Чтобы помочь брошенному ребенку, нужно помочь его родителям. На этом принципе основана работа детского социально-реабилитационного центра «Вера». Семьдесят процентов прошедших через него детей вернулись в свои родные семьи.

Директор Санкт-петербургского государственного бюджетного учреждения «Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Вера»» Кирилл Шарков обижается, если кто-то — по незнанию или случайности — называет его это «детским домом». Во-первых, даже формально «Вера» — это не детский дом: дети не живут здесь постоянно, а лишь проходят временную (максимум год) реабилитацию. Но, во-вторых, «детский дом» даже как собирательное определение («место для детей, у которых нет семьи») Кирилл Шарков не приемлет чисто мировоззренчески:

— В детском доме, как правило, воспитывается иждивенец: ребенок, который знает все о своих правах, но даже не помышляет об обязанностях. Ему все должны, за него все решили и все сделали. Понятие личной ответственности ему, к сожалению, незнакомо.

Дело, само собой, не в характере детей, а в социальных и бытовых условиях, в которых детдомовец волей-неволей оказывается.

— Почти наверняка выпускник детдома выйдет во взрослую жизнь совершенно неподготовленным к самостоятельному существованию, —продолжает Кирилл Шарков. — Поэтому наш социально-реабилитационный центр ни в чем не похож на детский дом.

С детским домом «Веру» роднит лишь то, что сюда попадают дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации: в большинстве своем — из неблагополучных семей. Но вот отличия и вправду принципиальны.

«Вера» — это не детский дом даже в том смысле, что это вовсе не дом. Это несколько полноценных квартир в Адмиралтейском районе Санкт-Петербурга, светлых, чистых, хорошо отремонтированных, с максимально «домашним» интерьером. В них дети живут группами максимум по 8 человек. И это немаловажно.

— Квартира — это «свое место», «свой дом». Это что-то, напрямую связанное с семьей, — рассказывает заместитель директора центра Елена Корзетова. — А наша цель — именно вернуть ребенка в семью. Мы берем к нам в центр на реабилитацию ребенка из неблагополучной семьи не для того, чтобы накормить, согреть и отправить потом в сиротское учреждение. Нет, конечно! Мы должны его семью восстановить. Именно для этого существует реабилитация. И если по каким-то причинам нет возможности вернуть ребенка биологическим родителям, то ребенку нужно найти приемную семью.

В этом смысле жить на квартире — конечно же, под чутким присмотром воспитателей и педагогов — это именно социально-реабилитационная мера: ты здесь хозяин. Условно говоря, если ты не помоешь посуду сам, никто за тебя это не сделает. Так, по словам педагогов, воспитывается ответственность. И отсюда — уже совсем небольшой шаг остается сделать, чтобы вернуться в «настоящий дом».

Социальные квартиры центра «Вера» отличаются друг от друга — в соответствии с тем, кто в них живет. С каждой «группой» работают по-особенному, в зависимости от прошлого и будущего таких детей.

Существует квартира для несовершеннолетних, которых готовят к проживанию в приемной семье. У них, как правило, недолгий и негативный опыт личных семейных отношений. Главное, что тут пытается сделать воспитатель, — восстановить «положительный образ семьи».

На другой квартире живут детишки, которые оказались жертвами насилия — эмоционального, психологического, физического, сексуального. Под эту категорию попадают больше половины воспитанников, которые за год проходят через центр «Вера». Тут первостепенная задача педагога — вылечить психологическую травму, помочь ребенку избавиться от страха и агрессии.

«Социальная мама» — так называют воспитателя, который живет в квартире вместе с детьми. Если ребенок попадает  в центр «Вера», значит проблема общения со взрослыми стоит для него достаточно остро. Учиться выстраивать отношения с «социальной мамой» — первый шаг к тому, чтобы в будущем подружиться с мамой приемной. А в идеале — со своей родной.

«Социальная мама» — так называют воспитателя, который живет в квартире вместе с детьми. Если ребенок попадает в центр «Вера», значит проблема общения со взрослыми стоит для него достаточно остро. Учиться выстраивать отношения с «социальной мамой» — первый шаг к тому, чтобы в будущем подружиться с мамой приемной. А в идеале — со своей родной.

Есть квартира — и это местное «ноу-хау» — рассчитанная на одного ребенка в возрасте от 16 до 18 лет, которого готовят к самостоятельному проживанию. Например, в силу каких-то причин найти семью такому подростку не удалось, но у него есть возможность учиться и работать, а также есть своя жилплощадь. Тогда сотрудники социально-реабилитационного центра разрабатывают для него индивидуальную программу — и он некоторое время живет один на «адаптационной квартире», где с помощью педагогов «репетирует» будущую самостоятельную жизнь.

В двух отдельных квартирах живут мальчики и девочки — подростки в возрасте от 12 до 18 лет. На языке социальных педагогов они называются «дети с девиантным поведением»: они либо условно осужденные, либо находятся под следствием, либо вернулись из мест заключения для подростков.

И наконец, в центре «Вера» открыта квартира для детей, которых готовят к возвращению в биологическую семью. В каком-то смысле эта работа — самая сложная. Потому что к восстановлению семьи требуется подготовить не только ребенка, но и его родителей. А это подчас куда сложнее.

— Колоссальный труд — это мотивировать взрослых, — рассказывает заместитель директора центра вера Елена Корзетова. — Особенно это касается родителей подростков. Часто они считают, что раз ребенок уже сформирован, то все его проблемы — это только его проблемы: дескать, пусть педагоги и психологи с ним и работают, а нас не трогают. Но ведь дело-то именно в родителях. И работать только с ребенком — недостаточно: семью можно восстановить, только если параллельно усилия прилагает и его окружение.

И это еще один пример того, почему социально-реабилитационный центр «Вера» никак нельзя назвать детским домом: о взрослых здесь заботятся не меньше, чем о детях.

Для этого центр «Вера» — впервые в Санкт-Петербурге — открыл специализированную социальную квартиру под названием «Семейная реабилитация». В эту квартиру селят родителей с их родным ребенком, которым нужно научиться жить семьей.

— Бывает, ребенок настолько привязан к маме и папе, даже вопреки их поведению, что разлучать его с ними — просто опасно, — рассказывает заместитель директора центра Елена Корзетова. — И если у таких родителей есть желание восстановить семью и, главное, есть внутренний ресурс работать над собой и менять свою жизнь, мы берем их жить на социальную квартиру.

С такими семьями очень подробно и осторожно работают социальные педагоги и психологи. Они говорят: «Мы их не перевоспитываем. Мы их учим. Ведь почему такие родители в группе риска? Не потому что они плохие, просто они в силу своего образа жизни не усвоили для себя некоторых важных вещей — что такое семья, кто такой ребенок и т. д. Наша задача — просто заполнить эти лакуны».

В социально-реабилитационном центре «Вера» на собственном опыте убеждаются: проблемы детей невозможно решать отдельно от проблем взрослых. То, что в «Вере» скептически отзываются о детских домах, вовсе не означает, что все детские дома и люди, которые в них трудятся, — плохи. Это лишь значит, что отдать ребенка в сиротское учреждение — решить вопрос частично и временно. Настоящая помощь ребенку — восстановление или создание семьи. Это — единственный позитивный итог. Все остальное — полумера и «полупобеда». Казалось бы, банальная мысль. Но она, по всей видимости, вдохновляет сотрудников «Веры». Семьдесят процентов детей, прошедших здесь реабилитацию, вернулись к своим настоящим родителям.

Воспитанники живут в отдельных квартирах по возрастам: одна группа — от 7 до 12 лет, другая — от 12 до 18. Это попытка избежать того, что в педагогике называется «капсулированием»: когда дети разных возрастов живут все вместе, как в детском доме, образцом для маленьких становится хулиган «из старших» — он, как правило, яркий лидер. Кроме того, с маленькими и с большими воспитатели и педагоги должны работать по-разному. При этом дети разных возрастов общаются друг с другом очень часто. Например, на ежемесячных общих экскурсиях (на фото — посещение Екатерининского дворца в Царском селе). Судя по тому, как старшие общаются с младшими — они по-настоящему дружат.

Воспитанники живут в отдельных квартирах по возрастам: одна группа — от 7 до 12 лет, другая — от 12 до 18. Это попытка избежать того, что в педагогике называется «капсулированием»: когда дети разных возрастов живут все вместе, как в детском доме, образцом для маленьких становится хулиган «из старших» — он, как правило, яркий лидер. Кроме того, с маленькими и с большими воспитатели и педагоги должны работать по-разному. При этом дети разных возрастов общаются друг с другом очень часто. Например, на ежемесячных общих экскурсиях (на фото — посещение Екатерининского дворца в Царском селе). Судя по тому, как старшие общаются с младшими — они по-настоящему дружат.

 

Татьяна Викторовна Соколова — основатель отделения «Кроха», в котором живут дети от 3 до 7 лет. По сути это отдельный приют в рамках социально-реабилитационного центра «Вера». В здании «Крохи» по адресу Лермонтовский проспект, дом 51/А приют основал еще император Николай I в память своей дочери Александры, умершей во время родов. В начале 90-х в этом здании располагалась турфирма. Татьяна Соколова пришла работать именно сюда, но, узнав об истории места, решила восстановить традицию.  К тому же компания разорилась и здание покинула. Начали с воскресной школы, а позже — по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира — преобразовали школу в приют.  В приюте «Кроха» есть молельная комната, детей и сотрудников окормляет настоятель знаменитого Свято-Троицкого Измайловского собора протоиерей Геннадий Бартов. При этом приют является государственным, а значит —светским. Но, как видно, создан он был в своей время усилиями православных верующих — то есть, по существу, усилиями Церкви. Вот такой пример сотрудничества Церкви и государства.

Татьяна Викторовна Соколова — основатель отделения «Кроха», в котором живут дети от 3 до 7 лет. По сути это отдельный приют в рамках социально-реабилитационного центра «Вера». В здании «Крохи» по адресу Лермонтовский проспект, дом 51/А приют основал еще император Николай I в память своей дочери Александры, умершей во время родов. В начале 90-х в этом здании располагалась турфирма. Татьяна Соколова пришла работать именно сюда, но, узнав об истории места, решила восстановить традицию. К тому же компания разорилась и здание покинула. Начали с воскресной школы, а позже — по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира — преобразовали школу в приют. В приюте «Кроха» есть молельная комната, детей и сотрудников окормляет настоятель знаменитого Свято-Троицкого Измайловского собора протоиерей Геннадий Бартов. При этом приют является государственным, а значит —светским. Но, как видно, создан он был в своей время усилиями православных верующих — то есть, по существу, усилиями Церкви. Вот такой пример сотрудничества Церкви и государства.

В центре «Вера» знают, что приемные семьи часто нуждаются в материальной поддержке не меньше, чем дети в приютах. Это самый эффективный вклад в будущее ребенка. В центре «Вера» создан клуб приемных родителей. А также открыта семейно-воспитательная группа: потенциальный приемный родитель сначала некоторое время посещает ребенка на квартире просто как социальный работник — знакомится, присматривается. Потом на некоторое время берет ребенка жить к себе — под чутким контролем социального педагога. И только когда все эти «тесты на совместимость» пройдены, принимает окончательное решение, готов ли он стать приемным родителем.

В центре «Вера» знают, что приемные семьи часто нуждаются в материальной поддержке не меньше, чем дети в приютах. Это самый эффективный вклад в будущее ребенка. В центре «Вера» создан клуб приемных родителей. А также открыта семейно-воспитательная группа: потенциальный приемный родитель сначала некоторое время посещает ребенка на квартире просто как социальный работник — знакомится, присматривается. Потом на некоторое время берет ребенка жить к себе — под чутким контролем социального педагога. И только когда все эти «тесты на совместимость» пройдены, принимает окончательное решение, готов ли он стать приемным родителем.

 

 

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.