«Не
Image by flickr user Allan Rotgers, licensed under Creative Commons.
Image by flickr user Allan Rotgers, licensed under Creative Commons.
У нас под окном в центре Москвы, на Сивцевом Вражке, 10 лет назад сносили дом, а жителей выселяли на окраину. В нем не было ничего особо ценного, но, вместе с красивым историческим зданием, которое примыкало к нему вплотную, образуя красивый уступ, вместе с замыкающей улицу громадой МИДа, он представлял собой привычную часть городского ландшафта, был запечатлен на многих картинках и фотографиях. Дома было жалко. Жители, естественно, боролись, а представитель инвестора бил их и жег им машины.

Мария Божович. Фото Анны Даниловой

Однажды кто-то из соседей, узнав, что я работаю в газете, попросил про это написать (автор тогда работала не в «Правмире», а в газете «Ведомости». — Прим. ред.). Я рассказала сюжет коллеге из отдела «Недвижимость», которая, как все сотрудники тогдашних «Ведомостей», отличалась журналистской въедливостью и дотошностью. Она заинтересовалась, впилась в тему, как бульдог, — и вскоре вышел материал.

Через пару дней Оксана — одна из активисток, борющихся с выселением, — позвонила мне и сказала:

— Ну что ж, поздравляю, купил наш рейдер твою журналистку.

— Почему?!

— Потому что он в этой статье, видите ли, «тоже объясняет свою позицию»! А какая там позиция? Бандит — и всё. И нечего было ему слово давать.

Я начала было что-то про журналистские принципы и «обе стороны конфликта», но потом махнула рукой. Мужа Оксаны на днях неизвестные ударили в темном подъезде обернутой в бумагу бейсбольной битой, он попал в больницу, а в полиции отказались завести дело. Она ожидала статьи про свою беду и призыв к возмездию, а на примере ее дома получилась подробная история про то, как работает в столице механизм рейдерского захвата. Если это журналистика, то зачем она такая нужна?

Кстати, тот дом, хоть и был все же расселен, по-прежнему на месте. Шума и скандала вокруг него оказалось так много, что город не продлил инвестору контракт. Возможно, какую-то роль сыграла в этом и статья. Оксана с семьей добилась большой квартиры в центре. Но что-то мне подсказывает, и по сей день она закатывает глаза и произносит сакраментальное: «Знаем мы этих журналистов!»

А вот совсем другая, но в чем-то похожая история. Я недавно была на международной научной конференции, посвященной проблемам аутизма, и участвовала в дискуссии о том, как общественные объединения должны взаимодействовать со СМИ.

— Почему вы не пишете про наш фонд? Нам так важна медийная раскрутка, мы же делаем доброе дело!

— Напишите про нашу автономную некоммерческую организацию! Мы, родители детей с ментальными особенностями, объединились, чтобы наших детей брали в общеобразовательные школы.

— А у нас НКО, которая занимается поддерживаемым проживанием, нам очень трудно, чиновники в упор нас видеть не хотят, кто-то должен о нас рассказать!

В ответ ты говоришь всегда только одно: 

— Познакомьте нас с кем-то из ваших подопечных, и пусть они нам расскажут историю своей жизни — про беды, надежды, трагедию. Тогда получится интересный материал, многие его прочтут и попутно узнают про фонд. А отдельно про социальные НКО, АНО никто и читать не будет, их ведь много. Да, они все очень нужны, чем их больше — тем лучше, но делают они примерно одно и то же благородное дело. Все структуры — одинаковые, а все люди — разные. И читать хотят про людей.

— Ну понятно. Вам, журналистам, только хайп и кликбейт подавай, — забавно, как эти два английских словечка вошли в обиход.

— Разве вам не нужен кликбейт? Для чего вы хотите публикацию — разве не для того, чтобы прочли?

Две взаимоисключающие мысли: «СМИ так просто ни о ком не пишут» и «Почему же вы не напишете о нас?» — прекрасно уживаются в головах. Журналисты плохие, потому что вечно обслуживают корыстные — то есть чужие — интересы, но не хотят обслужить благородные — то есть мои. Очень трудно давалась на дискуссии во время конференции мысль, что журналист не обслуживает вообще ничьи интересы (ни хорошие, ни плохие), не пропагандирует никаких идей, а пытается нарисовать картину, которая интересна читателям. Если эта картина нарисована честно, ярко и непредвзято, то рано или поздно она изменит мир.

Главного редактора делового издания «Ведомости», о котором я говорила в начале, часто спрашивали: «Почему вы не пишете об этом? Почему не пишете о том?» 

Она неизменно отвечала:

— Мы не пишем об этом, потому что вы не будете об этом читать.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.