Не
Почему школьник мог убить учителя? Как воспитывать детей, чтобы такая ситуация не повторилась? Размышляет Владимир Берхин.

Старшеклассник пришел в московскую школу с отцовским ружьем и кинжалом. Застрелил учителя географии, отстреливался от полиции, убил полицейского, захватил в заложники целый класс, а после был обезврежен спецназом.

О том, почему школьник это сделал, никто не знает точно. Мало что известно о нём самом, кроме одного.

Когда в фильмах возникает персонаж «школьный стрелок», он, как правило, изображается в виде презираемого окружающими девиантного неудачника. В кино он обычно двоечник, его семья бедна, его не любят девушки, им пренебрегают школьные лидеры, не поддерживают учителя. Он постепенно звереет и в какой-то момент срывается, выпуская на своих обидчиков всё, что накипело в страдающей детской душе.

И это логичная картина. Однако жизнь оказалась не такой, как фантазии сценаристов.

Стрелявший старшеклассник был отличником. Ездил на олимпиады, шел на золотую медаль, близких отношений ни с кем не имел, даже «не переписывался вконтакте». Учился на круглые пятерки — по некоторым данным, и учителя-то застрелил за четверку.

Повторюсь, никто не знает, почему так произошло. Но ежедневно приводя в школу свою дочь, вспоминая собственную учебу, я могу сделать одно предположение.

Главный путь к отличной учебе — это насилие. «Учи уроки», «есть такое слово — надо», «не ленись», «а голову ты дома не забыл», «сиди ровно», «надо себя заставить», «а ты через не могу» — кто всего этого не слышал? Почти всякий ребенок с момента поступления в школу живет в постоянном стрессе — на него беспрерывно давят со всех сторон, заставляя получать нужные оценки.

«Ненавидя подниматься затемно, в душный класс по холоду скользя», — эти слова поэта описывают мои воспоминания от средней школы почти в полном объёме. Школу я помню как одно сплошное насилие. Нет, меня никто не бил. Но любой огрех, послабление, неспособность вписаться с правильным лицом в правильный момент оплачивались публичным унижением.

Нет, учителя не были садистами, родители не были садистами, одноклассники тоже были совершенно нормальными детьми. Просто система такова, что надо или скакать наравне с окружающими, или тебя будут топтать — не со зла, а в силу ритма движения. И тот, кто неспособен в этом участвовать (причины неважны), но всё же стремится вписаться в процесс, вынужден или жёстко муштровать себя, чтобы не отставать в учебе и пользоваться поддержкой учителей, либо честно на всё плюнуть и влиться в ряды двоечников, дабы найти себя в противопоставлении старшим.

И если второй путь закрыт родительским доглядом, то насилие — это всё, что остаётся у человека. Загнать себя, заставить, вышколить. И получить жизнь в постоянной боли.

Потому что ребёнок, а тем более подросток — это не машинка для получения и демонстрации знаний. Это не менеджер среднего звена, мечтающий попасть в высшее и сидящий на работе ночами. Не спортсмен-рекордсмен, неспособный прожить без звания лучшего. Подросток обязан интересоваться не учебой, а жизнью. Не золотой медалью, а девочками. Не пятерками, а общением.

И вложенное в душу насилие может накапливаться и прорываться — в интересах, во внешкольных увлечениях, в трудных отношениях с самим собой. Если помножить всё это на сумасшедший современный ритм жизни, культ непременного успеха, постоянную гонку за недостижимыми лидерами и кумирами, всеобщую невротизацию, нездоровую экологию и прочие прелести жизни в мегаполисе — ничего удивительного во вспышках насилия нет.

В Писании сказано, что необходимо быть как дети. Дети — цельные. Они всему отдаются целиком и полностью. И если в них закачивать ненависть (а ненависть — это нормальная реакция на бесконечное насилие), то оно, несомненно, вернётся. И оно захватит начинающего человека полностью.

А также в Писании сказано — родители, не раздражайте детей. Не доставайте их. Не требуйте победы в постоянной гонке за успехом. Не превращайте в карьерные автоматы раньше времени — это они ещё успеют сделать и сами.

Дайте им побыть детьми. Иначе от кого вы научитесь, что такое «быть как дети»?

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.