Никогда не станет родным – 5 мифов о приемных семьях

|
«Взяли ради денег, своих-то детей Бог не дал, бьют наверняка, неродные же». Мама двоих усыновленных детей Татьяна Мишкина опровергает 5 мифов о приемных семьях.

С древних времен люди сочиняли мифы и сказки, чтобы объяснить себе те аспекты жизни, которые их разум и сердце не могли по каким-то причинам вместить. Привычка эта осталась и по сей день, мы можем наблюдать это в нашей повседневной жизни. Все то, что остается неизученным, незнакомым, пугает или отталкивает обычного человека, немедленно обрастает мифами и суевериями.

К сожалению, в нашей стране сегодня такой мифологизации подверглась и приемная семья. Сколько абсурдных и несправедливых утверждений мы слышим ежедневно от людей, даже близко не знакомых с реальной жизнью и проблемами приемной семьи. Эти мифы так прочно укоренились в сознании многих людей, что переубедить их, заставить включить логику и открыть глаза и сердце – почти невозможно. Но я все же хочу попробовать начать диалог. И поговорить о пяти очень распространенных мифах о приемных родителях.

1. Сирот берут, когда свои «не получаются»

Такое случается. Но на самом деле не так часто, как все привыкли думать. Я бы вообще не ставила знак равенства между этими фактами.

Среди моих знакомых приемных мам большинство – многодетные. Причем многодетные даже без учета пришедших в семью детей из учреждений. Это как раз кажется мне очень логичным: сначала в женщине прорастает мама, копится Любовь, тренируется воля, терпение, смирение, желание заботиться и опекать. И вот, когда всего этого в избытке, сердце уже просит, ищет, на кого бы излить. И находится ребенок, который становится родным.

Не стоит обязательно видеть в решении принять в семью ребенка отчаяние и безысходность. Очень часто это происходит не от горя, а совсем наоборот.

Хотя бывает по-разному, и даже горе может обернуться большой радостью, а потеря – чудесным обретением.

Фото из семейного архива Татьяны Мишкиной

2. Детей берут из-за денег, потому что государство платит большие пособия

Одна моя подруга, мама троих кровных ребят, когда взяла опеку над малышом с особенностями развития, услышала от соседа сакраментальное:

– И правильно! Хоть финансовое положение поправите!

Все здорово! Не понятно одно – отчего такой находчивый и сообразительный сосед не поправит свое материальное положение таким простым и надежным способом? Поди, тоже не олигарх!

На самом деле подобные перлы высказывают обычно люди, очень далекие от мысли самим усыновить или взять под опеку ребенка. Удобно. Все сразу понятно – мол, «я не такой, не могу же наживаться на сиротках». И логично предположить, что в глазах такого вот соседа приемные родители – как раз «такие».

Возможно, есть такие случаи, когда пособия играют большую, может быть определяющую, роль. Спорить не вижу смысла. Я сама лично про них не знаю, но, вероятно, они есть.

Точно так же, как есть взрослые кровные дети, переписавшие на себя квартиры родителей и выгнавшие стариков умирать на улицу.

Есть мамы, рожающие второго ребенка ради материнского капитала.

Или того хлеще – «многодетные мамы», пользующиеся всеми льготами и привилегиями при том, что их дети годами проживают свою недетскую жизнь в реабилитационных центрах – «временно, в связи со сложной жизненной ситуацией».

У этих детей нет даже шанса попасть в нормальную приемную семью, так как они живут в системе без статуса, их нельзя усыновить или взять под опеку. Так называемые социальные сироты. Их в детских домах около 80%.

Но блюстители морали и любители произвести подсчеты в чужом кошельке не дадут себя с толку сбить – главное, чтоб не ради денег! Нечего им платить, пусть так берут, бесплатно!

3. Больных брать выгодно – за них платят больше!

Пока сам не коснешься этой темы, невозможно узнать, сколько в нашей стране стоит реабилитация, лечение, образование, даже просто правильное питание ребенка, имеющего особые потребности.

Я могу привести пример нашей семьи. На момент, когда мы стали родителями Саши и Жени, мой муж работал финансовым директором в крупной и стабильной компании. Его ежемесячного оклада вполне хватало на обеспечение нам всем нормальной жизни даже без учета пособий по инвалидности детей.

Но после прошлогодней многомесячной эпопеи с Сашиной операцией, когда мы в течение нескольких месяцев безуспешно пытались собрать анализы и при этом не допустить простуд и ОРВИ, Сергею пришлось оставить стабильную работу и уйти во фриланс.

Понятно, что после успешно проведенной операции вернуть себе прежнюю работу (в примерно такой же должности) без потери в зарплате оказалось очень сложно. Мы, конечно, не бедствуем, но многие статьи бюджета пришлось пересмотреть и урезать. И, понятно, есть определенные опасения, связанные с тем, как отнесутся надзирающие органы к тому факту, что наш папа официально не трудоустроен.

К слову, поскольку мы с мужем наших малышей усыновили, мы получаем теперь ровно те же пособия и выплаты, что и все кровные родители детей с инвалидностью. Никаких особых ежемесячных выплат за то, что дети не наши кровные, нет.

Фото из семейного архива Татьяны Мишкиной

4. Насилие в приемной семье – в порядке вещей

К несчастью, так рассуждают очень многие. Совсем недавно мы сами были вынуждены оправдываться перед участковым педиатром и объяснять, откуда у нашей дочери двух с половиной лет появился синяк.

Врач дословно сказала:

– Я обязана сообщать, они же у вас не родные!

Конечно, определенный риск конфликта есть, особенно в период адаптации. Это очень тяжело и сложно – собирать по кусочкам разрушенное доверие к миру и людям, заново учить открываться, любить, доверять. Иногда невыносимо почти – и для родителей, и для детей.

Многие мамы, я в том числе, обращаются за психологической помощью к специалистам, потому что не в силах самостоятельно справиться, нужна помощь. Очень грустно, что общество так предвзято зачастую судит, совершенно не разбираясь в таких вопросах, как адаптация приемного ребенка, депривация, расстройство привязанности.

Но! Никто не учитывает тот факт, что взять в семью ребенка не так просто. Люди проходят через кучу сложностей, собирают документы, справки, проходят проверку органами опеки, сдают экзамен в школе приемных родителей. В большинстве своем до реального принятия в семью ребенка доходят самые мотивированные, уже кое-что об этом знающие, теоретически подготовленные люди.

Ребенок не может быть принят в семью «случайно», незапланированно, как зачастую рождаются у многих дети. Приемное родительство почти всегда сознательный выбор. А сознательный человек все же не так подвержен страстям и эмоциям, ведущим к насилию.

Статистика – вещь упрямая. В приемных семьях не больше насилия, чем в кровной семье! Очень трудно бывает в это поверить, ведь с федеральных каналов, да и с местных, постоянно звучит мысль о том, что приемный малыш – всегда в группе риска! Что неродная мать и есть неродная. Берут из-за денег, не любят, бьют, эксплуатируют. И многие верят, говорят, мол, нет дыма без огня.

Почему так происходит? Да потому, что одним выгодно врать, а другим – в это верить. И нет нужды разбираться, выяснять правду.

Просто кинуть камень в приемную маму проще, как-то логичнее. Это привычно, это в нашей культуре. Даже в сказках очень часто мачеха – источник зла.

Фото из семейного архива Татьяны

5. Приемный ребенок никогда не станет родным

Наверно, не у всех и не всегда родство получается воссоздать. Многие люди, выросшие в приемных семьях, так и не становятся их частью, ощущают себя чужаками. И, когда детство заканчивается, – уходят.

Это нормально, даже естественно. В любом случае, жизнь в семье, в обществе – это намного лучший вариант, чем существование в стенах детского учреждения.

Люди могут не стать родителями в полном смысле слова, но хотя бы дать ребенку возможность расти и развиваться, могут помочь, поддержать его в такой сложный момент, дать заботу, воспитание и образование. Любовь рождается не всегда, это правда. Но она может родиться. Я сама тому свидетель и доказательство.

Педиатр, назвав моих детей «неродными», ошиблась. Они мне родные – от макушки до кончиков пальцев, до последней клеточки, слезинки, улыбки, мысли. Они мои родные, рожденные сердцем. И я им родная, их мама.

Однажды на занятиях в детском развивающем центре у Жени спросили:

– Это чья мама?

– Мой! – заулыбался Женек и обнял мою ногу.

– Нет, – поправила его педагог, – не «мой», а «моя». Это папа твой, а мама – она же «моя».

Женя, который, видимо, не совсем понял тонкости языка, ничуть не смутился:

– Нет! – сказал он очень уверенно, – МОЙ мама, МОЙ папа. И Саша МОЙ. А не твой.

Зазвучал смех, и все оставили пока попытки его переучить.

Фото из семейного архива Татьяны Мишкиной

К слову, в кровных семьях душевное и духовное родство вовсе не такая уж частая вещь. И, к сожалению, повзрослевшие дети уходят, оставляя и кровных матерей, и отцов. Часто между родными по крови людьми нет близости, нет взаимопонимания, нет переживания друг за друга – всего того, что и составляет настоящее родство.

Приемная семья, как и кровная – сложный живой организм, который меняется и развивается, переживает кризисы и болеет.

Не стоит бросать камни в людей, которые решаются пустить в свой дом и в свою жизнь не родного по крови ребенка. И не надо даже гадать над мотивами этих людей, грубо вторгаться в их личное пространство, любопытствовать, судить, ставить диагноз.

Тем более не стоит делать это людям, очень далеким от темы усыновления. По незнанию можно запросто наломать дров, причинить боль, разрушить чью-то жизнь. Чужая семья, как и душа – потемки. Если есть желание помочь, можно попробовать это сделать – деликатно и очень бережно, удостоверившись сперва, что ваша помощь нужна.

Чем судить и верить мифам, лучше подумать о себе, своей жизни, найти в ней несовершенства, ошибки и начать их исправлять. Ведь, по сути, именно в этом и должна состоять наша жизнь, а вовсе не в «разборах полетов» людей, чья жизнь и чей выбор кажутся нам странными.

Источник

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Почему автоинспекции некогда ловить нарушителей, а агрессивные водители боятся психиатров

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: