Николай Бреев: «Православные читатели тоскуют по любви и единству»

455 лет назад, 14 марта по новому стилю на свет вышла первая печатная книга в России – «Апостол» Ивана Федорова. Кто продолжает путь первого русского книгопечатника сегодня? Ко Дню православной книги мы подготовили интервью с генеральным директором православного издательства «Никея», членом Издательского Совета РПЦ Николаем Бреевым. О вызовах цифровой эпохи, проблеме разделения Церквей и запросе общества на новую духовность.

День православной книги, который мы отмечаем 14 марта, связан с выходом «Апостола» и именем русского первопечатника, диакона Ивана Федорова. Для вас лично этот факт имеет значение?

– Не могу сказать, что как-то отдельно думал о связи Дня православной книги и «Апостола». Наверное, еще не дорос, чтобы серьезно копаться в истории книгоиздания – к сожалению, на такие вещи обычно не хватает времени. Но, безусловно, это была веха, информационная революция. Книгопечатание позволило людям выйти на новый уровень культуры и просвещения. Христианство получило новый способ распространения.

Что-то подобное происходит и сегодня. Только теперь знания стали доступны не только через книгу, но и через другие мультимедийные формы. Возможно, мы даже до конца не осознаем, что живем в эпоху такой же информационной революции.

Интересно, что все основные памятники книгоиздания – это именно религиозная литература. Библия Гутенберга, упомянутый «Апостол», даже шумерские таблички. Правда, если не брать в расчет историю с упоминанием в них всемирного потопа, то они, конечно, не о христианстве, но все равно в основном о религии.

Как вы думаете, почему людям так важно отразить свою веру именно в письменной форме? И есть ли в связи с этим какие-то особые перспективы именно у православной книги?

– Мне кажется, неверно говорить так только о книге. Если взять архитектуру – огромные и красивейшие строения, которые иногда превосходят возможности человека – это все о религии: пирамиды в Египте и в Мексике, Стоунхендж, прекрасные средневековые базилики. Все это объекты, в которые люди вкладывали максимальное количество ресурсов, сил, все свое религиозное чувство. А, например, И.С. Бах вкладывал то же самое в музыку.

Но на примере книги я вижу, что парадигма изменилась. Наше движение вперед, прогресс и искусство связаны теперь не с религиозными чаяниями, а с чем-то другим. Религиозная мысль не является больше центром письменной культуры. Поэтому разговор об особых перспективах православной книги кажется надуманным. Система координат другая, в центре – человек и его ценности.

Это не означает, что люди стали задавать себе меньше духовных вопросов. Просто выражаются они по-другому. Был ли средневековый крестьянин погружен в богословский контекст? Думаю, нет. Это было традиционное общество, в котором существовали свои механизмы выстраивания жизни, отличные от наших. Сегодня повсеместно доступно образование, практически каждый имеет доступ к большому количеству информации. Можно получать знания самостоятельно. Все это, безусловно, имеет свои огромные плюсы.

Для того, чтобы владеть информацией, уже не нужно покупать собрание сочинений, достаточно иметь смартфон. Писание можно читать через мобильное приложение. Влияет ли это на ценность книги как материального объекта?

– Конечно, частично происходит замещение. Но я, на самом деле, давно выработал для себя понимание книги не только как материального объекта, но и как особого формата. Есть очень короткие форматы, через которые мы можем емко доносить суть, выражать мысль в афоризмах и реагировать на события, но для последовательной мысли или рефлексии, конечно, необходим длинный формат.

Поэтому вопрос не в том, будет ли книга жить – конечно, будет, и то же самое с православной книгой. Вопрос, какую долю информационного пространства будут занимать именно печатные издания.

Прогнозов делать не буду.

Однако совершенно точно всегда будет существовать активно читающая часть общества, которая раньше называлась интеллигенцией, а сейчас все чаще креативным классом: люди, которые создают смыслы, и те, кто готов в это погружаться.

Конечно, тех, кто читает редко или кому это не нужно совсем, всегда будет больше, и это нормально. Так было всегда. Если вспомнить советское время, тиражи были огромные, но причина этого была отнюдь не в экономическом спросе. Это была политика государства, которое активно субсидировало книгоиздание и через это осуществляло важную просветительскую миссию.

В ноябре «Никее» исполнилось 10 лет. Изменилcя ли за это время ваш взгляд на то, каким должно быть издательство и куда оно должно двигаться?

– Направление не поменялось. Возможно, поменялось видение и его масштаб. Понимание глубины проблемы – с одной стороны, и широты возможностей – с другой. Появляются новые интересные факты, накапливается опыт, и мы, конечно, меняемся.

Главное – нам есть для кого делать книги. Сегодня невоцерковленная и даже нерелигиозная аудитория очень заинтересована в поиске новой духовности, ценностных ориентиров. Многих людей интересует возможность личностного роста, возрастания и упорядочивания своей жизни. И, конечно, когда люди начинают об этом задумываться – духовная сторона бытия человека всплывает и дает о себе знать. Это – зона нашего действия и развития как издательства.

Одновременно с этим для нас основной вызов сейчас – это рост внерелигиозной духовности. Это даже не христианство без Христа, а просто религия вне каких-либо норм и традиций: есть Бог или некое божественное начало, ощущая которое люди пытаются анализировать собственную духовность и вырабатывать свой личный набор практик на пути к этому абстрактному абсолюту.

Христианство имеет принципиальные отличия от такого мировоззрения. Мы верим в личностного Бога, в Иисуса Христа. И наша вера сейчас подвергается серьезному испытанию, т.к. люди рядом с нами в целом стали гораздо более продвинутыми и внимательными в духовных вопросах. Это вызов: каким образом мы можем обосновать жизненность и актуальность своей веры, прежде всего, перед собой и во вторую очередь – перед людьми, которые этим интересуются. Донести, как мы сами понимаем христианство, как мы его проживаем и насколько мы ему следуем. Сегодня нам надо научиться свидетельствовать о Христе не только страданиями, но и своей жизнью.

Вот это, наверное, и есть вектор нашего развития.

А контекст современной внешней и внутренней политики и проблема разделения и размежевания Церкви как-то влияет на «Никею»?    

– Думаю, выработать свой ответ и подход к подобным ситуациям – это задача частная, то есть каждого конкретного человека. Касательно издательства – мы наблюдаем в среде наших читателей некую тоску – по единству, по любви, по христианской общности и взаимопониманию. И, наверное, мы должны отвечать именно на этот запрос.

В принципе, никаких преград, кроме канонического общения, между представителями разделенной Церкви нет. И диспутов на эту тему не ведется. Скорее это воспринимается как болезненное недопонимание, но на каком-то другом, общецерковном уровне. На личностном уровне и уровне сотрудничества отдельных организаций этого нет. К примеру, у «Никеи» сохранились контракты с издательствами, которые работают на канонической территории Константинопольской Церкви. И не только контракты, но и хорошие отношения.

Насколько сегодня определение «православная» может служить гарантом качества и определенного художественного уровня книги?

– Сложный вопрос – что такое вообще православная книга? Сам для себя я даже, честно говоря, не делю книги по этому признаку. Скорее я делю их на полезные и неполезные. Среди православных тоже есть книжки неполезные. Например, это книги, которые на сайте Издательского Совета РПЦ находятся в разделе не рекомендованных к распространению. Книги, которые на самом деле являются псевдорелигиозными. Но не только.

Тут есть, конечно же, момент личного выбора и вкуса. Про себя я точно знаю, какие книги мне читать неполезно и неинтересно. Для этого нужно иногда погрузиться, прочитать несколько страниц, иначе трудно вычленить среди огромного массива книг важное для себя и своей духовной жизни.

В продаже сейчас очень много всего. И иногда люди начинают коммерциализировать религиозное мировоззрение, спекулировать на духовности. В таких случаях ни о каких гарантах речи уже не идет. Вместе с тем есть множество книг совершенно замечательных, читая которые ощущаешь настоящую радость. Но важно не забывать почаще возвращаться к главной православной книге, развивать свое понимание христианства через хорошую литературу, но с оглядкой именно на нее, и книга эта, разумеется, Евангелие.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: