полезны и могут помочь ребенку уверенно преодолеть социальный конфликт.

“Мне нравится мое тело” и другие ответы

Вот некоторые примеры реакций на буллинг от Иззи Калмана.

1. Обзывательство«Ты такой толстый! Не представляю, как ты вообще можешь ходить».

Рефлексивная реакция: «Я не толстый!» или «Заткнись!»

Ответ по Калману:

«Тебе так повезло, что ты худой, потому что люди плохо относятся к толстякам» или «Мне нравится мое тело, но если тебе нет, ок, ничего страшного».

2. Сплетня: «Я слышал от Тессы, что ты списывал».

Рефлексивная реакция: «Это не так! Тесса лгунья!»

«Нет, она не врет».

«Врет! Я не жульничал!»

«Все знают, что это правда».

«Это неправда!»

Ответ по Калману:

«Правда? А ты ей веришь?»

«Нет».

«Хорошо».

Или, если ответ «да»:

«О’кей, если тебе хочется в это верить, то как я могу тебя переубедить?»

«Никак. И я расскажу всем, что ты жульничал. Ты не сможешь остановить меня».

«Совершенно верно, не смогу».

3. Изгнание: «У меня вечеринка, но ты не приглашена».

Рефлексивная реакция: «Это подло» или «А я все равно не хочу идти на твою дурацкую вечеринку».

Ответ по Калману:

«Если я не приглашена, я не приду. Надеюсь, у тебя будет отличная вечеринка».

Перевод Марии Строгановой

Источник: The New York Times

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: