Главная Общество СМИ Мониторинг СМИ

Несмелая ода колеснице

Не окажусь оригинальной, если скажу, что для многих женщин их авто является незаменимой отдушиной. Здесь они чувствуют себя полноправными хозяйками. На мой взгляд, женщина за рулем — единственный положительный факт в истории глобальной эмансипации.

Я совсем не умею медленно перемещаться, считаю это непозволительной роскошью для современной женщины. Даже когда мы с мужем, сбежав от городской суеты, пытаемся прогуляться по лесу, ему никак не удается сбить меня с привычного темпа.

Сегодняшний день — не исключение. Я бегу к машине, одновременно прокручивая в голове каждый пункт списка, который лежит у меня в сумочке. Подобный перечень дел на грядущий день составляет каждая вторая женщина, будь она домохозяйкой или бизнес-леди. Иначе обязательно забудешь что-то очень важное. Например, купить лук или заплатить за квартиру. Или получить форму № 3 в ЖЭКе, погладить мужу рубашку, позвонить тренеру сына. Этот список неудержимо несет меня в водоворот событий, который к вечеру измелет меня в труху на своих безжалостных жерновах…

«Ропотники Царствия Божьего не наследуют». Поэтому каждый раз, садясь за руль своей «ласточки», могу лишь с признательностью воспеть Творцу: слава Тебе, Боже! Кто я без нее? Унывающая домохозяйка, что с тоской взирает на бег долговязых сосен в окно электрички. С одним или даже двумя киндерами электричка не страшна, а если больше? Жизнь за городом имеет огромное количество плюсов, но и один существенный минус — невозможность получать разностороннее образование по месту жительства. Половина дня школьника, живущего вблизи речки или леса, проходит в дороге. В школу, в спортивную школу, в школу музыкальную… Пока я по совместительству работаю водителем у своих же детей, мои обязанности по дому катастрофически заваливаются на бок. Как результат — издерганная мамаша, с раздражением отвечающая на даже самые безобидные вопросы детворы. Например, такой: «Мам, а когда мы есть будем?» Удивляюсь: вот у меня машин много — стиральная, посудомоечная, легковая. А у наших мам могло и одной не быть, а они все успевали. И на работе, и по дому, и еще время оставалось тихим летним вечером погрызть семечки с подружками на лавочке под подъездом.

Тем не менее, каждый раз повторяю себе заезженную фразу: «В моем случае машина не роскошь, а средство передвижения к намеченной цели — супермаркету, детскому садику, храму».

Не окажусь оригинальной, если скажу, что для многих женщин их авто является незаменимой отдушиной. Здесь они чувствуют себя полноправными хозяйками. На мой взгляд, женщина за рулем — единственный положительный факт в истории глобальной эмансипации. Как полудрагоценный камень в шкатулке с пластмассовыми побрякушками. А еще это место, где живет тишина и можно побыть одной. Каждый человек нуждается в своем личном пространстве. Для меня машина — моя крепость. Правда, залог ее надежности зависит не от крепости моих рук, сжимающих руль, и не от водительского стажа… Понимаю, что и волосы на голове все сочтены (Мф.10, 30). Доверие Богу, вера в Его безграничное милосердие и Его любовь ко всем живущим — моя единственная бесценная страховка.

За рулем я узнаю о себе нелестную правду. Свою нетерпимость и нецензурное слово, готовое сорваться с языка, всегда оправдаю некультурной ездой водителя, посягнувшего на мои права на дороге. Страсть к лихачеству оправдаю нехваткой времени. Наша шумная семейка уже не помещается в легковушку, и Податель земных благ благословил нас… микроавтобусом! Через щедрое сердце одного доброго человека — помяни, Господи, раба Твоего… И я тут же решила: на старой пусть прозябает муж, а я стану королевой! И уже пять лет сижу высоко, гляжу далеко и вот-вот взорвусь от чувства собственной значимости. Мне «не комфортно», если водитель гипердорогой иномарки не утруждает себя включением сигнала поворота и безапелляционно из крайней левой полосы делает маневр в крайнюю правую и тормозит у обочины. Сразу на ум приходят почему-то евангельские слова про окрашенные гробы, которые снаружи кажутся красивыми… Но чем я лучше? Размеры моей гордости, к сожалению, увеличились вместе с массой машины. Точный вес — две тонны восемьсот килограмм. Приходя на исповедь, я помню всю хартию своих промахов благодаря ежедневным встречам с собой — собой настоящей, сокрытой от людских глаз.

Хотелось бы надеяться, что не все так плохо. Габариты моей «ласточки» способны вместить не только мою гордость. Возможность быть полезной ближним и дальним — радость неземного происхождения. Неважно, перевожу я соседский холодильник одинокой старушке или загружаю восемнадцать (!) юных следопытов, и мы едем в музей Великой Отечественной войны. Важно, благодарную улыбку и привычное «спасибо» не принимать лишь на свой счет — спасибо все тем же «тоннам» и Тому, кто их создал. Приятно, конечно, когда эта игрушка для взрослых не только тешит самолюбие, но и является крошечным винтиком в одном громадном механизме, движимом Промыслом Божьим.

Иногда по-доброму завидую женщинам минувших столетий. Они могли позволить себе быть зависимыми, прятаться за могучей спиной мужа, оставаясь хранительницами домашнего тепла и семейного покоя. Что-то неправильное происходит сегодня вокруг, мир меняется под безжалостным прессом цивилизации. А с ним меняемся и мы — хрупкие, прекрасные, таинственные…

Вздыхая, опять сажусь за свой «штурвал» и отправляюсь в очередное плавание. На суше меня с нетерпением будут ждать те, кого необходимо вовремя одеть, обуть и накормить. Мой хозяин и господин находится в своем, не менее важном, рейде. Просто у каждого свое особое предназначение. Главное, как у Пастернака: «себя и свой жребий подарком бесценным Твоим сознавать…»

Вика Каушанская

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.