Недавно Аня вырвала трахеостому и стала дышать сама

|
В декабре 2017 года Анну по дороге на работу сбил автомобиль. В результате – тяжелая черепно-мозговая травма, ушибы внутренних органов, переломы костей правой голени. Всего несколько дней назад Аня начала самостоятельно дышать. А вот самостоятельно есть, ходить, говорить она пока не может. Аня по профессии медсестра и не раз помогала людям. Сейчас помощь нужна Ане. Стоимость курса реабилитации 315 630 рублей.

Набрал номер мамы и услышал в трубке крик, слезы…

13 декабря в 6.20 утра Аня вышла из дома в деревне Гребнево. Торопилась на электричку в Москву – на работу. Провожать ее в тот день пошла мама, брат остался дома. «Помню, посмотрел на часы и подумал: «Что-то мамы долго нет». Взял телефон, чтобы ей позвонить, а там много пропущенных звонков. Связь у нас в деревне плохая, не всегда можно дозвониться. Набрал номер мамы и услышал в трубке крик, слезы… Мама кричала, что Аню сбила машина», – вспоминает Роман.

Он прибежал на место ДТП, когда сестру уже забирала скорая. Пытался успокоить маму и выяснить, что все-таки произошло. На дороге стояла иномарка с разбитыми фарами. Рядом 70-летний водитель и его жена. Автомобиль задел и маму, но серьезно пострадала только Аня. По данному происшествию до сих пор ведется следствие, судебного разбирательства еще не было. Никакой помощи от водителя семья Анны не получала.

Аня до аварии

В машину скорой Рому с мамой не пустили. До Фрязинской больницы они бежали бегом. Несколько часов провели у дверей реанимации.

Пока мама ходила за успокоительным, к Роме подошел реаниматолог со словами: «Готовьтесь к худшему».

В результате ДТП Аня получила тяжелую черепно-мозговую травму, многочисленные ушибы внутренних органов. Были сломаны обе кости правой голени. Врачи сделали Ане трепанацию черепа, удалили гематомы, зашили разрывы брюшины, поставили трахеостому (искусственное дыхательное горло – специальная трубочка, которая помещается хирургическим путем в трахею), обработали раны и зафиксировали правую голень аппаратом наружной фиксации. Для дальнейшего лечения перевезли в ЦКБ в Химки.

Аня взяла папку из рук врача и как будто стала читать

В реанимации Аня провела 2 недели. Прогнозов врачи не делали. В таких ситуациях нельзя ничего предсказать. «Мы с мамой приезжали в больницу каждый день и ждали новостей. Меня к сестре пустили только в первых числах января. Помню, когда Аня пришла в себя, у нее была огромная голова и пролежни на затылке, из которых вытекал гной», – рассказывает Роман.

Из реанимационного отделения Аню перевели в травматологию, в той же больнице в Химках. Потом было несколько курсов реабилитации. В июле этого года Аня впервые улыбнулась.

«Это было во Фрязинской больнице, как раз после реабилитационного курса. В палату зашел врач, в руках у него была папка.

Аня протянула руку. «Хочешь папку?» – спросил врач. Первая наша мысль была: «Сейчас она начнет из нее все рвать и выкидывать». До этого все, что мы ей давали, она кидала. А Аня подтянула левую ногу к себе, открыла папку и посмотрела в нее, как будто читает. Перевернула лист. Потом закрыла папку, отдала врачу и улыбнулась. Это был единственный момент просветления. Даже врач удивился. Сказал, что этого не может быть. Но мы это видели!» – рассказывает Роман.

Сейчас Аня дома. Родные купили ей многофункциональную кровать, на которой она может и лежать, и сидеть. Утром и вечером брат на несколько минут пересаживает ее в кресло. Обычное. Инвалидного получить пока не смогли. Аня пытается самостоятельно укрыть себя одеялом или убрать его, если жарко. Сама включает и выключает телевизор. Любит смотреть бокс. Для родных загадка, почему. Раньше Аня боксом не интересовалась. Видит хорошо. По словам офтальмолога, внутричерепного давления у нее нет.

Аня с мамой. Фото: Ольга Воронцова

Вырвала трахеостому и дышит сама

Ест Аня через гастростому – специальную трубку, через которую еда в кашеобразном или жидком состоянии проникает в желудок. «Аню кормим домашней едой, только измельчаем ее в блендере и через специальный шприц вводим по графику. Воду она пьет сама, но жевать пока не может. Как-то она протянула руку и показала мне на булочку из магазина. Я отломал кусочек, дал ей. Она поднесла ко рту. Рот не открыла. Пыталась, но занервничала и выкинула этот кусочек. Видимо, не может еще правильно скоординировать движения: открыть рот, откусить, жевать», – говорит Роман.

Фото: Ольга Воронцова

Несколько дней назад Аня начала самостоятельно дышать. Просто взяла и вырвала трахеостому. Родных напугала страшно. Но врач из Дании, который консультирует Рому по телефону, успокоил: если она дышит, трахеостома ей не нужна.

Анне нужно продолжать реабилитацию. У нее есть шанс вернуться к нормальной жизни и осуществить свои планы на будущее.

А ведь они у нее были! Ей очень хотелось продолжить учебу, получить высшее образование, заниматься фармацевтикой и помогать людям. Много раз она помогала тем, кто нуждался в ее помощи. Аню любили пациенты. Сейчас помощь очень нужна ей самой. Ее мама – пенсионерка. В семье сейчас работает только старший брат. Собрать необходимую сумму самостоятельно им не под силу. Аня чудом осталась жива и продолжает бороться за свою жизнь. Давайте ей поможем!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Темы дня
Слишком шумные дети и никакого спасения Вася П., третьеклассник девяти с половиной лет от роду, происходил…
Дети – будущие блогеры, родители жалуются, а педагоги погрязли в бумагах

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: