Главная Общество СМИ Мониторинг СМИ

Не надо сносить ради нас Метеоры. Нам достаточно вида снизу

Татьяна Краснова — о доступной среде и вопросах к обществу
«Я очень боюсь, что государству страшно понравится идея привинтить пандус к вашей районной школе и закрыть все те специализированные, коррекционные школы, где учат неоценимым вещам детей с особенностями», — пишет Татьяна Краснова, старший преподаватель английского языка МГУ и основатель благотворительного движения «Конвертик для Бога».

Вот бывает так — высказаться на какую-то тему очень хочется, а обсуждать очень не хочется… Да что там, у меня это все чаще бывает. Это возрастное.

Я про последний пост Лиды Мониавы. Я в мало букв не уложусь, уж извините.

Лида, дорогая, прости, что пишу не у тебя в комментах, а у себя. Мне правда очень важно сформулировать одну мысль, а там у тебя она затеряется среди очень пассионарных людей, которые тебе то нимб шурупами привинчивают, то пристрелить грозятся. И потом — ты молодец и боец, а я начинаю скучать, когда незнакомые дамы советуют мне «хоть раз зайти в интернат (хоспис) для таких детей», «хоть однажды сходить в онкологическую больницу» и «молодой и здоровой хоть раз представить, каково это — подняться по лестнице с палкой». В общем, прости!

В конце я еще одну крайне (для себя) важную вещь скажу — как Штирлиц учил, чтоб запомнилось.

Я уже пробовала зайти в эту тему, попробую еще раз.
Я не буду спорить о конституционных правах нас с Колей.

(Для незнакомых людей я поясню: МРТ моего колена умные доктора обсуждали на своем закрытом форуме, и очень меня жалели. Три месяца битвы за жизнь «бабушки» (то есть, сидения в изоляции в 37 квадратных метрах) довели его до практически нерабочего состояния, и сейчас я — ИНВАЛИД. Не гипотетический, а прям вот по-честному).

Так вот, права мы с Колей имеем, и это правда Конституция и не повод для споров. Споры ПЕРВОЙ КАТЕГОРИИ возникают при реализации наших прав.

Нам правда нужны пандусы. Прежде всего, в тех местах, которые мы не можем не посетить. Потом — в тех местах, которые нам посетить хотелось бы.

Коля не может сообщить о том, что ему хотелось бы, я — могу. Я вообще могу намного больше, чем Коля.
Но это разница не такая уж существенная.

Мы с ним инвалиды. Примем это как факт.

Нужно ли позакрывать и переоборудовать ВСЁ, что не отвечает нашим с Колей заявкам?

Поликлинику, где кабинет хирурга на 5 этаже без лифта — надо. Это и здоровым не помешает.

Кафе «Флориан» в Венеции, где в сортир надо карабкаться по винтовой лесенке — не надо. Оставим его в покое, и сходим в общественный сортир, где есть такая возможность. Ему (кафе) триста лет в этом году. Отвяжемся от него.

Автобус оборудовать приспособлением для въезда коляски — надо. Это и старикам поможет.

Привинтить подъемник к греческим Метеорам — не надо. Мы с Колей обойдемся видом снизу. И вообще, горы ради нас не надо сносить — пусть останутся недоступной средой.

Это, как по мне, называется чувством меры и уважением к другим людям.

Ну и так далее, и тому подобное. Поставить мне в расписание аудитории на первом этаже — можно. Снести историческое здание журфака МГУ — нельзя.

Но беспокоит меня не это. Меня беспокоит помощь нам с Колей.

Давайте я на СВОЕМ примере, чтоб никого не огорчить. Я имею право, например, на обычный бассейн, и покусаю всякого, кто мне скажет, что не имею. Это очевидно, правда? И вам, и мне, и главное — ГОСУДАРСТВУ. Которое пока вынуждено тратить миллион на содержание СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО бассейна для инвалидов со спец.тренерами, спец.подъемниками и спец.реабилитацией.

Как вы думаете, что сделает государство, услышав о том, что я требую равных прав и бассейна для всех?
Если вы читаете по-русски, вы знаете ответ: оно закроет спецбассейн, выгонит специалистов и положит в карман миллион. Я еще смогу кое-как пользоваться тем, чего требую. А вот те, кто уже потяжелее, чем я — нет. Понимаете мысль?

Или вот хосписы. Я не буду говорить о том, КАК они важны. И Нюта, и Лида знают все, что я по этому поводу думаю. Это великое дело и великая работа. И моя личная благодарность к Нюте безгранична, и таковой останется.

Но вот ГОСУДАРСТВУ, к сожалению, выгодно (очень выгодно!) положить человека на 2 стадии рака в хоспис. Потому что лечить — очень дорого, а морфий стоит рупь за литр. Вот сейчас я еще раз повторю: нет ничего в жизни важнее достойной, мирной и непостыдной кончины и доброго ответа на Страшном Суде. Православные об этом каждый день просят. Но ГОСУДАРСТВО интенсивно экономит. Понимаете, о чем я?

То же самое и со школой. РОВНО ТО ЖЕ САМОЕ. Я очень боюсь, что государству страшно понравится идея привинтить пандус к вашей районной школе, объявить Мариванну в очередной раз дурой и ретроградкой (кем только ее, сиротину, не обзывали!) — и под это дело ЗАКРЫТЬ все те специализированные, коррекционные школы, где учат неоценимым вещам детей с особенностями. Выживать, например, учат. Самим кашу варить. Воду спускать. Да мало ли что еще.

Все мои вопросы, скорее, к обществу. К которому очень внимательно и очень НЕДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНО прислушивается очень корыстное государство. Общество, давай поговорим о том, что расцветать должны ВСЕ цветы, а?

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.