«Не
Кадр из видео
Кадр из видео
В Санкт-Петербурге женщина пыталась прогнать с детской площадки детей-инвалидов, которые гуляли со своими тьюторами. Якобы они своим молчанием и мычанием напугали ее внучку. Вспыхнул конфликт, все это засняли на видео, выложили в интернет, роликом заинтересовался Следственный комитет. И началась травля. И я, мама особого ребенка, не хочу в ней участвовать.

Говорят даже, что какие-то кафе внесли ту женщину в черный список. Не знаю, правда ли это. И фотографии той самой испуганной внучки, которая, как оказалось, рекламирует купальники, сняли с сайта.

Сразу скажу, видео отвратительное. Лично у меня та женщина ничего, кроме омерзения, не вызвала.

«Для таких детей должны быть свои площадки, карантины…!» — кричала она.


Ну и так далее, повторять не буду.

Я сама — мама девочки с инвалидностью. У нашей Маши синдром Дауна. То есть очевидно, что такие вещи во мне очень болезненно откликаются. 

Хотя, если честно, в жизни с такими людьми я не сталкивалась ни разу. Дочку везде прекрасно принимают, с ней играют, если хотят. Не хотят — не играют. Но и обычные дети без диагнозов не всегда хотят играть друг с другом. Но так, чтобы обидеть из-за синдрома, прогнать, забрать из песочницы своих детей, чтобы она, не дай Бог, никого не покусала… Такого за почти четыре года не было ни разу. А если и было, наверное, в памяти не сохранилось.

«Я не вижу, значит, этого нет»

В какой-то момент я хотела поместить у себя на странице это видео. И гневно его прокомментировать. Остановили меня комментарии, которые я прочитала под перепостами.

Эту тетку крыли отборным матом, желали ей рождения детей-инвалидов или чтобы ее дети ими стали, грозились избить, убить, встретить и покалечить и вообще призывали на ее голову самые страшные кары. В очень короткий срок все это приобрело какие-то пугающие  масштабы.

И, знаете, это очень странно, но мне стало ее жалко. Да, именно жалко. Мне, маме ребенка-инвалида, которого она тоже могла так же гнать с площадки, стало жалко эту женщину с фашистскими наклонностями.

Во-первых, так опозориться на всю страну и опозорить свою семью — это просто ужас. Прямо представляю, как отворачиваются от нее знакомые…

Во-вторых, очень жалко ее внучку. Которая вместо того, чтобы получить урок милосердия (если бы бабушка спокойно объяснила, что да, дети бывают разные), может теперь сама оказаться объектом травли. Люди справедливо возмущены. История грязная. Но все это может вылиться на голову невинного ребенка.

А в-третьих, я подумала, что этой женщине очень страшно жить.

Это как же надо бояться, чтобы даже не мочь смотреть на кого-то, кто не такой, как ты.

Кто чуть слабее, чуть глупее, чуть менее здоров. Наверное, это страх самой такой стать. Это какая-то дикая беспомощность. «Я этого не вижу, значит, этого нет».

Но это есть. И жизнь такая длинная и разнообразная, что не знаешь, что будет с тобой завтра.

А еще я подумала, что, наверное, она совсем не верующий человек. И не наверное, а точно. Иначе она себя бы так не вела. Она не знает Бога, Который говорил о Любви. Но Бог-то ее знает и все еще верит в нее. Поэтому и «устроил» ей встречу с теми детьми. Чтобы проснулась душа. Но она этого не поняла. Очень, очень жаль.

Буллинг буллингом не остановить

Еще я в очередной раз поняла, что мы не умеем праведно гневаться. Смешно, правда? Допотопное словосочетание? Но так и есть.

Ведь что такое праведный гнев? Это справедливое возмущение злом. Это желание бороться с ним, уничтожить его, выгнать из своей жизни навсегда. А на его месте посеять добро.

Но дело в том, что никогда не получается выгнать зло таким же злом. Оно лишь множится.

Я понимаю боль от просмотра этого видео. Мне самой больно. Понимаю, почему на эту женщину написали заявление в полицию. Противозаконные действия должны останавливаться законом. Я понимаю общественное возмущение. И я рада ему. Потому что в очередной раз убедилась, что нормальных, адекватных людей гораздо больше, чем одобрителей травли слабых, инициированной той женщиной. 

Но очень быстро это праведное возмущение само в такую же травлю и переросло. И мне вдруг до боли не захотелось в этой травле участвовать.

Поймите, я ни капли ее не защищаю. Но потоки грязи, которые льются, нужно прекратить, и чем быстрее, тем лучше. 

«То, что она сделала — это недопустимо!» Все, точка! Общество это осудило. Дало понять, что такому в нем не место. Но не нужно проклятий и призывания зла. Поверьте, ни к чему хорошему это не приведет даже для самих инвалидов. Она только еще больше станет их ненавидеть. 

Буллинг буллингом не победить! Остановить озверевшего от злости человека такой же злостью не получится.

Чем получится? Не знаю… И повторю: я ту женщину не оправдываю.

Не оправдываю, и говорю это в связи с другим случаем. Когда девчонка на «мазде» сбила в Москве насмерть двух детей, я поняла, что у многих из нас есть только два возможных действия в таких ситуациях  — оправдать или сожрать.

Издевательства в интернете вернут погибших детей?

Та девчонка, несомненно, виновата. Она нарушила закон, погибли люди. И она должна понести наказание по закону.

Но стоило только написать, что ее тоже жаль — разрушена молодая жизнь, которая могла быть прекрасной, тут же начиналось: «Оправдывайте убийцу?! Это потому, что вы тоже за рулем! Да не волнуйтесь, ее отмажут!»

Я и не волнуюсь, и не хочу, чтобы ее отмазывали. Но убивать-то она не хотела. Она даже в самом кошмарном своем сне не могла представить, что так будет. И она тоже чья-то дочь. И ее семья никогда не будет жить, как раньше.

Понятно, что семье, потерявшей детей, сострадаешь в миллионы раз больше. Страшно и невозможно представить, что они чувствуют и чувствуют ли что-то вообще.

Но вернет ли тех детей поток проклятий в адрес той девчонки-водителя? Смех над ее слезами в суде вернет погибших? Издевательства в интернете вернут жизни? Нет! Это только умножит зло.

И что, никто никогда по случайности не нарушал правила? Да ладно? Из-за этого не погибли люди? Вам просто повезло!

Вы уверены, что ваш выросший ребенок никогда не станет причиной чьей-то трагедии? Я вам завидую…

Травля той девчонки все исправит? Не думаю. Но не травить — не значит, что она не должна ответить по закону…

И я уверена, ничего не изменит и травля той глупой женщины. Ну посеет она страх и ужас в ее душе, ну растопчем мы ее. И что? Да ничего. Она только увидит таких же озверевших людей, как она. Пусть от боли, пусть от горя. Но озверевших.

Никогда! Никогда нельзя терять человеческое лицо! А травля — это его потеря.

«Я всегда смогу защитить своего ребенка»

Повторю, я не знаю, как правильнее. Единственное, что я для себя четко решила после этой истории — когда моя Маша с синдромом Дауна осенью пойдет в обычный детский сад, взять инициативу в свои руки. Прийти на родительское собрание и сказать:

— Дорогие родители, в этом году в нашу с вами группу придет моя младшая дочь. Она не совсем обычный ребенок. У нее синдром Дауна. Я понимаю, что кто-то из вас сейчас может начать волноваться. Это нормально. Не все встречались с такими детьми. Но не переживайте. Она прекрасная, умная, дружелюбная девочка. Ваши дети ее полюбят, а она их. Но если у кого-то все же возникнут вопросы, которые не будут давать вам покоя, вот мой телефон. Я с удовольствием с вами поговорю! Все расскажу! А еще… Я всегда смогу защитить своего ребенка. Спокойно и без истерик. Как, уверена, и вы. Это нормально. Мы же все цивилизованные люди.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.